Поэзия и проза

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Поэзия — особая, насыщенная смыслом и специфически организованная речь, реализующая поэтическую функцию языка. Исторически поэзия сложилась следующим образом. Существуют два типа сообщений: те, что обслуживают потребности сиюминутной информации, и те, которые сохраняются как память культуры. Последние вырезаются на камне, записываются на пергаменте, печатаются в книгах. В дописьменный период таким общественным хранилищем была коллективная память, поэтому наиболее важным текстам придавалась форма, способствовавшая запоминанию. Так возникли стихи как особый вид речи.

Из всех текстов лишь стихи пелись, исполнялись речитативом под музыку, сопровождались ритмическими телодвижениями или танцами. Однако главным образом стихи выделялись дополнительной речевой организацией: упорядоченностью, правильными повторяемостями, необязательными с точки зрения языка (ритм). Могут правильно повторяться определенные фонемы, морфологические единицы, число слогов или ударений, интонационные фигуры, синтаксические конструкции или фразеологизмы. Но чаще всего в стихах присутствуют многие системы упорядоченностей, и некоторые из них начинают играть доминирующую роль, становясь отличительным признаком стиха. Так, повторяемость анафорических (расположенных в начале слов) фонем образует аллитерационный стих, характерный для древнегерманской, скандинавской, староэстонской поэтических традиций; упорядоченность долгих и кратких гласных была характерна для античного стиха; повторяемость отрезков с одинаковым числом слогов образует силлабический стих (французский, польский, итальянский), одинаковое число ударений — тонический стих (например, стих В. В. Маяковского); чередование ударных и безударных стихов — силлабо-тонический; упорядоченность интонаций характерна для китайского стиха. Повторяемость морфологических элементов привела к появлению рифмы.

Победа внутритекстовых упорядоченностей над внешними (музыкальными и др.) связана с развитием письменности и книгопечатания, усилением роли творческой индивидуальности. Однако важнейшую роль сыграло превращение не связанных непосредственно в языке со смысловыми значениями элементов в организованные, нагруженные смыслом, что резко повысило информативность текста. Возникло поразительное явление: поэтический текст, составленный из тех же языковых элементов, что и непоэтический, оказывался носителем большего содержания. Структура стихов может не только хранить определенную информацию, но и вырабатывать новую. Поэтому, реализуя поэтическую функцию языка, стих не отмер после появления письменности, а сделался важным элементом словесного искусства.

Поэтическая функция языка присутствует в любом речевом акте, структура стиха её выявляет и делает фактом читательского восприятия. Поэтому в культурах с развитой и устойчивой поэтической традицией для того, чтобы тот или иной текст мог выполнить поэтическую функцию, достаточно какого‑либо сигнала, позволяющего аудитории воспринимать его как стихи. Так, например, графика, расположение текста строками, «рифм сигнальные звоночки» (А. А. Ахматова) могут служить таким сигналом.

Термин «проза» употребляется в двух значениях: во‑первых, как обыденная речь, противостоящая всем видам художественного слова; во‑вторых, как прозаическая художественная речь, противостоящая поэтической. В первом случае проза означает речь, упорядоченную лишь по нормам языка. Во втором — подразумевается речь художественно организованная, но по иным законам, чем стихи. В этом случае поэзия и проза выступают как две соотносительные сферы речи, организующие друг друга.

Художественная проза имитирует черты бытовой прозы, перенимая от нее индивидуальную неправильность и характерность повествования («речевая маска», сказ), разговорность, ориентацию на устные формы («Роман требует болтовни» — А. С. Пушкин). В периоды сближения этих двух областей художественной речи художественная проза может воспринимать черты поэзии: звуковую организацию, повышенную ритмичность, интонационную упорядоченность и т. д. (повести Н. М. Карамзина, А. Белого, проза М. А. Кузмина).

Под знаком такого сближения может возникать конверсия (превращение) жанров («Евгений Онегин» — роман в стихах; «Медный всадник» — петербургская повесть, по определению автора; «Мертвые души» — поэма; стихотворения в прозе И. С. Тургенева). Одновременно возможна «прозаизация» стиха (Н. А. Некрасов, В. В. Маяковский), введение в стихи элементов, воспринимаемых читателем как свойственные именно прозе. Соотношение поэзии и прозы отражает значительное разнообразие концепций отношения искусства и жизни.