Эпоха «оттепели» в СССР

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Десятилетие 1954—1964 гг. вошло в нашу историю как время «оттепели». Она началась еще в 1953 г., вскоре после смерти И. В. Сталина. «Эпоха зрелищ кончилась, идет эпоха хлеба...». Эти строки поэта Б. Слуцкого верно отражали настроения в о б т ществе. Народ давно ждал перемен к лучшему. Все послевоенные годы Советский Союз жил в постоянном перенапряжении. Советская экономика задыхалась под бременем военных расходов, гонки вооружений с Западом. Промышленность и сельское хозяйство требовали технического перевооружения. Люди остро нуждались в жилье, полноценном питании. В тяжелом положении находились узники сталинских лагерей (ГУЛАГ), которых к началу 50-х гг. насчитывалось в общей сложности около 5,5 млн. человек (см. Советское общество в 1945—1953 гг.). Крайности сталинского режима: репрессии, беззаконие, обожествление личности «вождя» — были настолько очевидны для ближайшего окружения Сталина, что без их преодоления пути вперед не было. Лишь три человека из властной элиты — Г. М. Маленков, Л. П. Берия и Н. С. Хрущев могли реально претендовать на то, чтобы возглавить Советское государство после смерти «отца народов». Каждый из них осознавал невозможность сохранения тоталитарной системы (см. Тоталитарный режим в СССР). Для сталинских наследников непреложной истиной была необходимость продолжить курс на построение коммунистического общества, на укрепление военной и индустриальной мощи страны, на поддержку коммунистических режимов в других странах. Поэтому никто из претендентов на власть не был готов к серьезной «ревизии» коммунистической идеи. В жесткой закулисной борьбе за власть победил Хрущев. Летом 1953 г. «лубянский маршал» Берия был арестован по обвинению в заговоре с целью захвата власти и в декабре того же года расстрелян вместе с шестью ближайшими сотрудниками. Устранение Берия положило конец массовому террору в стране. Из тюрем и лагерей стали возвращаться политические заключенные. Их рассказы, а также слухи о забастовках и восстаниях узников ГУЛАГа оказали сильное воздействие на общество. Нараставшее «снизу» давление способствовало развертыванию критики сталинского режима и самого Сталина. У экс первая робкая критика «культа личности Сталина» разбудила советское общество, породила надежды на изменение жизни к лучшему. В руководство страны пошел мощный поток писем, предложений, просьб.

Н. С. Хрущев стал инициатором многочисленных, порой плохо продуманных и непоследовательных реформ по демократизации и либерализации советского общества. Первые преобразования начались уже в 1953 г. с ликвидации советского «крепостного права» в деревне. Колхозам и совхозам была дана относительная самостоятельность. С личных хозяйств были «списаны» все долги, накопившиеся с военных лет, вдвое уменьшен сельхозналог, снижены нормы обязательных натуральных поставок, введенные при Сталине и державшие деревню в полуголодном состоянии. Даже эти частичные меры позволили обеспечить рост сельскохозяйственного производства. К 1958 г. его валовая продукция выросла вдвое, сельское хозяйство впервые стало рентабельным.

В 1956 г. была ликвидирована система принудительного труда, закреплявшая людей на их рабочих местах, отменены суровые наказания на предприятиях, жители деревни обрели гражданские права, профсоюзы — право контроля за увольнением работников, нормами выработки, тарифными ставками.

В это время позиция Хрущева в руководстве настолько укрепилась, что он мог сделать новый шаг. На XX съезде КПСС, состоявшемся в феврале 1956 г., на закрытом заседании Хрущев заявил о личной причастности Сталина к массовым репрессиям, жестоким пыткам заключенных, о гибели по вине «вождя» выдающихся полководцев. На него докладчик возложил вину за развал сельского хозяйства, за поражение Красной Армии на начальном этапе Великой Отечественной войны, за грубые просчеты и извращения в национальной политике. «Секретный» доклад на XX съезде, приведший в шок большинство его делегатов, не стал достоянием широкой общественности и был опубликован в печати лишь в 1989 г.

