ЧИСЛО У ИМЕН

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Количество, число предметов обозначается в языке не только при помощи специальных слов (один, два, семь, сто, несколько, множество и др.). Оно выражается также и в самих грамматических формах существительных. Однако грамматика выражает количественные значения своеобразно. В бесконечном ряду чисел современная русская грамматика различает только две величины: один (ед. ч.) и более одного (мн. ч.). В древнерусском языке было три формы числа: единственное (один предмет), двойственное (два предмета) и множественное (более двух предметов). Например, нога (ед. ч.), нозЬ— (дв. ч.) и ноги (мн. ч.). Современные формы очи, колени, плечи, рукава — это бывшие формы двойственного числа, которые вытеснили старые формы числа множественного: очеса, колена, плеча, рукавы.

Когда двойственное число утратилось, т. е. два предмета стали обозначаться так же, как и большее число предметов, одна из форм числа стала лишней. Обычно утрачивалась форма двойственного числа, а форма множественного числа изменяла свое числовое значение. Она уже означала «более одного предмета», а не «более двух», как раньше. Но у названных парных предметов, которые раньше чаще употреблялись в двойственном числе, чем во множественном, в ряде случаев утратилась более редкая форма множественного числа, а форма двойственного сохранилась, но стала обозначать число предметов более одного. Некоторые из старых форм множественного числа: колена, плеча — еще встречаются в литературе XIX в. наряду с формами колени, плечи: «И пал без чувств он на колена...» (А. С. Пушкин).

Форма двойственного числа, известная многим древним языкам, существует и в некоторых современных языках различных групп: в словенском и серболужицком (славянские языки), хантыйском и вогульском (языки угро-финской группы). Есть языки, где существует специальная форма не только для обозначения двух, ио и трех предметов (тройственное число). Тройственное число известно в некоторых племенных языках Австралии, Новой Гвинеи, Новых Гебрид, Меланезии, языках индейцев Америки. Таким образом, грамматики различных языков «ведут счет» по-разному, что можно выразить в такой схеме:

один / много

один / два / много

один / два / три / много

Значения форм числа существительных в русском языке не исчерпываются указанием на число предметов. Так, форма единственного числа указывает не обязательно на один предмет. Если речь идет о конкретных отдельных предметах, форма единственного числа указывает на то, что предмет один: На поляну выбежал волк; Наша липа уже зацвела; Издан новый закон. Но та же форма обозначает и вид предмета без указания на число: Волк — хищное животное; В Москве липа зацветает в конце июня; Перед законом все равны. Поскольку форма единственного числа может обозначать предмет без указания на число, то предметы, которые вообще нельзя считать, обычно имеют форму единственного числа (честь, любовь, здоровье, развитие, творог, молоко), хотя есть и отступления от этой закономерности (хлопоты, сливки, отруби и др.).

Форма множественного числа употребляется, когда речь идет о неопределенном количестве предметов. Так, если кто-то спрашивает другого, есть ли у него родственники, то он интересуется, одинок ли человек или у него есть кто-то родной. А это может быть как один человек, так и более.

У названий предметов, которые нельзя считать, форма множественного числа (если она употребляется) имеет другие значения. Например, у существительных с вещественным значением она может обозначать разные сорта вещества (масла, вина, табаки) или большие пространства, заполненные веществом (сравним: Караван затерялся в песках и Монета упала и затерялась в песке). Множественное число может указывать на длительность или повторяемость явлений (Стояли морозы, Отца замучили боли).

При всем многообразии значений множественного числа у названий неисчисляемых предметов они все же несут ту или иную количественную характеристику. Исключение составляют только те слова, у которых нет формы единственного числа, а потому нельзя четко определить и значение множественного (сани, ножницы, хлопоты и т. п.): ведь значения грамматических форм проявляются в их противопоставлении.

Иногда один и тот же смысл может быть передан как формой единственного, так и формой множественного числа. Тогда выбор определяется стилистическими задачами. Так, например, писательница Н. И. Ильина в своих воспоминаниях («Дороги») говорит о языковеде А. А. Реформатском: «Верный завету своего учителя (Д. Н. Ушакова), Реформатский любил студента. Студент платил ему тем же». Ту же самую мысль можно выразить и иначе: Реформатский любил студентов. Студенты платили ему тем же. Однако форма, которую выбрала Н. И. Ильина, делает выражение этой мысли более непринужденным, эмоциональным и образным. Реформатский любил студентов не отвлеченной головной любовью: его любовь к студентам выражалась в теплом, доброжелательном и заинтересованном отношении к каждому конкретному человеку. А этот оттенок очень ярко выражается формой единственного числа. Но именно эмоциональность и образность формы единственного числа делают ее стилистически окрашенной. Она на месте в разговорной речи, в художественном произведении, но выглядела бы странно в официальной характеристике. А форма множественного числа стилистически нейтральна — возможна во всех видах речи.

В других случаях стилистически окрашена может быть форма множественного числа. Сравним, например: Они целый день пьют чай и Они целый день пьют (распивают, гоняют) чаи.

Формы числа у прилагательных играют в языке совсем другую роль, чем у существительных. Формы числа существительных связаны с различием числа предметов в реальном мире, хотя отражают эту связь по законам грамматики данного языка. Формы числа прилагательных не отражают реальных различий в тех признаках, которые они обозначают, а зависят лишь от формы существительного (белая шляпа и белые шляпы).

Правда, есть случаи, когда при существительном мн. ч. имеются прилагательные в ед. ч. (белая и черная шляпы). Ед. ч. здесь указывает, что каждый признак относится к одному из предметов.