Освоение Сибири и Дальнего Востока

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В освоении Сибири и Дальнего Востока русскими тесно переплелись вольнонародное стихийное заселение и переселение «государевым указам». Местное населенье или прямо завоевывалось, или добровольно входило в состав Русского государства надеясь найти защиту от воинственных соседей.

С Зауральем русские люди познакомились еще на рубеже XI—XII вв., однако массовое заселение из Европейской России на восток началось с конца XVI в., после похода на сибирского хана Кучума казачьей дружины во главе атаманом Ермаком Тимофеевичем. В октябре 1582 г. отряд занял столицу ханства г. Сибирь (Кашлык, Искер). Поход Ермака (сам он погиб в одной из стычек) нанес смертельный удар Кучумову «царству»: оно уже не могло успешно противостоять царским войскам, которые, включив в свой состав уцелевших соратников Ермака, двинулись по проложенному пути. в 1586 г. государевыми служилыми людьми была основана Тюмень, в 1587 г. недалеко от бывшей Кучумовой столицы возник Тобольск, вскоре тоже ставший главным городом Сибири. Более северные районы — в верховьях Тавды и в низовьях Оби — были закреплены за Российским государством в 1593—1594 гг., после постройки Пелыма, Берёзова и Сургута, более южные — по среднему Иртышу — прикрыл в 1594 г. новый город Тара. Опираясь на эти и другие, менее значительные, крепости, служилые люди (казаки, стрельцы) и люди промышленные (охотники на пушного зверя) стали быстро продвигать пределы России «встречь солнца», сооружая по мере продвижения новые опорные пункты, многие из них вскоре превращались из военно-административных центров в центры торговли и ремесла.

Слабая заселенность большей части районов Сибири и Дальнего Востока явилась главной причиной быстрого продвижения небольших отрядов служилых и промышленных людей в глубь Северной Азии и его сравнительной бескровности. Сыграло свою роль и то обстоятельство, что освоение этих земель осуществлялось, как правило, закаленными и опытными людьми. В XVII в. основной переселенческий поток за Урал шел из северорусских (поморских) городов и уездов, жители которых обладали необходимыми промысловыми навыками и опытом передвижения как по Ледовитому океану, так и по таежным рекам, были привычны к лютым морозам и гнусу (мошкаре) — подлинному бичу Сибири в летнее время.

С основанием в 1604 г. Томска и в 1618 г. Кузнецка в основном завершилось продвижение России на юг Западной Сибири в XVII в. На севере же опорным пунктом в дальнейшей колонизации края стала Мангазея — город, основанный служилыми людьми у Полярного круга в 1601 г. на месте одного из зимовий промышленников. Отсюда немногочисленные русские ватаги стали продвигаться в глубь восточносибирской тайги на поиски «непроведанных» и богатых соболем «землиц». Широкое использование с той же целью южных путей началось после сооружения в 1619 г. Енисейского острога, ставшего еще одной важной базой освоения сибирских и дальневосточных земель. Позднее енисейские служилые люди выступали из Якутска, основанного в 1632 г. После похода отряда томского казака Ивана Москвитина в 1639 г. по р. Улье к Тихому океану выяснилось, что на востоке русские подошли вплотную к естественным пределам Северной Азии, однако земли к северу и югу от Охотского побережья были «проведаны» лишь после целого ряда военных и промысловых экспедиций, отправленных из Якутска. В 1643—1646 гг. состоялся поход якутских служилых людей во главе с Василием Поярковым, обследовавших р. Амур. Более удачные походы совершил туда же в 1649—1653 гг. Ерофей Хабаров, фактически присоединивший Приамурье к России. В 1648 г. в плавание вокруг Чукотского полуострова из устья Колымы отправились якутский казак Семен Дежнёв и «торговый человек» Федот Алексеев Попов. С ними пошли около 100 человек на семи судах, до цели похода — устья р. Анадырь — добрался лишь экипаж дежневского судна — 24 человека. В 1697—1699 г. сибирский казак Владимир Атласов прошел почти всю Камчатку и фактически завершил выход России к ее естественным рубежам на востоке.

К началу XVIII в. количество переселенцев на всем пространстве от Урала до Тихого океана составило около 200 тыс. человек, т. е. сравнялось с численностью коренных жителей. При этом плотность русского населения была наивысшей в Западной Сибири и значительно уменьшалась по мере продвижения на восток. Наряду со строительством городов, прокладкой дорог, налаживанием торговли, надежной системы связи и управления, важнейшим достижением русских переселенцев в конце XVII в. стало распространение хлебопашества практически на всей пригодной для него полосе Сибири и Дальнего Востока и самообеспечение некогда «дикого края» хлебом. Первый этап сельскохозяйственного освоения североазиатских земель проходил при сильнейшем противодействии кочевых феодалов юга Сибири, Монголии и маньчжурской династии Китая, стремившихся не допустить укрепления российских позиций на сопредельных и наиболее пригодных для хлебопашества территориях. В 1689 г. Россия и Китай подписали Нерчинский мирный договор, по которому русские вынуждены были оставить Амур. Борьба с другими противниками была более успешной. Опираясь на редкую цепь острогов в Тарском, Кузнецком и Красноярском уездах, русским удалось не только отразить набеги кочевников, но и продвинуться дальше к югу. В начале XVIII в. возникли города-крепости Бийск, Барнаул, Абакан, Омск. В результате Россия приобрела земли, ставшие позднее одной из главных ее житниц, и получила доступ к богатейшим недрам Алтая. С XVIII в. там стали выплавлять медь, добывать серебро, столь необходимое России (собственных месторождений у нее ранее не было). Еще одним центром добычи серебра стал Нерчинский уезд.

