Политические партии в России

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

До конца XIX в. политических партий в России как таковых не существовало. Первой организацией, присвоившей себе название партии, была «Народная воля» (1879). Несмотря на наличие программных и уставных документов, проведение съездов, социальная база этой народнической организации была слишком узкой, чтобы она могла считаться партией. Бурный процесс становления политических партий в России пришелся на годы революции 1905—1907 гг. В это время их возникло около 100, из которых 50 были более или менее крупными. На основании партийных программ, стратегии и тактики партии условно можно разделить на консервативные (правые, реакционные), настаивавшие на сохранении традиционных общественных и государственных устоев России; либеральные, стремившиеся к их усовершенствованию путем реформ, и революционные, считавшие своей целью изменение существующих порядков самыми радикальными способами — революциями, восстаниями, заговорами. Кроме того, эти партии делились по классовому принципу (партии дворян-помещиков, крупной и мелкой буржуазии, рабочего класса), национальным, географическим, религиозным признакам.

На крайне правом фланге в России находились черносотенные организации (черной сотней когда-то называли на Руси податное посадское население). Черносотенцы не отказывались от такого названия, стремясь подчеркнуть свою связь с простым («черным») народом, но все же предпочитали называть себя истинно русскими, патриотами, монархистами. В основе черносотенного движения лежал старый тезис: «православие, самодержавие, народность». Все плохое, по представлениям его приверженцев, шло в Россию с Запада и одно из основных зол — увлечение русского общества демократией, социализмом. Главное, что, по их мнению, должно было определять специфику России, — опора на крестьянское хозяйство; русский человек всегда был частью некой общности — общины, сословия, народа, живущего в единении с царской властью. Социальной основой движения стало дворянство, под напором новых веяний быстро терявшее привилегированное положение, а также часть беднейшего, зачастую деклассированного населения, боявшегося разрушения привычных основ существования, необходимости приспосабливаться к изменившимся условиям. Черносотенцы находились в тесном контакте с Советом объединенного дворянства, пользовались особым расположением императорского двора, вели агитацию в различных слоях российского общества, издавали книги, газеты, журналы. В своей пропаганде они нередко апеллировали не к разуму, а к чувствам людей, эксплуатировали самые низменные инстинкты, использовали грубые формы воздействия.

Самой влиятельной черносотенной организацией был «Союз русского народа» (СРН), возникший в ноябре 1905 г. Председателем его Главного совета стал доктор медицины А. И. Дубровин; среди других руководителей СРН наибольшей известностью пользовались помещики В. М. Пуришкевич и Н. Е. Марков. (СРН играл активную роль в подавлении первой русской революции. Под его руководством в стране создавались боевые дружины черносотенцев, занимавшиеся организацией еврейских погромов, убийствами известных деятелей, преследованиями революционеров.) На выборах в I и II Государственные думы в 1906 г. черносотенцам не удалось получить большого количества голосов, но в III и IV Думах благодаря закону от 3 июня 1907 г. они их получили. Вместе с тем по отношению к третьеиюньской монархии и реформам П. А. Столыпина (см. Столыпинская аграрная реформа) в рядах СРН произошел раскол. Осенью 1907 г. из СРН выделился «Союз Михаила Архангела» во главе с В. М. Пуришкевичем. «Союз Михаила Архангела» поддерживал многие начинания Столыпина и призывал к активизации думской деятельности. Крупной неудачей черносотенцев стал провал сфабрикованного ими в 1913 г. дела Бейлиса, приказчика кирпичного завода в Киеве, якобы совершившего, согласно еврейским обрядам, ритуальное жертвоприношение мальчика Андрея Ющинского. Свержение монархии в феврале 1917 г. повергло черносотенцев в растерянность. Сразу после отречения Николая II все монархические союзы прекратили свою легальную деятельность и перешли к различным формам подпольной работы за восстановление монархии в России. Под этим лозунгом они принимали участие в белогвардейском движении в годы гражданской войны (см. Белое движение).

