Тынянов Юрий Николаевич

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Многие знают Ю. Н. Тынянова (1894–1943) как писателя — автора романов о В. К. Кюхельбекере, А. С. Грибоедове, А. С. Пушкине. Эти романы резко меняли традицию прежних жизнеописаний великих людей, где целью было познакомить читателей в занимательной и доступной форме со сводом биографических фактов. Книги Тынянова были явлением художественной прозы. Но писателем он стал тогда, когда уже был известен как исследователь литературы.

С юношеских лет его главным делом была наука о литературе. Студенческая жизнь Тынянова пришлась на годы, когда закладывались основы нового литературоведения, стремившегося выработать особый подход к литературе, в отличие от подхода историка, публициста или критика-эссеиста. Тынянов оказался подготовлен к новым задачам теоретическим складом ума. Интеллект такого склада не довольствуется отдельными, пусть тонкими и даже блестящими, наблюдениями над исследуемым объектом, а ищет основные специфические его свойства, отличающие объект от других, стремится открыть закономерности его развития. Этот подход наталкивался на препятствия. История литературы в отечественной традиции привычно сливалась с историей общественной мысли, литературные герои выступали как реальные фигуры («…того и гляди наши пушкинисты выпустят исследование о родственниках Евгения Онегина», — иронически предсказывал Тынянов в 1924 г.).

Тынянов обнаружил и описал основные свойства, отличающие стих от прозы. Простейший признак — графическое расположение строки под строкой — оказался (как это нередко бывает в науке) и главнейшим: именно это расположение формирует, по мысли Тынянова, «единство» и «тесноту» стихового ряда. Это означает, что слова в стихе «оказываются в более сильной и тесной связи, нежели в обычной речи» («Проблема стихотворного языка», 1924), что сама ритмичность поэтической речи заставляет слова в стихе влиять друг на друга, усиливать одни оттенки смысла, приглушать другие. Так, в прозаической строке «Гор не видать — вся даль одета лиловой мглой» в слове «одета» метафора стерта, она стала «ходовой, языковой», равнозначной слову «покрыта». Но стоит записать ту же фразу стихами:

Гор не видать — вся даль одета
Лиловой мглой, —

как «одета» вступает в более тесные отношения с «даль», отрываясь от привычного спаянного с ним в прозаической речи дополнения: «В результате — оживление метафоры, обусловленное единством стихового ряда».

В истории литературы Тынянов также искал и находил закономерности, не сводимые к свойствам личности авторов или к фактам биографии, раскрывал сложную взаимосвязь литературы и жизни. Поэтому его работы, опубликованные в единственном прижизненном сборнике «Архаисты и новаторы» (1929), до сих пор стимулируют теоретическую и историко-литературную мысль.