XIX век ознаменовался началом разработки в Сибири золотоносных месторождений. Первые их прииски были открыты на Алтае, а также в Томской и Енисейской губерниях; с 40-х гг. XIX в. золотодобыча развернулась на р. Лене. Ширилась сибирская торговля. Еще в XVII в. всероссийскую известность получила ярмарка в Ирбите, расположенном в Западной Сибири, на границе с европейской частью страны; не менее известной была и забайкальская Кяхта, основанная в 1727 г. и ставшая центром русско-китайской торговли. После экспедиций Г. И. Невельского, доказавшего в 1848—1855 гг. островное положение Сахалина и отсутствие китайского населения в низовьях Амура, Россия получила удобный выход к Тихому океану. В 1860 г. с Китаем заключили договор, согласно которому за Россией закреплялись земли в Приамурье и Приморье. Тогда же был основан г. Владивосток, превратившийся впоследствии в главный тихоокеанский порт России; ранее такими портами были Охотск (основан в 1647 г.), Петропавловск-Камчатский (1740) и Николаевск (1850). К концу XIX в. произошли качественные изменения в транспортной системе всей Северной Азии. В XVII в. основным было здесь речное сообщение, с XVIII в. с ним все более успешно соперничали сухопутные дороги, прокладываемые вдоль раздвигающихся южных границ Сибири. В первой половине XIX в. они сложились в грандиозный Московско-Сибирский тракт, соединявший крупнейшие южносибирские города (Тюмень, Омск, Томск, Красноярск, Иркутск, Нерчинск) и имевший ответвления как к югу, так и к северу — вплоть до Якутска и Охотска. С 1891 г. за Уралом стали вступать в строй отдельные участки Великого Сибирского железнодорожного пути. Он строился параллельно Московско-Сибирскому тракту и был завершен в начале XX в., когда наступил новый индустриальный этап в освоении Северной Азии. Индустриализация продолжалась до самого последнего времени, подтверждая пророческие слова М. В. Ломоносова, что «российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном». Наглядное тому подтверждение — тюменская нефть, якутские алмазы и золото, кузбасский уголь и норильский никель, превращение городов Сибири и Дальнего Востока в индустриальные и научные центры мирового значения.

В истории освоения Сибири и Дальнего Востока есть и мрачные страницы: далеко не все из произошедшего на этой территории за последние столетия имело и имеет положительное значение. В последнее время территории за Уралом вызывают большую тревогу из-за накопившихся экологических проблем. Еще свежа память о Сибири как месте каторги и ссылки, главной базе ГУЛАГа. Коренным обитателям освоение Северной Азии, особенно на начальном этапе русской колонизации края, принесло немало бед. Оказавшись в составе Российского государства, народы Сибири и Дальнего Востока должны были платить натуральную подать — ясак, размер которого хотя и уступал налогам, возлагавшимся на русских переселенцев, но был тяжел из-за злоупотреблений администрации. Пагубные последствия для некоторых родов и племен имели ранее неведомое им пьянство и инфекционные болезни, занесенные переселенцами, а также оскудение промысловых угодий, неизбежное в ходе их сельскохозяйственного и промышленного освоения. Но для большинства народов Северной Азии положительные последствия русской колонизации очевидны. Прекратились кровавые усобицы, аборигены переняли у русских более совершенные орудия труда и эффективные способы хозяйствования. У некогда бесписьменных и еще 300 лет назад живших в каменном веке народов появилась своя интеллигенция, в том числе ученые и писатели. Неуклонно росла и общая численность коренного населения края: в середине XIX в. она достигла уже 600 тыс. человек, в 20—30-х гг. XX в. — 800 тыс., а в настоящее время составляет более миллиона. Русское население Северной Азии увеличивалось за эти годы еще быстрее и в середине XIX в. насчитывало 2,7 млн. человек. Теперь оно превышает 27 млн., но это результат не столько естественного прироста, сколько интенсивного переселения за Урал уроженцев Европейской России. Оно приняло особенно крупные размеры в XX в., причин тому несколько. Это столыпинская аграрная реформа, раскулачивание в конце 1920—1930-х гг.; широкая вербовка рабочей силы для строительства на востоке страны заводов, рудников, дорог, электростанций в годы первых пятилеток; освоение целинных земель в 1950-е гг., разработка нефтегазовых месторождений, гигантские новостройки Сибири и Дальнего Востока в 1960—1970-е гг. И в наши дни, несмотря на все трудности, продолжается освоение сурового, но сказочно богатого и далеко не исчерпавшего своих потенциальных возможностей края, ставшего 300 лет назад российской землей.