Весьма подвижной и неустойчивой была в России грань, отделявшая крайне правый лагерь от либералов. Об этом говорят программные и тактические установки партии октябристов. Царский Манифест от 17 октября 1905 г. лег в основание партии и дал ей официальное название — «Союз 17 октября». Как говорилось в его программном воззвании, «отныне народ наш становится народом политически свободным, наше государство правовым государством, а в наш государственный строй вводится новое начало — начало конституционной монархии». Среди организаторов партии главную роль играли патриарх земского движения в России, крупный землевладелец Д. Н. Шипов и братья Гучковы: Федор, Николай и Александр, происходившие из среды крупных московских предпринимателей. А. И. Гучков стал фактически бессменным руководителем партии. Главным рупором октябристов была газета «Голос Москвы».

По своему социальному составу октябристы представляли, по их собственным словам, .«партию господ» — дворян-помещиков, «просвещенное чиновничество», крупную «одворяненную» буржуазию. Они выступали против неограниченной власти самодержавия й в то же время возражали против введения в России парламентского строя. В самодержавии они видели «залог органического развития России на основе ее тысячелетнего прошлого», «ограждение ее от напрасных бурь и шатаний». В России должны быть монарх, царствующий и управляющий, и двухпалатное «народное правительство», формируемое на основе цензовых выборов и состоящее из цензовых элементов, т. е. лиц, владеющих определенной собственностью. В области гражданских прав октябристы настаивали на свободе слова, собраний, союзов, печати, свободе вероисповедания; в национальном вопросе выступали сторонниками «единой и неделимой России»; в аграрной области — за увеличение крестьянских наделов путем выкупа крестьянами части помещичьих земель и раздачи государством пустующего земельного фонда. Главный же упор они делали на необходимость ликвидации общины и проведения в деревне агротехнических мероприятий, развития кустарных промыслов. В сфере промышленности октябристы исходили из интересов национального капитала, в рабочем вопросе говорили об улучшении быта рабочих, их просвещении, однако довольно резко высказывались против каких-либо решительных уступок рабочему классу.

В революции 1905—1907 гг. октябристы призывали правительство «прекратить междоусобную брань» в стране, «восстановить порядок», приветствовали карательные акции против революционеров. Они одобрили роспуск I Государственной думы и выразили согласие с политикой Столыпина. Однако часть октябристов, недовольная ею, откололась и образовала «Партию мирного обновления». На выборах во II Думу октябристы шли в союзе с крайне правыми, но не добились успеха. Лишь новый избирательный закон 3 июня 1907 г. позволил им получить в III Думе весьма значительное число депутатских мест, а лидер партии А. И. Гучков стал ее председателем. Думская фракция октябристов заключила с правительством своего рода «договор о взаимной лояльности», поддерживая реформы Столыпина и лишь изредка критикуя его за «незакономерные действия». Провал тактического курса октябристов породил разброд в рядах партии, способствовал падению ее авторитета и влияния, что отразилось на выборах в IV Думу в 1912 г.; тем не менее фракция октябристов в ней составила около 100 депутатов, а председателем Думы стал активный деятель партии М. В. Родзянко.

Накануне первой мировой войны октябристы усилили критику государственной власти за отход от принципов Манифеста 17 октября, однако, как только война началась, они провозгласили солидарность с правительством, прекратили всякую оппозиционную деятельность, поклялись безоговорочно поддерживать военные усилия и эту клятву соблюдали до конца. Октябристы были наиболее последовательными противниками Германии, сторонниками союза с Англией и Францией. Они настаивали на необходимости захвата черноморских проливов, Константинополя, усилении и упрочении позиций России на Балканах и Ближнем Востоке. По мере того как под влиянием военных поражений «патриотический подъем» сменялся «патриотической тревогой», октябристы вошли в так называемый Прогрессивный блок, объединивший депутатов от умеренных и либеральных партий. Прогрессивный блок критиковал царя и призывал его создать «правительство народного доверия», ответственного перед Думой, а лидер октябристов А. И. Гучков ратовал за прямой конфликт с властью, ведущей страну к поражению и краху, и рассчитывал на дворцовый переворот.

