УДАРЕНИЕ (ГРАММАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ударение в русском языке может стоять на разных по счету слогах: бе́рег, река́, потоло́к — см. Ударение (фонетический аспект) — и на любой морфологической части слова — приставке, корне, суффиксе, флексии: о́тзвук, зву́чный, звуча́щий, звуково́й. Разноместность ударения позволяет использовать его как различительное средство: а́тлас — «сборник географических карт и атла́с — «вид материи» му́ка — «мучение» и мука́ — «измельченные зерна».

Язык развивает эту полезную для себя особенность — использовать ударение для различения смыслов. Еще в прошлом веке не существовало многих из современных разграничений. Вот только одни пример. Мы сейчас четко различаем слова остро́та — «остроумное выражение» и острота́ — обозначение качества по прилагательному острый. В прошлом веке слова эти не различались: «Малейшая в ком странность чуть видиа, / Веселость ваша не скромна, / У вас тотчас уж острота́ готова...» (А.С. Грибоедов) .

Русское ударение имеет и другую особенность — подвижность. Переходы, передвижения ударения происходят не хаотично. Есть строго определенные типы подвижного ударения. Один из иих представлен в словах голова, борода, рука, нога: в вин. п. ед. и им. п. мн. ч. ударение с окончания в этих словах переходит иа основу: голова́ — го́лову, го́ловы.

Но вот уже в слове губа несколько иной тип размещения ударения: здесь в форме вин. п. ед. ч. ударение на основу не переходит (губу́, а не «гу́бу»). То же — в словах слеза́, серьга́.

Слово вода представляет третий тип подвижности. В формах единственного числа оно ведет себя, как слово голова: в вин. п. во́ду, а в формах множественного числа размещение ударения совсем иное: во́ды, вод, во́дам, во́дами, во́дах. Такое же ударение у слов зима, цена, спина, душа, земля.

Наконец, слово страна похоже по размещению ударения в единственном числе иа слово губа, а во множественном — на слово вода (просклоняйте слово страна, и вы легко убедитесь в этом). Этот тип включает сейчас самое большое число слов. Их более ста.

Разиоместность ударения увеличивает смыс-лоразличительные возможности языка. Что же она помогает различать? Сравните формы род. п. ед. ч. и им. п. мн. ч. головы́ и голо́вы, губы́ и гу́бы, воды́ и во́ды, страны́ и стра́ны. Отличаются они только ударением. Следовательно, ударение здесь — средство различения разных форм одного слова, и возможно это оказывается потому только, что ударение вообще способно передвигаться. Но это различие — только частный случай различий более широкого плана. Оказывается, языку важно в целях грамматической дифференциации разграничивать по ударению не только отдельные формы, но и все формы единственного и множественного числа. Такой тип ударения представляет слово страна: во всех формах единственного числа ударение на флексии, во всех формах множественного числа — на основе.

Это живой и продуктивный тип: он постоянно пополняется новыми словами. А типы,- представленные в словах голова и губа,— старые, непродуктивные; ударение в них с грамматической точки зрения размещено нерационально: хотя формы ед. и мн. ч. и различаются по ударению, но непоследовательно, неабсолютно.

Постепенно тип старой подвижности трансформируется в соответствии с новыми, складывающимися закономерностями. Это значит, что формы единственного и множественного числа начинают по ударению четко разграничиваться.

Группа существительных с таким типом ударения пополняется за счет другой группы существительных, где ударение падало на окончание во всех формах: беда́, вдова́, вина́, жена́, игра́, сестра́, скала́, струя́, судьба́, толпа́ и пр. Стихи показывают, какое было ударение у этих слов во мн. ч.: «Известно, что слоны в диковинку у нас — Так за слоном толпы́ зевак ходили» (И. А. Крылов), «Дробясь о мрачные скалы́, шумят и пенятся валы...» (А. С. Пушкин); «В плену сестры́ ее увяли, В бою неравном братья пали» (М. Ю. Лермонтов) .

Встретив такие ударения, не надо считать, что они придуманы для рифмы или ритма. Такие ударения были закономерными для прошлого века. Некоторые старые ударения известны нам и сейчас в составе устойчивых сочетаний: «Всем сестра́м по серьга́м»; «Какими судьба́ми».

Группа слов с продуктивным типом подвижного ударения пополняется и новыми словами: известные географические термины долгота́ и широта́ образуют формы множественного числа с ударением долго́ты, широ́ты; химический термин кислота́ — кислоты́. То же самое можно сказать о словах частота́ — частоты́, пустота́ — пустоты́, величина́ — величины́ и др.

В прошлом веке подобных слов, имеющих предметное значение и способных образовывать формы множественного числа, было мало (ведь основное, традиционное значение подобных слов—обозначение качества, признака), но если такие слова были и если формы множественного числа от них образовывались, то ударение они получали по старой схеме. «В тени хранительной темницы / Утаены их красоты́! Так аравийские цветы Живут за стеклами теплицы» (А. С. Пушкин).

Роль грамматики в изменении ударения показана здесь на примере только одной группы слов — существительных женского рода То же самое можно видеть и в других группах существительных — мужского и среднего рода.