Традиции и новаторство

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В переводе с латинского слово «tradition означает «передача». Традиция предполагает передачу опыта, т. е. определенной суммы накопленных знаний, от поколения к поколению.

Ленинское отношение к проблеме традиций и новаторства выражено с предельной четкостью: «Без ясного понимания того, что только точным знанием культуры, созданной всем развитием человечества, только переработкой ее можно строить пролетарскую культуру, — без такого понимания нам этой задачи не разрешить» (Поли. собр. соч., т. 41, с. 301).

Среди деятелей молодого советского театра были такие, кто отвергал «старый театр». Новизну они видели исключительно в искусстве площадного театра, в массовых действах. Подобные крайности вели к полному отрицанию достижений прошлого и могли нанести урон театру. Но этого не произошло. Уже в первые послереволюционные годы на советской сцене ставились романтические произведения мировой классики, и в частности драмы Шиллера. Они звали к борьбе за свободу и были близки по духу защитникам завоеваний революции, строителям новой жизни.

Традиции подготавливают новые открытия, предвосхищают новаторство. Новаторство, в свою очередь, продолжает, развивает, обогащает традиции. Традиции в союзе с новаторством — «вечный двигатель» искусства, пополняющего сокровищницу своего опыта.

Коренной поворот в области драмы совершили А. П. Чехов и А. М. Горький, по-новому осветившие положение человека в обществе. Без Чехова и Горького не было бы и новаторского искусства Московского Художественного театра (МХТ), способного раскрыть перед зрителем «жизнь человеческого духа» во всей ее изменчивости и полноте. У истоков этого искусства стояли К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко, творческая деятельность которых расширила и обогатила возможности русского театра.

Поиски выразительных средств велись и в иных, подчас прямо противоположных направлениях, связанных со школой представления, с условным театром. Основатель и руководитель Камерного театра А. Я. Таиров, например, ставил перед собой задачу «провести театрализацию в театре», творить откровенно театральное зрелище. Вс. Э. Мейерхольд, глубоко усвоив традиции итальянского, шекспировского, мольеровского театра, выработал свой идеал сценического зрелища, где за яркой гротесковой формой скрывался неподдельный интерес к заботам и тревогам современности. Вышедший из стен МХАТа, Е. Б. Вахтангов строил свой «театр, стремящийся к радости», театр-праздник.

Новаторское освоение традиций продолжили и другие художники многонационального советского театра: К. А. Марджанишвили и А. В. Ахметели в Грузии, А. С. Курбас на Украине, в послевоенные годы — Ю. И. Мильтинис в Литве, К. К. Ирд и В. Х. Пансо в Эстонии и другие.

Мхатовские традиции получили, например, дальнейшее развитие в деятельности театра «Современник» под руководством О. Н. Ефремова и Ленинградского Большого драматического театра имени М. Горького под руководством Г. А. Товстоногова. Искусство тбилисского Театра имени Шота Руставели, руководимого Р. Р. Стуруа, формировалось под влиянием идей Мейерхольда, Б. Брехта.

Подлинное уважение к традициям проявляется в их новаторском переосмыслении. Новаторство — очередное звено в нескончаемой цепи традиций. Так накапливается опыт искусства, осуществляется органичное соединение современной культуры с передовой культурой прошлого.