После Февральской революции октябристы как партия сходят с исторической сцены, хотя отдельные члены партии (А. И. Гучков, М. В. Родзянко и др.) некоторое время пытались играть активную политическую роль. Место ведущей либеральной политической силы в 1917 г. заняли кадеты.

Партия кадетов (конституционных демократов) образовалась в октябре 1905 г. Ее предшественником был «Союз освобождения», созданный в 1903 г. за границей. С самого начала состав кадетской партии был довольно неустойчивым. В партию, равно как и ранее в «Союз освобождения», вошел цвет российской интеллигенции: виднейшие ученые, академики, профессора, специалисты в области права, историки, экономисты, публицисты, адвокаты, общественные деятели. В 1905—1907 гг. к кадетам присоединились представители средних городских слоев, однако многие из них, разочарованные в революции, впоследствии вышли из партии. Главную роль в партии играла ее верхушка — Центральный Комитет и члены кадетской фракции в I—IV Думах. Лидером партии, ее главным теоретиком и стратегом был известный историк П. Н. Милюков; основным печатным органом — газета «Речь».

Кадеты считали капиталистический путь развития благом для России. Отвергая в принципе идею революции, они не исключали возможности политического переворота в том случае, если существующая власть окажется не способной решить назревшие исторические задачи. Однако исходной посылкой в программе кадетов являлась идея постепенного реформирования государственной власти в России. Первым шагом на этом пути должна была стать замена неограниченного самодержавия конституционной монархией (например, по английскому образцу). Кадеты были наиболее последовательными сторонниками преобразований в России в западном духе. Они выступали за введение демократических свобод, за разделение властей: законодательной, исполнительной и судебной, за права личности. В то же время они были сторонниками унитарного государства, в рамках которого отдельным нациям может быть предоставлена культурно-национальная автономия. В аграрном вопросе кадеты, делая ставку на «образцовые капиталистические хозяйства», считали возможным ликвидацию крупных помещичьих имений, а также отчуждение путем выкупа части земли у остальных помещиков. Этим, как считали кадеты, должны были заниматься специально созданные на местах земельные комитеты, состоящие из представителей всех классов. Большое внимание в своей программе кадеты уделяли рабочему вопросу. Они требовали свободы рабочих союзов, собраний и стачек, урегулирования отношений рабочих с предпринимателями специальными арбитражными органами (примирительные камеры, третейские суды, согласительные комиссии). Большое место в их программе отводилось защите социальных прав рабочих, введению 8-часового рабочего дня, запрещению сверхурочных работ и др. Специальный раздел посвящался вопросам просвещения. Кадеты требовали отмены всех ограничений, связанных с образованием населения, введения всеобщего, обязательного и бесплатного обучения в начальной школе.

Предпочитая мирные формы борьбы с самодержавием, кадеты постоянно рассчитывали на компромисс с властью. Любые шаги царского правительства, направленные навстречу пожеланиям общества, они встречали с надеждой и воодушевлением. Они приветствовали Манифест 17 октября 1905 г., созыв Государственной думы, хотя отдавали предпочтение Учредительному собранию, избранному на основе всеобщего, равного избирательного права. Большой успех сопутствовал кадетам на выборах в I Думу: они получили 179 депутатских мест. Председателем Думы стал член ЦК кадетской партии профессор-юрист С. А. Муромцев. Выступая с довольно резкой критикой правительства, кадеты настойчиво искали пути к соглашению с ним. Однако их попытки провести через Думу свои законопроекты были встречены в штыки. На роспуск Думы 8 июля 1906 г. кадетское руководство ответило знаменитым Выборгским воззванием, где призвало население к пассивному сопротивлению (отказу от уплаты налогов, от призыва в армию и др.). Но вскоре кадеты отказались от столь резких выступлений и пошли на сотрудничество с правительством, дабы предотвратить нарастание революции. Несмотря на потерю на выборах во II Думу 80 мест, кадеты и в ней заняли главенствующее положение. Они сохранили оппозиционный тон в отношении различных мероприятий царизма, отвергли план аграрных преобразований Столыпина. И все же их тактика «перебросить мостик» между демократическим и правительственным лагерями закончилась неудачей. В III Думе они получили лишь 54 места. В течение всего срока ее деятельности кадеты продолжали выступать с критикой действий правительства, но главными своими противниками, как и всей России, они провозгласили «врагов слева». В IV Думу в 1912 г. кадетам удалось провести 59 депутатов. Их думская фракция продолжала вносить законопроекты в соответствии с программными установками партии, которые по большей части отвергались реакционным большинством Думы.

