Стиховедение

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Стиховедение — отрасль литературоведения, изучающая звуковую форму литературных произведений. Основным материалом при таком изучении являются стихи, т. е. речь, наиболее организованная в звуковом отношении. Отсюда и название «стиховедение». Стиховедение разделяется на три части: фонику (эвфонику) — учение о сочетаниях звуков; собственно метрику (ритмику) — учение о строении стиха; строфику — учение о сочетаниях стихов.

Из бесконечного разнообразия звуковых явлений в поле зрения стиховедения попадают лишь те, которые имеют фонологическую, смыслоразличительную значимость, и лишь в той мере, в какой они организованно появляются в текстах. Так, например, расположение ударений в русском стихе (или прозе) является предметом стиховедения, потому что от неправильной постановки ударения меняется смысл слова (мука́ — му́ка); темп речи (долгота и краткость звуков) и её мелодия (повышение и понижение голоса) не существенны для стиховедения и относятся к области декламации: прочитанный быстро или медленно, плавно или отрывисто, стих все равно остается стихом. Так, из всей обширной области фоники в русском стиховедении преимущественно изучается рифма, потому что её употребление в русской стихотворной традиции наиболее упорядочение, привычно и предсказуемо; многообразные же виды звукозаписи (аллитерации — повторы согласных; ассонансы — повторы гласных; различные сочетания того и другого) изучаются меньше, потому что употребляются от случая к случаю и непредсказуемы.

Первоначально стиховедение было наукой нормативной, системой правил и «вольностей», учившей, как «должны» писаться стихи. Только в XIX в. оно становится наукой исследовательской, изучающей, как в действительности писались и пишутся стихи, и вырабатывает собственную методику исследования. Эта методика не совсем обычна для литературоведения: она широко пользуется статистическими подсчетами, и читатель может удивиться, увидев в работах о стихосложении большие таблицы, полные цифр: например, как часто в 4‑стопном ямбе таких‑то поэтов стоит или пропускается ударение на такой‑то стопе. Конечно, поэт ничего не считает, а обычно пишет стихи только на слух. Но слух поэта тонок, а слух исследователя — не всегда, и ему приходится проверять подсчетами, какие ритмические формы поэт предпочитает, а каких избегает. Из выявляемых таким образом вкусов поэтов складываются вкусы целых эпох. Оказывается, что русский ямб XVIII в. звучал совсем иначе, чем ямб XIX в. (см. Стихосложение), хотя сами стихотворцы об этом, конечно, и не задумывались. Впервые применил подсчеты для изучения ритма русского стиха А. Белый, который сам был выдающимся поэтом. Это стало началом современного научного стиховедения.

Конечной целью стиховедения является установление места звукового ряда в общем строении произведения и его связи с языковым и образным строем произведения. Эту связь не следует представлять себе упрощенно, по схеме «содержание определяет форму». Звуковой строй произведения есть такая же часть его «содержания», как и его языковой строй (стиль) и образный строй (образы, мотивы, эмоции, идеи). Если бы ямб «Руслана и Людмилы» был изобретен А. С. Пушкиным специально для этой поэмы, тогда мы могли бы выводить особенности этого ямба из особенностей содержания поэмы. Но ямб, с которым имел дело Пушкин, сложился задолго до того, на другом материале и с другими установками; многие его особенности были для «Руслана и Людмилы» безразличны, многие другие были важны именно в силу связанных с ними историко-литературных ассоциаций; ни в том, ни в другом случае эти особенности не могут быть выведены из содержания поэмы. Мало того, если мы, читая поэму, не будем учитывать историко-литературные ассоциации, связанные со звуковой формой, наше представление о её содержании уже будет неполным и неверным. Звуковой строй произведения входит в общее его строение не отдельными своими элементами, а как целое и должен исследоваться как целое. Вот почему стиховедение выделяется как самостоятельная отрасль литературоведения и не может быть растворено в общем, всестороннем изучении стихотворного произведения. Стиховедение — это не «изучение всего, что есть в стихах»; это изучение только одного, но очень важного — звукового — аспекта строения художественного текста, причем не только стихов, но и прозы.