СЕМИОТИКА

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Семиотика — наука о том, как в человеческом обществе происходит общение, т. е. с помощью каких средств может передаваться информация, как устроены эти средства сами по себе, как они применяются, каким изменениям они подвержены. Во всяком общении можно вычленить какой-то смысл и какие-то средства его передачи. Если расчленить этот смысл на элементы и найти, какими средствами выражен каждый из них, перед нами окажутся знаки. Знаки — это соединение определенного смысла и определенного способа его выражения, т. е. означаемого и означающего. Семиотика и является наукой, изучающей различные системы знаков в их устройстве, функционировании и развитии.

У Г. К. Честертона есть рассказ, в котором повествуется о профессоре Чадде. Профессор сошел с ума, перестал разговаривать и начал странно приплясывать, выделывая непонятные движения ногами. Все думают, что он сумасшедший, пока его друг не обнаруживает, что фигуры, которые выделывает профессор, образуют определенные последовательности. Он догадывается тогда, что профессор совсем не сошел с ума, а придумал — для проверки своих научных гипотез — особый способ передачи информации (код) и испытывает, сумеют ли окружающие догадаться, что он таким образом общается с ними, и смогут ли они расшифровать его сообщения (тексты). Проблема, поставленная профессором, состоит на самом деле в следующем: как отличить знаки от незнаков, как отличить передачу смысла от произвольного нагромождения разрозненных образов (слуховых, зрительных, обонятельных и т. д.).

Именно этой проблемой, проблемой чисто семиотической, заняты те научные общества, которые изучают средства коммуникации с гипотетическими инопланетянами: если бы было известно, как в принципе устроен знак и какими способами знаки могут группироваться в сообщение, можно было бы точно сказать, имеется или не имеется смысл в любой последовательности сигналов, идущих к нам из космоса.

На первый взгляд кажется, что с подобными проблемами мы сталкиваемся только в экстремальных, чрезвычайных ситуациях. Так кажется потому, что мы живем в привычной нам обстановке, в «своем» обществе. Мы усваиваем принятое в нем членение на осмысленное и бессмысленное: одни элементы поведения оказываются знаковыми, осмысленными, другие — незнаковыми, незначимыми. Окажись на нашем месте человек из другого общества, с другой культурой, он бы прочел наше поведение по-своему.

Когда в прошлом веке в Южной Америке высадился европейский путешественник и встав утром, начал чистить зубы, наблюдавшие за ним индейцы убили его, решив, что он занимается страшным и неведомым им колдовством Они, таким образом,— так же как и мы — сочли его действия осмысленными, но декодировали этот смысл иначе, чем это сделали бы мы Они «прочли» это действие не как гигиеническое упражнение, а как магический ритуал, т. е. поместили его в свою знаковую систему и соответственно интерпретировали.

Носители смысла могут быть разными — это могут быть действия, понятия, предметы (иными словами, предметы материальные и идеальные). В разные эпохи и в разных обществах одно и то же означающее может наполняться существенно разным смыслом, включаться в разные знаковые системы.

Например, в русском обществе с последовательностью звуков дол связывается представление о равнине, тогда как приблизительно та же звуковая цепочка в английском обществе ассоциируется со смыслом «кукла».

Сколь бы различны ни были означающие, все знаки — в своем качестве знаков — имеют общую природу: они социальны и, соответственно, меняются от эпохи к эпохе и от общества к обществу. Смысл, а следовательно, и знаковая функция (возможность быть знаком) сообщаются предмету в результате его функционирования в обществе. Этот смысл складывается исторически, он передается от отца к сыну и от сына к внуку, входя в коллективную память общества. Хотя отдельные предметы меняют свой смысл, смысловая преемственность, как цравило, существенно более значима, чем эти изменения; именно эта преемственность и создает историческое единство общества, объединенного одной культурой.

С помощью знаков образуются сообщения (тексты) разного рода Могут быть тексты зрелищно-игровые, ритуальные, художественные, научно-информативные, тексты бытового поведения и т. д. Каждому роду текстов присуща своя знаковая система. Есть семиотика кино, семиотика языка (лингвистическая семиотика), семиотика бытового поведения, семиотика мифа и др.

