ЯЗЫК И МЫШЛЕНИЕ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

У языка две основные функции: он является орудием человеческого мышления и орудием общения людей друг с другом. И сам язык может существовать и развиваться только потому, что он одновременно выполняет обе эти функции.

Сравним язык с теми сигнальными средствами, которыми пользуются животные Таких средств очень много. Например, пчела, вернувшись в улей, исполняет своеобразный «танец»: такой «танец» сигнализирует другим пчелам, куда следует лететь за цветочным соком. Птицы сигнализируют криком об опасности В стае обезьян гамадрилов используется свыше десятка различных сигнальных звуков. Это средства связи, средства сигнализации. Но они не похожи на слова человеческого языка: эти звуки не обладают значением (как слова в человеческом языке). Это просто сигналы, которые автоматически «включают» то или иное поведение других животных, как выстрел стартового пистолета заставляет легкоатлетов начать бег.

Слова человеческого языка тем и отличаются, что они имеют значение и для того, кто говорит, и для того, кто слушает. Слова человек, собака, звезда, любовь — это не просто набор звуков: все они вызывают в нашем сознании представление о том, что за ними стоит. А стоит за ними общечеловеческое знание об окружающем нас мире, об обществе, о нас самих. А что значит «общечеловеческое»' Это не только то, что мы знаем из нашего личного опыта, а прежде всего то, что мы узнали от родителей и учителей, из книг, газет, телевизионных передач.

И мыслим мы при помощи тех же значений. Ведь что значит «мыслить»? Это значит узнавать что-то новое о мире, комбинируя и преобразуя те знания, те сведения, которыми мы в данный момент располагаем. В условиях математической задачи уже содержится возможность ее решения, но ее надо еще решить' Когда Альберт Эйнштейн начал создавать теорию относительности, все нужные для этого эксперименты были проделаны и все основные законы физики установлены; подвиг Эйнштейна заключался в том, что он сумел мыслить по-новому, пришел к, казалось бы, парадоксальному выводу, пользуясь только новым путем рассуждения

И вот те знания, которые нужны нам для мышления, как раз и существуют для нас в форме значений.

Иногда и само мышление, вернее, рассуждение протекает в четких языковых формах, как бы вслух. Вот знаменитый силлогизм: «Все люди смертны. Сократ — человек. Следовательно, Сократ смертен». Здесь используются не только слова (смертный, Сократ, человек), ио и определенные грамматические конструкции.

Но человек редко «мыслит вслух», пользуясь грамматикой и фонетикой языка. Гораздо чаще он мыслит при помощи внутренней речи, т. е. «про себя». Строение внутренней речи отличается от законов строения речи «внешней»: она свернута, в ней нет ничего лишнего.

При мышлении человек пользуется не только значениями слов, но и образами (поэтому иногда говорят о наглядно-образном мышлении). А знаменитый философ-диалектик Гегель обратил внимание на то, что и непосредственная трудовая деятельность,— скажем, труд каменщика — обязательно требует мышления, и в этом случае человек в определенном смысле мыслит самими своими действиями. Это очень точное наблюдение: ведь трудовые действия человека всегда осмысленны.

Но все-таки основное орудие мышления — это язык. Именно поэтому Карл Маркс назвал язык «непосредственной действительностью мысли».