Цезура

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Цезура — внутристиховая пауза, не связанная с синтаксическим членением фразы. Она не всегда означает паузу в произнесении стиха, чаще всего отмечена лишь словоразделом, — для её ощущения достаточно, чтобы в соответствующем месте оканчивалось слово:

И мысли в голове ∥ волнуются в отваге,
И рифмы легкие ∥ навстречу им бегут,
И пальцы просятся ∥ к перу, перо к бумаге,
Минута — и стихи ∥ свободно потекут.
(А. С. Пушкин)

Цезура предназначена для более отчетливого ритмического членения стиха, когда «длинные», многостопные размеры с её помощью делятся на более короткие отрезки, лучше позволяющие уловить ритм, одновременно разнообразя его.

В русском классическом стихе есть размеры с цезурой обязательной и необязательной. К первым относятся 6‑стопный ямб, гекзаметр и пентаметр. Ко вторым — 5‑стопный ямб и хорей, 6‑стопный хорей. Чередование стиха цезурованного и бесцезурного давало возможность заметных ритмических вариаций. Так, в 5‑стопном ямбе для А. С. Пушкина наличие или отсутствие цезуры было очень значимым. В одной эпиграмме он спорит с В. А. Жуковским (первые две строки — цитата из стихотворения Жуковского «Тленность»):

Послушай, дедушка, мне каждый раз,
Когда взгляну на этот замок Ретлер,
Приходит в мысль: что, если это проза,
Да и дурная?..

На мысль о «дурной прозе» Пушкина навело отсутствие после четвертого слога в первом стихе цезуры, которая для него самого была обязательной. До 1830 г. сам Пушкин писал только цезурованным 5‑стопником («Борис Годунов»). Однако с начала 30‑х гг. он переходит к ямбу бесцезурному, и стихи «Домика в Коломне»: «Признаться вам, я в 5‑стопной строчке / Люблю цезуру на второй стопе» — обманывают читателя: второй стих здесь бесцезурен.

Стопный хорей вообще похож на два разных размера, потому что строки с цезурой и без цезуры слишком не похожи друг на друга. Сравните: «Ах, метель такая, ∥ просто черт возьми» (С. А. Есенин) и «И за это меня матушка бранила» (А. А. Дельвиг).

В 6‑стопном ямбе ритмическое разнообразие достигается за счет перемены цезуры, которая может быть мужской (1‑й и 4‑й стихи в первом примере) и дактилической (2‑й и 3‑й стихи там же). В XX в. появляется и бесцезурный 6‑стопник, который воспринимается или как силлабический стих («Нежить» В. И. Нарбута), или как какой‑нибудь неклассический стих (некоторые строки В. В. Маяковского, «Не надо…» Е. А. Евтушенко).

В более редких длинных размерах цезура обязательна, причем в одном стихе она может быть не одна («В глухой колодец, И давно забытый, И давно без жизни ∥ и без воды…» — К. Д. Бальмонт).

Особый случай представляют собой цезурные наращения или усечения, когда поэт, пользуясь ритмической паузой, «добавляет» к полустишию лишний безударный слог или, наоборот, «убирает» его:

Я мечтою ловил ∥ уходящие тени,
Уходящие тени ∥ погасавшего дня,
Я на башню всходил, ∥ и дрожали ступени,
И дрожали ступени ∥ под ногой у меня.
(К. Д. Бальмонт)

Это 4‑стопный анапест с цезурой после шестого слога. Однако во втором и четвертом стихе после этого слога, в паузе, добавлен еще один безударный слог.

Сложнее пример из Г. Р. Державина:
Что ты заводишь ∥ песню военну
Флейте подобно, ∥ милый снигирь?
С кем мы пойдем ∥ войной на Гиену?
Кто теперь вождь наш? ∥ Кто богатырь?

Точный размер стихотворения дает стих: «Полно петь песню ∥ военну, снигирь!» Это 4‑стопный дактиль с цезурой после седьмого слога. Она рассекает пополам группу из двух безударных слогов, и поэт свободно «укорачивает» то одно, то второе полустишие.