С началом первой мировой войны кадеты придерживались лозунга «Война до победного конца!». Большие надежды они возлагали на то, что союз со странами Антанты будет способствовать сближению России с западными демократиями. В годы войны кадеты весьма активно работали в ряде общественных организаций для помощи фронту, таких, как «Всероссийский земский союз», «Всероссийский союз городов», и в их руководящем органе — Земгоре. П. Н. Милюков стал подлинным творцом и душой Прогрессивного блока, находившегося в оппозиции к правительству. На заседании Думы 1 ноября 1916 г. Милюков выступил со знаменитой речью, где подверг сокрушающей критике правительственную экономическую и военную политику.

«Звездный час» кадетской партии наступил в феврале 1917 г. Ее члены составили ядро Временного правительства, получили возможность претворять в жизнь свою программу. Несмотря на стремление Милюкова сохранить монархию в стране, большинство кадетов выступили за демократическую парламентскую республику. В аграрном же вопросе они не считали возможным пойти на коренные реформы до окончания войны или до созыва Учредительного собрания. Кадеты выступали за широкое привлечение иностранного капитала в Россию, полагая, что без него немыслимо провести «вестернизацию» страны как в смысле политического устройства, так и в хозяйственной области. Политика кадетов подверглась ожесточенной критике со стороны социалистических партий. В их глазах кадеты были тормозом на пути не терпящих отлагательства реформ, символом консерватизма, особенно после того как к ним присоединились многие представители разгромленных правых партий. Кадеты встали перед альтернативой: либо коалиция с социалистическими партиями и оказание давления на них, либо отстранение от власти. С «тяжелым сердцем.» руководство партии пошло на сотрудничество с социалистами, согласившись на уход своего лидера Милюкова с поста министра иностранных дел. Однако политика давления на левые силы и работа кадетов в «низах» дала плачевные результаты, по сути они сдавали одну позицию за другой. Тогда руководство партии взяло курс на утверждение в стране «сильной власти» и введение военной диктатуры. Участие кадетских лидеров в корниловском выступлении сильно дискредитировало партию в глазах общественности: теперь слово «кадет» воспринималось как «враг революции».

После Октябрьской революции попытки кадетов организовать вооруженный отпор советской власти повсеместно провалились, в ее глазах они стали партией «врагов народа», руководителей которой необходимо предать суду революционных трибуналов. Выборы в Учредительное собрание показали, что и в массах кадетам на особую поддержку рассчитывать не следует. Отныне главные свои надежды кадеты сосредоточили на военной помощи из-за рубежа, став, таким образом, организаторами и вдохновителями иностранной интервенции в Россию в годы гражданской войны. Кадеты входили в состав всех белых правительств на территории России. В начале 1920 г. почти все активно действующие против советской власти кадеты перебрались за границу. За рубежом партия рас, кололась на ряд соперничавших между собой групп.