Семиотическая система — это совокупность знаков. Существует, например, достаточно простая семиотическая система приветствий. В данной семиотической системе означающими могут быть разного рода поклоны, рукопожатия, поцелуи, помахивания рукой, похлопывания по плечу, соединенные с многообразными словесными формулами (типа «имею честь представиться», «рад познакомиться», «счастлив вас видеть», «здравствуй, товарищ», «привет, старик» и т.д.). Эти элементы по определенным правилам комбинируются в тексты (например, поцелуй не сочетается с «имею честь представиться», а официальный поклон — с «привет, старик»). Каждый из элементов соотносится с определенным смыслом, они указывают на близость отношений участников коммуникации, на различия в их социальном положении, возрасте и т. п. Сочетания отдельного смысла с отдельным способом приветствия и образуют знаки, составляющие целостную систему. Содержательной областью служат здесь социальные отношения, и всякая система приветствий по-своему членит эту область на отдельные смыслы. Если, например, одинаково приветствуют стариков и детей (но по-другому — людей среднего возраста), то значимой является дееспособность; если стариков приветствуют так же, как начальников, членение проходит по линии опытность — неопытность.

Все знаки в таких системах взаимозависимы. Если, например, имеется выбор между рукопожатием, поцелуем и похлопыванием по плечу, рукопожатие означает отсутствие интимности. Если же лица одного пола всегда жмут друг другу руку, то рукопожатие никак с понятием интимности не связывается — оно указывает лишь на одинаковый пол участников коммуникации. Таким образом, смысл рукопожатия может быть понят только в его соотношении с другими формами приветствия: знаки определяются по своему отношению к другим знакам.

Русские приветствуют друг друга иначе, чем американцы, американцы в Нью-Йорке иначе, чем американцы в Техасе. Сопоставляя такие системы, семиотика стремится понять, с чем связаны общие закономерности их устройства и чем обусловлены их специфические характеристики. Например, в большинстве систем мужчин и женщин приветствуют по-разному, и эта закономерность очевидно соотносится с фундаментальным значением противопоставления мужского и женского в представлениях человечества об устройстве мира. Но есть системы, где эта закономерность нарушается, т. е. мужчин и женщин приветствуют одинаково. Ясно, что такие системы могут функционировать лишь в обществе, в котором происходит демонстративная эмансипация женщин и в результате ряд знаковых систем выходит из употребления (например, система «знаков ухаживания»), а ряд переживает кардинальные изменения Такие определяющие факторы легко обнаружить, когда исследуются относительно простые знаковые системы.

Когда анализируются системы более еложные, решение подобных задач требует обр. щения к самым запутанным вопросам истории человеческого общества и культуры. Достаточно указать, например, как по-разному пытают ся объяснить, что стоит за несходством перспективных и композиционных приемов у Рафаэля и Рембрандта или у Дюрера и Рейсдаля. Ясно, что перспективные искажения, игра смещенными ракурсами, переход от внешних средств композиционной организации (симметрия, рамки) к внутренним (цвет, смешение планов) близко связаны с кризисом Ренессанса и становлением барокко: формальные изменения, таким образом, обусловлены изменениями мировоззренческими. Однако относительно того, какие именно черты идеологии эпохи барокко повлияли на систему живописных приемов, существует множество противоречащих друг другу мнений.

Очевидно, однако, что, сколь бы разным культурам ни принадлежали люди, для них всегда сохраняется потенциальная возможность взаимопонимания. Это значит, что наряду с биологическим единством человечества существует и его семиотическое единство. Соответственно, перед семиотикой встает задача обнаружить в различных семиотических системах такие общие принципы устройства и такие архетипйческие модели, которые это семиотическое единство обеспечивают. Пример архетипической модели — универсальное представление о Земле как о человеческом организме (сравните метафоры-образы: мать-Земля, сыновья, или дети Земли).

Лингвистика и семиотика — две тесно взаимодействующие дисциплины, и это естественно, поскольку язык является одной из основных семиотических систем. Семиотика в значительной степени выросла из лингвистических исследований, поскольку именно в языкознании была конкретно продемонстрирована культурная относительность смысловых категорий. Как оказалось, разные языки предполагают разное членение смыслов. В разных языках проявляется разное представление о времени, о тождестве и различии, о классификации предметов и т. д. Обнаружив такие различия в языке, естественно было задаться вопросом: не проявляются ли они и в других аспектах культуры и быта общества? Представление о языке как о знаковой системе было распространено и на другие явления, и в результате язык оказался поставленным в контекст многообразных знаковых систем, во взаимодействии с которыми он функционирует.