Осуждая преступления Сталина, Хрущев не затронул природы советской тоталитарной системы. Он не был готов к демократизации общественных институтов, к тому, чтобы включить в борьбу за реформы либерально настроенные слои интеллигенции — писателей, публицистов, ученых, чьими усилиями в начале 50-х гг. создавались идейные предпосылки «оттепели». По этой причине хрущевская «оттепель» так и не стала настоящей весной. Частые «заморозки» после XX съезда отбрасывали общество назад. В начале 1957 г. более 100 человек были привлечены к уголовной ответственности за «клевету на советскую действительность». От 6 до 10 лет заключения получили члены группы аспиранта МГУ Л. Краснопевцева. Они выпустили листовку, в которой содержались призыв к борьбе со сталинской системой угнетения, требование суда над всеми сообщниками Сталина. Противоречивыми были и действия Хрущева в экономическом и внешнеполитическом курсах. Жестокое подавление восстания венгерского народа в 1956 г. оказало огромное воздействие на судьбу реформ, положило предел дальнейшей либерализации. Тем не менее XX съезд ускорил развитие многих новых процессов в экономике, политике, духовной жизни. Прежде всего ускорилась реабилитация узников ГУЛАГа. Чрезвычайные комиссии с широкими полномочиями непосредственно в местах заключений и ссылок решали многие вопросы, началось массовое освобождение заключенных. Была восстановлена национальная автономия 5 народов, несправедливо депортированных в Среднюю Азию и Казахстан. В феврале 1957 г. Верховный Совет РСФСР восстановил Чечено-Ингушскую АССР в составе России, образовал Калмыцкую автономную область (с 1958 г. — автономная республика). Кабардинская АССР была преобразована в Кабардино-Балкарскую АССР, а Черкесская автономная область — в Карачаево-Черкесскую. Крымские татары, турки-месхетины, немцы реабилитированы не были. Тем не менее практически ликвидировалась вся система политических репрессий.

С середины 50-х гг. более демократичным стало руководство культурой. Читатель наконец получил доступ к произведениям, незаслуженно забытым или ранее неизвестным. Публиковались запрещенные стихи С. Есенина, А. Ахматовой, М. Цветаевой, рассказы М. Зощенко. Начали выходить 28 журналов, 7 альманахов, 4 литературно-художественные газеты. Историкам стало легче изучать прошлое. Важное значение имели постановления ЦК КПСС от 28 мая 1958 г. «Об исправлении ошибок в оценке опер «Великая дружба», «Богдан Хмельницкий», «От всего сердца». Впервые КПСС пыталась публично признать свои ошибочные решения по вопросам искусства. Публикация в журнале «Новый мир» повести А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» открыла запретную для советской литературы тему сталинских лагерей, массового террора. Вместе с тем Б. Пастернака несправедливо исключили из Союза писателей СССР за напечатание за рубежом романа «Доктор Живаго» (запретили ему выехать в Швецию за получением Нобелевской премии в области литературы). «Дело» Пастернака четко определило границы «оттепели» в духовной жизни. Попытки партийного руководства в начале 60-х гг. вернуться к жесткой регламентации художественного процесса оттолкнули от реформаторов творческую интеллигенцию.

Во второй половине 50-х — начале 60-х гг. руководство страны, достигнув определенных успехов в десталинизации общества, приступило к новой серии реформ в хозяйственной и культурной сферах. Н. С. Хрущев хотел добиться реальных результатов в повышении материального уровня жизни народа. Для этого необходимо было реорганизовать и децентрализовать управление экономикой. В мае 1957 г. Хрущев, ликвидировав отраслевые министерства, создал совнархозы. Теперь многие экономические проблемы решались на местах, влияние бюрократии ослабло. Но реформа не изменила самих принципов управления и планирования, а лишь заменила отраслевую организацию территориальной. Качественные показатели выпускаемой промышленностью продукции падали, система управления стала еще более сложной и ненадежной. Реформа потерпела крах. Не были доведены до конца реформы в сельском хозяйстве, народном образовании. Но социальные последствия даже таких половинчатых преобразований оказались значительно шире, чем предполагало руководство страны. Либерализация духовной жизни породила свободомыслие, появление инакомыслящих, самиздата. Расширение местной инициативы лишало власти и привилегий столичную номенклатуру(см. Чиновничество). Нарастание экономических трудностей поставило руководство страны перед выбором: либо коренные изменения основ существующего строя, либо очередные административные реорганизации. В конечном счете был выбран третий путь — в октябре 1964 г. Н. С. Хрущев был смещен со своих постов. Эпоха «оттепели» закончилась.