СОЦИОЛИНГВИСТИКА

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Социолингвистика — это отрасль языкознания, которая изучает закономерности развития н существования языка, определяемые конкретными социальными условиями жизни общества.

«Чистая» лингвистика исследует языковой знак сам по себе: его звуковую и письменную форму, его значение, сочетаемость с другими знаками. Социолингвистика делает упор на то, как используют языковой знак люди — все одинаково или по-разному?

Чтобы различие в задачах, стоящих перед социо- и «просто» лингвистикой, стало наглядным, рассмотрим примеры. Возьмем хорошо известное каждому слово добыча. Описывая его с точки зрения «чистой» лингвистики, надо указать следующее: существительное женского рода, 1-го склонения, в форме мн. ч. не употребляется, трехсложное, с ударением на втором слоге, обозначает действие по глаголу добывать (добыча угля) или результат действия (Отец вернулся с богатой добычей). Социолингвист отметит еще одно свойство этого слова: в языке горняков оно имеет ударение на первом слоге — добыча; возможно здесь и употребление слова во мн. ч. (несколько добыч).

Такие профессионально обусловленные отклонения от привычных форм слова — предмет изучения социолингвистики.

Другой пример. В языке моряков словом конец называют канат. Социолингвист, изучающий подобные факты, не пройдет мимо такого комментария к слову конец, которое мы находим в воспоминаниях К. Чуковского о Б. Житкове: Чуковский и Житков вдвоем оказались в бушующем море на утлой лодчонке, и ветер погнал их лодку на волнорез. «Житков с изумительным присутствием духа прыгнул с лодки на мол, на его покатую, мокрую, скользкую стену и вскарабкался на самый гребень. Оттуда он закричал мне:— Конец!

«Конец» — по-морскому канат. Житков требовал, чтобы я кинул ему веревку, что лежала свернутой в кольцо на носу, но так как в морском лексиконе я был еще очень нетверд, я понял слово «конец» в его общем значении и завопил от предсмертной тоски...»

Подобные различия могут обусловливаться не только профессией, но и возрастом человека, его социальным положением, уровнем образования и т. п. Во всех странах существуют молодежные жаргоны, которые отличаются от языка взрослых (русские школьники, например, называют шпаргалку шпорой и т. д.). Некоторые социально замкнутые группы также имеют свои жаргоны или групповые «языки» (см. Арго. Жаргон).

Члены таких групп в речевом отношении однородны и этим отличаются от людей, не входящих в группу. Языковые особенности в этом случае — символ принадлежности к группе, по ним опознается «свой», а по их отсутствию — «чужой». Изучение групповых «языков» — прямое дело социолингвистики.

В русском языке есть две формы обращения к другому человеку: на ты и на Вы. К незнакомому или малознакомому взрослому надо обращаться на Вы, а ты — знак более близких, сердечных отношений.

Изучение социальных условий, влияющих на выбор формы личного обращения,— также область интересов социолингвистики. Русский речевой этикет — лишь один, причем сравнительно простой, пример из этой области. В других языках, например в японском, корейском, существуют гораздо более сложные правила обращения к собеседнику.

Разные ситуации общения требуют различных языковых средств. Это хорошо понимали еще задолго до рождения социолингвистики. А. С. Пушкин писал: «В [светском] обществе вы локтем задели соседа вашего, вы извиняетесь — очень хорошо. Но, гуляя в толпе под качелями, толкнули лавочника — вы не скажете ему: mille pardons. Вы зовете извозчика — и говорите ему: пошел в Коломну, а не — сделайте одолжение, потрудитесь свезти в Коломну».

По наблюдениям одного учителя, до революции на Дону дети только в школе употребляли наречие здесь — дома же надо было говорить тут: здесь воспринималось коренными носителями говора как городское, чужое, в отличие от своего тут.

Это примеры речевых различий в зависимости от ситуаций общения. Но в каждой ситуации человек может занимать разное положение: быть собеседником на равных или чувствовать свое превосходство или же, напротив, зависимость Общаясь друг с другом, люди как бы исполняют разные роли: отца, мужа, сына (в семье); начальника, подчиненного, сослуживца (в служебной обстановке), пассажира и кондуктора (в автобусе) и т. д. Тип роли обусловливает характер речи: с отцом вы говорите не так, как со сверстником, а с продавцом магазина — не так, как с учителем.

Представление о том, в каких ситуациях, при исполнении каких ролей каким языком надо говорить, формируется по мере того, как человек из ребенка превращается во взрослого. Называется этот процесс языковой социализацией, т. е. языковым «вхождением» в данное общество. И его изучает социолингвистика.

Бывают общества, где используется не один язык, а два. При этом почти каждый член общества может говорить и на том, и на другом (обычно один родной, а второй — государственный; такое положение, например, во многих странах современной Африки). Процесс языковой социализации в этом случае усложняется: ребенок должен усвоить разновидности языка и понять, когда и какие из них использовать, Ьпитать в свое сознание механизмы переключе ния с одного языка на другой

Вопросы сосуществования двух языков в одном обществе — компетенция социолингвистики.

Социолингвисты ставят перед собой и еще одну задачу: регулировать развитие и функционирование языка, не полагаясь целиком на самопроизвольное течение языковой жизни.

Полезное и важное подспорье при выполнении этой задачи — изучение оценок, которые люди дают своему языку, отдельным его элементам Факты речи говорящие оценивают по-разному: одни, например, легко принимают всякие новшества, другие же, напротив, отстаивают традиционные способы выражения, одним нравится строгость иностранных научных терминов, а их оппоненты ратуют за самобытность научной и технической терминологии и т п Изучение различий в оценках языковых фактов позволяет выделять социально более престижные и менее престижные формы речи, а это очень важно с точки зрения перспектив развития языковой нормы

Разработка, лингвистических проблем, направленных на то, чтобы управлять языковыми процессами, носит название языковой политики Языковая политика — часть социолингвистики, ее «выход» в речевую практику.