СЛОВАРЬ ПОД РЕДАКЦИЕЙ Д. Н. УШАКОВА

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

18 января 1920 г. В. И. Ленин в письме к А. В. Луначарскому, воздав должное «знаменитому словарю Даля», спрашивает: «Не пора ли создать словарь настоящего русского языка, скажем, словарь слов, употребляемых теперь и классиками, от Пушкина до Горького? Что, если посадить за сие 30 ученых, дав им красноармейский паек? Как бы Вы отнеслись к этой мысли? Словарь классического русского языка?..»

В мае 1921 г. В. И. Ленин ставит цель: «Задание — краткий (...) словарь русского языка (от Пушкина до Горького). Образцового, современного. По новому правописанию». Он видел в таком словаре надежное оружие в войне с коверканьем языка, за приобщение широких масс к литературному языку, за сохранение и развитие этого образца и результата существующей культуры.

Работа над словарем началась в 1921 и прервалась в 1923 г. Завершить ее помешало многое: и недостаток необходимых средств, и неопытность составителей (среди них не было специалистов-лексикографов), и недопонимание важности этого дела руководством Нар-компроса, и состояние сильного брожения, в котором пребывал тогда литературный язык.

В числе авторов словаря был видный языковед Д. Н. Ушаков. Здесь он получил первый опыт словарной работы. Ему и суждено было возглавить в 1928 г. небольшую группу языковедов, которая создала четырехтомный «Толковый словарь русского языка», чаще и проще называемый словарем Ушакова. Первый его том вышел в 1935 г., последний — в начале 1941 г. Это был словарь современного (от Пушкина до Горького) образцового русского языка.

В словаре объяснены значения 85 289 слов. А ведь многие из этих слов имеют несколько значений. Человек, бывает, знает не все смыслы какого-либо слова, а словарь знает и хранит их все. Один писатель уверял, что употребление слова оселок в смысле средства испытания чего-либо — неправильность, рожденная в XX в., оселок, мол, всего-навсего точило. Заглянем в Ушакова: «Оселок, лка, и осе-лбк, лка, м. 1. Точильный камень в виде бруска. 2. Камень для испытания драгоценных металлов (спец.). 3. перен. То, что служит пробой, средством для испытания чего-н. (устар.). Не делай дружбы моей оселком. Марлинский». Писатель сильно ошибся: устарелое счел новомодной неправильностью, как бы подтверждая афоризм «Новое — хорошо забытое старое». Когда В. И. Ленин написал в статье «Аграрная программа русской социал-демократии» (1902 г.):«... классовая борьба... должна быть тем оселком, на котором мы будем испытывать и принципиальные вопросы, задачи, и приемы пропаганды, агитации и организации», Г. В. Плеханов оставил на обратной стороне рукописи замечание: «...на оселке нельзя ничего испытывать. Оселок — это петля, которая душит». Плеханов принял оселок за силок...

Теперь вчитаемся в словарную статью об оселке. Помимо информации о значениях слова, их числе здесь содержатся сведения о вариантах ударения в нем (об акцентных вариантах), о форме род. п. ед. ч. (и, следовательно, о других падежах), о грамматическом роде, о принадлежности второго значения словоупотреблению специалистов, о переносности третьего значения, рожденного из метафоры.

Словарь Ушакова очень информативен, хотя и не знает еще этого слова: он толкует слова, сообщает их правильное ударение, произношение, очерчивает с помощью системы помет круг и время их применения, их выразительные свойства, дает краткую справку о происхождении слова, если оно было заимствовано из другого языка.

Фразеология тоже представлена в словаре. И подчас в нем есть то, чего не сыщешь во фразеологических словарях. Сотрудник Всесоюзного радио, переводя статью на современную тему, наткнулся на выражение парфянская стрела. Что оно значит, и есть ли оно в русском языке? У Даля нет. В словарях крылатых слов и «Фразеологическом словаре русского языка» тоже. Выручил Ушаков — словарной статьей «Стрела»: «Парфянская стрела (книжн.) — перен. меткий коварный удар, меткое сражающее слово противника, симулирующего поражение. (От военной хитрости древнего азиатского народа парфян — симулировать бегство и поражать через плечо меткими стрелами преследующего противника.)».

Говоря о словаре Ушакова, нельзя обойтись без слов первый, впервые. Это первый советский толковый словарь. Это первый советский нормативный словарь. Авторы словаря понимали литературный язык как язык образованных людей. И если в словарь включено некоторое число слов, явно находящихся за границами литературного языка, то это вовсе не значит, что их сочли литературными: они снабжены ограничительными или запретительными пометами, например: «Ряшка... 1. Шайка, ведерко (областное). 2. Лицо (просторечное, презрительное, вульгарное)».

Впервые в отечественной лексикографии разработана и применена столь детальная система стилистических помет. Впервые словарю предпослан (в 1 томе) очерк орфоэпии и морфологии. Это первый словарь, зарегистрировавший слова, вошедшие в язык в конце 10-х — начале 30-х гг. (их тут тысячи: беспризорник, бесхозный, вертолет, зарплата, колхоз, комбриг, пятидневка, пятилетка, уклонист и т. д.). Впервые наиболее употребительным морфемам посвящены словарные статьи (есть статьи о приставках анти-, без-, за-и некоторые другие, о первых "частях сложных слов дву-, двух-, бое- и т. д., о частях сложносокращенных слов агит-, гос-, гор- и пр.). Впервые в отечественной лексикографии четко сказано об отличии словаря языка от энциклопедического (и это отличие соблюдено в словарных статьях).

Словарь Ушакова тепло встретили. Он быстро стал популярным. Как-то Ушаков шел домой по Сивцеву Вражку. Его увидели двое школьников. Один из них громко сказал:

— Гляди, Ушаков идет! А другой возразил:

— Ты что, Ушаков — это словарь...

Конечно, этот новаторский словарь имел

недочеты, хотя бы потому, что был новаторским. В него не попали некоторые очень употребительные слова (например, задиристый, незаурядный, салатный и др.), но зато присутствует, скажем, маремма: «Болото, заболоченное место (в Италии, на побережье Тирренского моря)». Явные случаи омонимии представлены порой как полисемия, например: пентюх, межень.

Можно назвать еще несколько недочетов словаря. Но и с теми, которых можно было избежать тогда, и с теми, которых нельзя было избегнуть, словарь Ушакова — событие в культурной жизни 30 — 40-х гг. Для советского языкознания он послужил катализатором исследований по русской лексике и теории составления словарей, образцом для лексикографов национальных республик, опорой в работе над известным однотомным «Словарем русского языка» С. И. Ожегова.

Даже хорошие словари стареют, потому что не стареет живой язык. Они становятся памятниками определенной эпохи в его жизни. Словарь Ушакова тоже постепенно превращается в памятник, но еще далеко не стал им полностью. И не скоро станет.