ТРАДИЦИИ И НОВАТОРСТВО

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Латинское слово «традицио» означает «передача». Традиция и есть передача опыта искусства и культуры новым поколениям. Такая преемственность — важное условие сохранения человеческой цивилизации.

Но жизнь меняется, и чем дальше, тем стремительнее. Может ли в таком случае новое искусство в неприкосновенности воспроизводить былые формы? Писатель, который вдруг вздумал бы писать языком галантного романа XVIII в., показался бы столь же вычурным и смешным, как и женщина в пышном, до земли, платье той же эпохи, торжественно ступающая на эскалатор метро. Невозможно представить, чтобы и музыка вдруг заговорила языком клавесинных произведений Ф. Куперена и Ж. Ф. Рамо. Как справедливо замечает пословица, у каждого времени свои песни.

Если же музыка не может ни полностью откинуть накопленный опыт, ни законсервировать его, остается наиболее мудрый путь — его обновление. Это и есть подлинное новаторство: преобразование художественного опыта ради осмысления современной жизни. В первый момент истинно новаторская музыка поражает своей необычайностью, но проходит время, и обнаруживается ее глубочайшая почвенность. Так было, например, с произведениями С. С. Прокофьева, И. Ф. Стравинского, Д. Д. Шостаковича.

Традиция как фонд непрерывно расширяющейся общественной памяти хранится в сознании музыкантов и слушателей. Для слушателей традиция — это прежде всего память о высоких возможностях искусства, память о тех мгновениях, когда музыка была понятна и проникла в самые глубины сердца. Слушатели — любители серьезной музыки — ждут от нее больших откровений, таких страниц, где обнажен нерв сегодняшнего дня, где передаются тончайшие движения человеческой души. В своих ожиданиях слушатели опираются на гуманистическую традицию искусства, зная, что музыка утверждает и защищает духовную красоту человека. Все пришедшие в концертный зал или включающие проигрыватель, чтобы услышать сочинение, созданное сегодня, помнят мгновения, когда осознали откровения искусства. С этой памятью они сообразуют новое произведение и ждут от него подобных же впечатлений. Как не вспомнить простые и точные слова английского композитора Б. Бриттена: «Быть понятным слушателю — заветная мечта художника!» Высоко держать знамя гуманистического предназначения искусства, быть созвучным современности — это традиционные задачи, стоящие перед композитором. По-настоящему их решают лишь те мастера, которые дорожат историческими накоплениями мировой музыкальней культуры, вовлекая их в повествование о современности.

Особенно сложные процессы в освоении опыта культуры протекают в наши дни. Обусловлены они небывалым развитием средств массовой коммуникации (телевидения, кино, магнитофонных записей и др.), связавших страны и континенты. В 60—70-х гг. возникли даже опасения, что телевидение и звукозапись сотрут тысячелетиями накапливавшееся своеобразие культур. Одако, как показывает практика, особенно опыт нашей многонациональной страны, разумное общение культур необходимо и живительно, как воздух. Оно все больше утверждает себя в качестве новой традиции.