Россия, как страна преимущественно крестьянская, не могла не иметь партии, претендующей на выражение крестьянских интересов. Ею стала партия социалистов-революционеров — эсеров. Их первые организации появились еще в 90-е гг. XIX в. В 1901 г. в газете «Революционная Россия» было объявлено об объединении различных эсеровских организаций в единую партию, а сама газета становилась ее центральным органом. 1-й съезд партии эсеров состоялся в мае 1906 г., когда в стране бушевала революция и активно действовали различные эсеровские группы. В ходе революционной борьбы складывались программные и тактические установки партии. Эсеры провозгласили себя прямыми наследниками народнических идей, сущность которых сводилась к возможности для России перейти к социализму, минуя капитализм. Они считали, что общинный мир деревни вырабатывал в крестьянах трудовое сознание, близкое к социализму. Признавая превосходство городских рабочих над крестьянами как более активного класса, эсеры всячески подчеркивали связь русских рабочих с деревней, что являлось, по их мнению, залогом рабоче-крестьянского единства в России. Переустройство общества должно, как записано в программе эсеров, проводиться на социализации земли. Это, во-первых, отмена частной собственности на землю, превращение ее в общенародное достояние без права купли-продажи; во-вторых, передача земли в распоряжение органов самоуправления; в-третьих, пользование ею на «уравнительно-трудовых» началах в товариществах или единолично.

Еще накануне революции 1905—1907 гг. среди эсеров сформировалось течение максималистов, звавшее двинуться в деревню и поднять крестьян на немедленный захват помещичьей земли. В ходе революции эсеры действовали очень активно. Им удалось вызвать не одно крестьянское восстание (но все они носили локальный характер и были непродолжительными), создать боевые дружины, сыгравшие немалую роль в вооруженных выступлениях против царизма в Москве, Кронштадте, Свеаборге и других местах, организовать террористические акты и др. Сильный урон партии нанесла деятельность провокатора Е. Ф. Азефа — одного из ее организаторов, члена ЦК и руководителя боевой организации эсеров. Манифест 17 октября 1905 г. эсеры восприняли неоднозначно. Вместе с другими левыми силами они бойкотировали выборы в I Думу, но на ее роспуск ответили призывом немедленно начать вооруженную борьбу с правительством. Часть руководства партии, полагая, что после манифеста Россия стала конституционной страной, в 1906 г. откололась от эсеров и образовала самостоятельную партию народных социалистов (энесов), предпочитавших легальные формы борьбы и преобразования не «снизу», революционным путем, а «сверху», с помощью реформ.

Весь межреволюционный период с 1907 по 1917 г. отмечен глубоким кризисом в рядах партии. Попытка возродить террор Б. В. Савинковым окончилась неудачей. Раскол среди эсеров шел также по отношению к столыпинской аграрной реформе. Чем больше она подрывала общину, тем пристальнее взоры членов партии обращались к кооперации. Не принесла единства и первая мировая война. Против нее выступали эсеры-интернационалисты; наряду с этим «оборонцы» рассматривали войну как оборонительную со стороны России; социал-патриоты разделяли взгляды правительства на войну.

Положение партии коренным образом изменилось в февральские дни 1917 г. Из конспиративной, постоянно гонимой она стала одной из самых влиятельных в стране. Быстро росла ее численность, достигшая, по некоторым оценкам, 1 млн. членов; повсюду на местах создавались отделения и комитеты партии. Эсеровская газета «Дело народа» стала одной из самых массовых газет России. Эсеры возглавляли многие революционные организации: Советы, солдатские, земельные комитеты. Тактика партии состояла в поддержке Временного правительства и оказании давления на него с целью проведения демократических преобразований. В состав Временного правительства вошел А. Ф. Керенский, близкий эсерам по своим воззрениям. По мере обострения обстановки в стране в рядах эсеровской партии углублялся раскол по вопросам отношения к революции, продолжающейся войне, аграрных преобразований, государственного устройства России. Часть эсеров продолжала настаивать на поддержке Временного правительства, другая — выступала с его критикой, полагая, что революционные преобразования идут слишком медленно. В 1917 г. сформировалась партия левых эсеров, руководимая М. В. Спиридоновой, В. А. Алгасовым и другими. Левые эсеры были союзниками большевиков в момент Октябрьского переворота, а после него вошли в состав первого советского правительства — Совнаркома, возглавив Народный комиссариат земледелия, через который пытались осуществить на практике Декрет о земле и провести в деревне аграрные преобразования в духе программы «социализации земли». Однако введение продовольственной диктатуры, учреждение комбедов, расхождения по вопросу о Брестском мире привели большевиков к столкновению с левыми эсерами и попытке последних вооруженным путем захватить власть в июле 1918 г. Провал этого выступления ознаменовал крушение партии левых эсеров. Оставшиеся части партии левых эсеров — революционные коммунисты и народники-коммунисты были в дальнейшем поглощены РКП(б). Репрессиям подвергались все эсеровские партии. Летом 1922 г. был организован процесс «по делу ЦК и отдельных членов иных организаций партии эсеров», открывший целую серию подобных судилищ. В результате одни эсеры публично признались в своих «заблуждениях», другие — оказались в тюрьмах и лагерях, многие эмигрировали.

