Русь в IX — начале XII в.

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В IX—X вв. на восточнославянских землях складывается государство, получившее название Русь. Его ядром стал союз племенных княжеств полян (см. Происхождение и расселение восточных славян) с центром в Киеве. Первое упоминание Руси относится к 839 г. Происхождение названия Русь остается дискуссионным: наряду с наиболее разработанной точкой зрения о его северной, скандинавской, этимологии существуют мнения, что возникновение этого наименования связано с южными областями Восточной Европы.

К середине IX в. на северной оконечности восточнославянского расселения — в районе озер Ильмень и Ладожского — сложилось политическое объединение, включившее в себя словен, часть кривичей и финноязычного населения. Согласно «Повести временных лет», их племенными старейшинами был приглашен на княжение варяг Рюрик с братьями Синеусом и Трувором. Одни ученые аргументируют скандинавское происхождение исторического Рюрика и отождествляют его с Рёриком Ютландским. Есть также мнения, что он был выходцем из поморских славян, проживавших на южном побережье Балтийского моря и поддерживавших традиционные связи с новгородскими (ильменскими) словенами. Его преемник Олег около 882 г. захватил и сделал своей столицей Киев. Олегу (882—912) наследовал Игорь (912—945), согласно летописи — сын Рюрика. Его потомков принято именовать Рюриковичами (см. Династия Рюриковичей).

Варяжское происхождение древнерусской правящей династии и присутствие в дружинах русских князей IX—X вв. большого числа норманнов (по древнерусской терминологии — варягов) породили длительную (с XVIII в.) дискуссию между так называемыми норманистами и антинорманистами. Первые отстаивали точку зрения о создании Древнерусского государства скандинавами, вторые отрицали это. В настоящее время у отечественных и зарубежных исследователей не вызывает сомнения как наличие местных корней восточнославянской государственности, так и активное участие в образовании Древнерусского государства выходцев из Скандинавии. Дискуссионными остаются вопросы о степени и характере этого участия. Поскольку черты государствообразования на Руси обнаруживают значительное сходство с тем, что происходило в других славянских странах, нет оснований полагать, что норманны оказали заметное воздействие на содержание данного процесса. Но во многом из-за того, что киевские князья благодаря постоянному притоку варяжских дружинников располагали значительным военным превосходством над князьями союзов племенных княжеств, им удалось объединить в составе государства все восточнославянские земли (чего не произошло ни у западных, ни у южных славян).

Подчинение союзов племенных княжеств происходило в течение IX—X вв., как правило, в два этапа. На первом этапе союз сохранял внутреннюю автономию, будучи обвязан лишь выплачивать подать — дань. Она собиралась киевскими дружинными отрядами, которые объезжали территорию подчиненного союза. Такой объезд со сбором дани назывался «полюдье». Вторым этапом была ликвидация местного княжения и назначение в качестве наместника представителя киевской династии. Территории, управляемые князьями-наместниками киевского правителя, получили наименование «волость». Государство же в целом называлось Русь или Русская земля. Такая структура сложилась к концу X в., в княжение Владимира Святославича (980—1015), и просуществовала до второй трети XII в. В состав Руси вошли все восточнославянские земли и территории некоторых финноязычных народов (мери, веси, муромы). Кроме того, существовало около XX финно- и балтоязычных племен, которые не входили непосредственно в состав Древнерусского государства, но были связаны с ним данническими отношениями.

Общественный строй на Руси формировался как феодальный (см. Феодализм). В конце IX — начале XII в. у восточных славян существовало несколько социально-экономических укладов. На раннем этапе преобладали государственные формы феодальных отношений. Господствующий класс был представлен военно-служилой знатью русских князей — дружиной. Она осуществляла сбор дани с земледельческого населения; полученный доход распределялся князем между дружинниками. В X—XI вв. начинает складываться индивидуальная форма феодальной земельной собственности — вотчина. Первыми вотчинниками стали князья. В XI в. развивается землевладение дружинников (в первую очередь верхушки дружины — бояр) и церкви. Часть крестьян начала переходить из разряда государственных данников в зависимость от частных землевладельцев. Вотчинники использовали в своих хозяйствах и труд рабов-холопов. Но ведущую роль продолжали играть государственно-даннические формы феодальных отношений.

