СИСТЕМА ЯЗЫКА

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Под системой следует понимать совокупность взаимообусловленных элементов, образующих нечто целое. При изучении системы исследователь выявляет отношения, существующие между элементами системы. Через эти отношения он определяет те элементы, которые входят в систему.

Если тот или иной элемент не обнаруживает никаких отношений к другим, он находится вне системы. Так, если брать для примера систему дорожных знаков, состоящую из красного, зеленого , и желтого, мы можем сказать, что каждый из этих знаков обладает определенным значением лишь в силу того, что он сопоставляется с другим знаком. И в своей совокупности эта трехчленная система представляет нечто целое. Если мы к ней попробуем присоединить знак с другим цветом, например фиолетовым, то он окажется вне системы, так как не имеет никаких отношений к названным элементам системы. Но его также можно сделать элементом системы, если мы наделим его определенными отношениями к другим элементам: например, если через желтый цвет будем обозначать переход от красного цвета (со значением «Стоп») к зеленому (со значением «Путь свободен»), а через фиолетовый — переход от зеленого к красному.

Все сказанное относится и к элементам языка, если рассматривать его как систему. Так, каждый язык использует определенное количество фонем. Звуки, находящиеся за пределами фонетической системы данного языка, не имеют для говорящего на этом языке значения. Можно сказать, что он их «не слышит». Именно по этой причине языковое отображение криков петуха, собачьего лая или мяуканья кошки в разных языках —разное: соответственно фонетическим системам этих языков.

Системные отношения, существующие в лексике, можно хорошо показать на примере оценок успеваемости, которые в разное время использовались в школах и в вузах нашей страны. В 20-е гг. употреблялись лишь две оценки: удовлетворительно и неудовлетворительно. Ныне применяется (например, в вузах) четырехчленная шкала оценок: отлично, хорошо, удовлетворительно и неудовлетворительно. Обе шкалы включают «удовлетворительно», но в этих двух системах она имеет разную «весомость». Каждая система по-своему определяет значение этой оценки.

Иногда язык определяют как систему систем — фонетической системы, морфологической системы, лексической системы. Было бы неправильно, однако, полагать, что каждая из этих систем независима от других. Хотя каждая из этих систем обладает своими внутренними закономерностями, они также взаимосвязаны и взаимообусловлены. Так, замена одной фонемы другой может привести к изменению значений слов, или, точнее говоря, характеризовать разные слова. Если в русском языке твердые согласные фонемы заменить мягкими, мы получим разные слова: кон — конь, мол — моль, кров — кровь и т. д. (Более того, сама эта способность характеризовать разные слова используется для определения того, какие фонемы входят в фонетическую систему данного языка.)

На основании приведенных примеров мы можем утверждать, что русский язык располагает двумя рядами согласных, отличающихся качествами твердости и мягкости. А для английского и немецкого языков, например, различие по твердости и мягкости согласных не имеет никакого значения. Но смыслоразли-чительными качествами (выделяющими соответствующие фонемы) в этих языках обладают долгота и краткость гласных: нем. ihm [i:m] — «ему» и im [im] — предлог в; англ. sit [sit] — «сидеть» и seat [si:t] — «стул»,— что совершенно не свойственно русской фонетической системе.

Существующие в языке системные отношения позволяют выделить значащие элементы, которые не получают в языке прямого выражения. Примером таких невыраженных элементов может служить так называемая нулевая морфема или значащее отсутствие артикля (нулевой артикль). В системе склонения русского слова река его форма рек, противопо-ставляясь другим формам — с выраженным значением падежа (река, реки, реке, рекой и т. д.), самим отсутствием падежной морфемы (нулевой морфемой) указывает на родительный падеж множественного числа. В английском языке, где есть определенный и неопределенный артикли, употребление имени без всякого артикля придает ему значение отвлеченности: water — «вода» вообще, snow — «снег» вообще, beauty — «красота» вообще, в отличие, например, от the snow, т. е. снег, о котором в данном случае идет речь, или a snow — некий снег (см. Нулевые единицы в языке).

Принципом системности языка обусловлены и скрытые категории, обнаружение которых связано с более глубокими структурными особенностями языка. Так, в противоположность английскому, немецкому и французскому языкам, располагающим соответствующими средствами для выражения определенности и неопределенности (определенными и неопределенными артиклями), считается, что в русском языке нет категорий определенности и неопределенности. Однако они все же присутствуют в русском языке в «скрытом виде», получающим иногда свое особое выражение. Если сравнить такие выражения: Лампа стоит на столе и На столе стоит лампа, Закройте, пожалуйста, дверь и У каждого дома естьдверь, то лампа и дверь в первом случае имеют определенное значение (когда мы, например, просим кого-либо закрыть дверь, то предполагается, что известно, о какой именно двери идет речь), а во втором случае — неопределенное значение (см. Актуальное членение предложения).

Понятие системности языка проникало в лингвистику и укреплялось в ней постепенно. Пожалуй, впервые это понятие наиболее явным образом было сформулировано выдающимся немецким лингвистом В. Гумбольдтом, который еще в 1820 г. писал:

«Для того чтобы человек мог понять хотя бы одно-единственное слово не просто как душевное побуждение, а как членораздельный звук, обозначающий понятие, весь язык полностью и во всех своих связях уже должен быть заложен в нем. В языке нет ничего единичного, каждый отдельный его элемент проявляет себя лишь как часть целого». Однако законченную теоретическую концепцию, целиком основывающуюся на понятии системности языка, создал значительно позднее швейцарский ученый Фердинанд де Соссюр (1857 — 1913). Научное творчество Ф. де Соссюра послужило основой для возникновения многих направлений в современном языкознании.