Большую роль в политической жизни России играли социал-демократы, претендовавшие на руководство рабочим движением (см. Рабочий класс и рабочее движение в России). Российская социал-демократическая рабочая партия едва ли не с момента своего зарождения разбилась на две части — большевиков (см. Большевизм) и меньшевиков. Меньшевики выступали от имени всей социал-демократии, рассматривая большевиков как сектантов, раскольников и экстремистов в рядах рабочего движения, и лишь весной 1917 г. окончательно оформились в отдельную партию. В свою очередь, большевики обвиняли меньшевиков в отходе от марксизма. Меньшевики, как и вся социал-демократия, в глазах большевиков стали символом оппортунизма и ревизионизма. Лидерами меньшевиков в России считались «отец русского марксизма» Г. В. Плеханов, П. Б. Аксельрод и Л. Мартов — постоянный и непримиримый оппонент Ленина.

Меньшевики делали ставку на квалифицированных, сознательных рабочих,способных заинтересоваться идеями демократии и социализма и принять участие в их достижении цивилизованными методами борьбы. Расхождения меньшевиков с большевиками касались оценки российского капитализма, степени прогрессивного влияния буржуазии на развитие страны и принципов партийного строительства. Так, например, Плеханов считал, что творческий потенциал буржуазного строя в России далеко не исчерпан. Для меньшевиков были характерны большая, по сравнению с большевиками, осмотрительность и осторожность в действиях, идейная и нравственная щепетильность. Последние были более прямолинейны, самоуверены, нетерпеливы и напористы, менее разборчивы в средствах достижения своих целей.

Различия меньшевиков и большевиков ярко проявились в революции 1905—1907 гг. Первые расценивали ее как общенациональную, призванную открыть широкий простор для развития в стране капиталистических отношений, тогда как вторые стремились установить революционную диктатуру пролетариата и крестьянства. Меньшевики гораздо более скептически, чем большевики, относились к революционным возможностям российского крестьянства, считали своим долгом решительно отмежеваться от какого бы ни было «крестьянского социализма» и были убеждены, что прочного союза между рабочими и крестьянами быть не может. В качестве союзников они рассматривали кадетов и других либералов. Бурные события 1905 г. в России породили среди части меньшевиков надежду на превращение русской революции в непрерывную цепь революций на международной арене, ведущих к установлению власти пролетариата во всем мире (Л. Д. Троцкий и др.). В период подъема революции меньшевики шли рядом с большевиками, участвовали во всех формах борьбы против царского режима, однако раньше их почувствовали спад революционного движения и осудили тактику вооруженного восстания, различные экстремистские акции, вроде периодически проводимых большевистскими боевиками «экспроприации», превращавшихся в откровенные грабежи.

С оживлением рабочего движения накануне первой мировой войны идейное размежевание меньшевиков и большевиков приняло резкий характер. Меньшевистский «Луч» и большевистская «Правда» вели между собой острую полемику. Осторожная тактика меньшевиков не находила особой поддержки среди рабочих, настроенных на наступательные решительные действия. Общая атмосфера промышленного подъема, готовность предпринимателей идти на уступки, приход из деревни новых рабочих способствовали росту влияния большевиков.