В социальной структуре древнерусского общества верхнюю ступеньку занимали князья Рюриковичи. Следом стояла «старейшая дружина» — бояре, затем шла «молодшая дружина» — детские и отроки. Основная масса сельского и городского населения, не принадлежавшего к господствующему слою и несшего повинности в пользу государства или частных земледельцев, носила название «люди». Существовала особая категория полувоенного, полукрестьянского населения, зависимого от князя, — смерды. Во второй половине XI в. появились «закупы» — так называли тех, кто попал в зависимость за долги. «Рядовичи» заключали договор («ряд») о службе феодалу на определенных условиях. Низшую ступеньку социальной иерархии занимали рабы — «холопы», «челядь».

Становление феодальных отношений и феодального государства сопровождалось формированием правовой системы. Кодекс права Руси, называвшийся «Закон русский», первоначально бытовал в устной форме. В X в. некоторые его нормы были включены в договоры 911 и 944 гг. Руси с Византией. В княжение Ярослава Владимировича Мудрого (1019—1054) оформилась «Правда Ярослава», а при его сыновьях — «Правда Ярославичей», в совокупности составившие так называемую Краткую редакцию «Русской Правды». В начале XII в. по инициативе киевского князя Владимира Всеволодовича Мономаха (1113—1125) создается новая, Пространная редакция «Русской Правды», дополненной Уставом Владимира Мономаха (см. Законодательство феодальной России).

Русь являлась крупнейшим государством Восточной Европы. В IX в. наиболее опасным ее противником был Хазарский каганат. Некоторые восточнославянские общности находились одно время в зависимости от него. В 965 г. киевский князь Святослав Игоревич (начало 60-х гг. X в. — 972) нанес решающий удар Хазарии и положил конец ее существованию.

Важной стороной внешней политики Руси стали отношения с крупнейшей державой Восточного Средиземноморья и Причерноморья — Византийской империей. Периоды мира, во время которых процветали торговые связи, сменялись военными конфликтами. Трижды — в 860, 907 (Олег) и 941 гг. (Игорь) — русские войска подступали к столице Византии — Константинополю; ожесточенную войну вел с Византией на Балканах в 970—971 гг. князь Святослав. Результатом войн стали русско-византийские договоры 907, 911, 944 и 971 гг.; их тексты сохранились до наших дней (см. Внешняя политика дореволюционной России).

Серьезную опасность для южных границ Руси представляли набеги тюркских кочевых племен, обитавших в степной зоне Северного Причерноморья, — печенегов (в X — первой половине XI в.) и сменивших их в середине XI в. половцев (кипчаков). Отношения здесь также не были однозначными: и с теми, и с другими русские князья не только воевали, но и нередко вступали в политические союзы (см. Печенеги и половцы).

Обширные связи поддерживала Русь и со странами Центральной и Западной Европы. В частности, русские князья заключали династические браки с правителями Германии, Швеции, Норвегии, Дании, Франции, Англии, Польши, Венгрии, Византии.

В конце 60-х гт. X в. при князе Владимире Святославиче на Руси было введено в качестве государственной религии христианство в его православном (византийском) варианте, уже известное на Руси. К этому времени окончательно сформировалась территория Древнерусского государства и все восточнославянские земли перешли под власть князей Рюриковичей.

Синтез славянской дохристианской культуры с тем культурным пластом, который заимствовала Русь по мере ее приобщения к христианству (из Византии, а также Болгарии, ставшей христианским государством с 865 г. и в свою очередь воспринявшей наследие славянских первоучителей Кирилла и Мефодия — создателей азбуки), сформировал феномен русской средневековой культуры. Ее оригинальность была во многом обусловлена бытованием в качестве языка церковной службы и вследствие этого становлением в качестве литературного — славянского языка, понятного всему населению (в отличие от Западной Европы и славянских стран, принявших католичество, где языком церковной службы была латынь, незнакомая большинству населения). Уже в XI в. появляется оригинальная древнерусская литература. К выдающимся литературным произведениям XI — начала XII в. относятся «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона, «Сказание о Борисе и Глебе», «Житие Феодосия Печерского», «Поучение» Владимира Мономаха и «Повесть временных лет» — крупнейшее произведение летописного жанра. Все они дошли дс нас в более поздних списках. Самые же ранние из сохранившихся книг, созданных на Руси, — переводные Остромирово Евангелие (1056—1057) и «Изборник» Святослава (1073).

Высокого уровня достигла древнерусская архитектура. Среди наиболее выдающихся ее памятников XI — начала XII в., дошедших до наших дней, — соборы Св. Софии в Киеве и Новгороде, Спасский собор в Чернигове, Георгиевский собор Юрьева монастыря под Новгородом (см. также ст. «Средневековая русская культура»).