Испытание войной вызвало кризис в рядах всей социал-демократии, в том числе и среди российских меньшевиков. Значительная их часть (в том числе Плеханов) заняла оборонческую позицию, призвала к борьбе против германского империализма, гражданскому сотрудничеству и прекращению выступлений против правительства. В то же время меньшевики-интернационалисты, вождем которых стал Мартов, обличали международный империализм, русский царизм и буржуазию, социалистов-оборонцев всех стран и требовали немедленного заключения мира.

В 1917 г революционный поток вынес меньшевиков на авансцену политической жизни. Меньшевик Н. С. Чхеидзе стал председателем Петроградского Совета. Вместе с эсерами меньшевики выступили под лозунгами «объединенного фронта демократии», «защиты завоеваний революции», «единения всех революционных сил». Они считали, что пролетариат должен уступить власть буржуазии, но держать ее под своим давлением и контролем. В мае 1917 г. меньшевики вошли в состав Временного правительства, но повлиять на его политику не сумели. Идея коалиции с буржуазными партиями преобладала в меньшевистском руководстве вплоть до Октябрьского переворота. Призывы меньшевиков-интернационалистов пойти навстречу требованиям масс, ускорить заключение мира, создать широкий фронт демократии, включающий левые партии, передать власть Советам не встретили поддержки. В то же время значительная часть меньшевиков (в том числе Л. Д. Троцкий, А. В. Луначарский, Ю. Ларин, М. С. Урицкий и др.) перешла в большевистский лагерь.

После захвата власти большевиками меньшевики какое-то время выступали инициаторами создания коалиционного правительства, состоящего из представителей социалистических партий. Выборы в Учредительное собрание принесли меньшевикам лишь 3% голосов избирателей. Чрезвычайный съезд меньшевиков вынужден был констатировать переход партии на платформу советской власти. Вплоть до лета 1918 г. меньшевики, как и эсеры, действовали в стране легально. Резко критикуя политику большевиков, они тем не менее одобрили некоторые их мероприятия, например программу введения государственного капитализма. В отличие от эсеров меньшевики были более лояльны в вопросе о работе в различных органах, создаваемых большевиками, но и они постепенно вытеснялись с политической арены. 14 июня 1918 г. постановлением ВЦИК меньшевики и эсеры были исключены из Советов, и, хотя в конце того же года запрет на деятельность меньшевиков внутри Советской России был отменен, стеснения и притеснения партии продолжались. В дальнейшем многие лидеры меньшевистского движения в России оказались за границей.

На левом фланге политических партий в стране находились анархисты — последователи учения, отрицающего государство и всякую власть как препятствующих освобождению личности от всех форм экономической, политической и духовной зависимости (см. Анархизм).

После Октябрьской революции власть постепенно сосредоточилась в руках одной партии — партии большевиков, образовавшейся после раскола Российской социал-демократической рабочей партии. О деятельности этой партии, борьбе внутри нее читайте в статьях «Большевизм», «Военный коммунизм», «Политическая борьба в СССР в 20-е годы», «Политические и социально-экономические преобразования большевиков в 1917—1918 гг.», «Индустриализация», «Коллективизация», «Массовые политические репрессии в СССР в 30-х — начале 50-х гг.», «Диссидентское и правозащитное движение в СССР». Деятельность партии коммунистов привела к созданию тоталитарного режима в СССР.

Примерно с 1987 г. в советском обществе усилилась деятельность политических кружков и клубов, которые назывались неформальными объединениями, ставшими основой для формирования многопартийной системы (см. Перестройка в СССР). После отстранения от власти КПСС и распада СССР в 1991 г. этот процесс в России пошел более быстрыми темпами. Число заявленных политических партий и движений сегодня насчитывает уже несколько десятков: от монархистов до «партии любителей пива». Делаются попытки воскресить партии, существовавшие до революции. Иногда под новыми названиями появляются движения, придерживающиеся идей, заимствованных из программ прежних политических партий. Наиболее реальными сегодня являются политические блоки и движения, которые вырабатывают общие позиции, следуя за текущей политикой.