Парижская Коммуна 1871 г.

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Парижская Коммуна — первая пролетарская революция и первое революционное правительство рабочего класса, просуществовавшее в Париже 72 дня, с 18 марта по 28 мая 1871 г.

Тяжелые времена переживала Франция в начале 1871 г. В ходе франко-прусской войны французская армия была разбита. Стремясь сохранить свое господство, буржуазия еще раз совершила национальное предательство, согласившись подписать тяжелые условия предварительного мирного договора. Франция была обязана уплатить 5 млрд франков контрибуции и уступить Германии Эльзас и Лотарингию. Эвакуация германской армии должна была начаться после ратификации договора и продолжаться по мере выплаты контрибуции. Оккупационные войска получали продовольствие за счет Франции. Предательское поведение Национального собрания, согласившегося на эти условия, вызвало огромное недовольство всех здоровых элементов нации, их стремление взять в свои руки дело защиты республики и демократии. В феврале — марте 1871 г. рабочий класс и демократические силы Парижа создали Республиканскую федерацию Национальной гвардии департамента Сены, её Центральный Комитет стал зародышем народной власти. Его влияние непрерывно росло. Дело шло к переходу власти в руки вооруженного народа. Правящие круги Франции решили обезоружить трудящихся Парижа и ликвидировать их революционные организации. В ночь на 18 марта правительство двинуло войска в районы Парижа, чтобы отобрать у Национальной гвардии её пушки. Национальная гвардия взялась за оружие, солдаты отказались стрелять в народ. Столица Франции оказалась в руках восставших рабочих. Буржуазное правительство, возглавляемое Тьером, бежало в Версаль. Политическая власть перешла в руки Центрального Комитета Национальной гвардии, который передал её избранной всенародным голосованием Коммуне. Впервые в мировой истории власть перешла в руки восставшего пролетариата, создавшего свое правительство — Коммуну.

В Совет Коммуны было избрано 85 человек, 21 из них (представители буржуазии) вскоре сложили полномочия. По социальному составу члены Совета в большинстве принадлежали к рабочим и интеллигенции. По партийной принадлежности самой активной группировкой были бланкисты. Среди них — Гюстав Флюранс, полковник, зверски убитый версальцами; инженер и врач, член 1‑го Интернационала Эдуард Вайян, ставший комиссаром просвещения; Рауль Риго — прокурор Коммуны; генерал Эмиль Дюваль, по профессии рабочий-литейщик. Из неоякобинцев наибольшим влиянием пользовался Шарль Делеклюз — ветеран республиканского движения, участник революции 1848 г., он укрепил военные силы Коммуны. Левых прудонистов представлял переплетчик Эжен Варлен — член 1‑го Интернационала. Правые прудонисты были представлены в Коммуне другом и учеником Прудона Шарлем Белэ, журналистом Огюстом Верморелем, членом 1‑го Интернационала Гюставом Лефрине. Активным деятелем Коммуны был Зефирен Камелина — ветеран французского рабочего движения, член 1‑го Интернационала, один из первых членов Французской коммунистической партии. Под знаменем Коммуны сражались русские, поляки, итальянцы, австрийцы, американцы и представители других национальностей. Её верными деятелями были венгр Лео Френкель, русские революционерки Елизавета Дмитриева, А. В. Корвин‑Круковская, М. П. Сажин, В. А. Потапенко — адъютант Ярослава Домбровского, польского революционера, генерала Коммуны. Все это были люди, преданные делу революции, демократии, враги милитаризма, реакции, монархии. Однако мало кто из них имел четкую программу действий и ясное понимание характера событий.

Только 72 дня просуществовала Коммуна и была разгромлена превосходящими силами буржуазной контрреволюции, но она вписала замечательную страницу в летопись революционной славы, явилась великим событием в истории освободительной борьбы международного пролетариата. Рабочие Парижа, в том числе и большинство деятелей Коммуны, решали практические задачи, выдвинутые жизнью, искали и создавали те формы организации народной власти, которые больше всего соответствовали их целям.

Первым шагом Коммуны был декрет об упразднении буржуазной армии и замене её национальной гвардией, состоявшей из вооруженных рабочих. Полиция была заменена резервными батальонами Национальной гвардии. В отношении всех государственных служащих, в том числе и членов Коммуны, был применен принцип выборности, ответственности и сменяемости. Таким путем рабочий класс на деле провел демократизацию общественного строя. Коммуна являла собой новый тип демократии, несравненно более высокий, чем любой из известных ранее.

Завоевав политическую власть, рабочие Парижа стремились к установлению прочного союза с крестьянством. Ряд директив и сообщений Коммуны непосредственно затрагивал интересы крестьянства, например сообщение о взыскании контрибуции с виновников войны, иначе говоря, об освобождении крестьян от участия в уплате 5‑миллиардной контрибуции Германии. Декрет об упразднении постоянной армии освободил бы крестьян от «налога кровью», от тяжелых рекрутских наборов. В пользу крестьян был решен вопрос об ипотечном долге, ставившем их в зависимость от крупных землевладельцев и ростовщиков. Уже первые шаги Коммуны свидетельствовали о том, что в её лице к власти пришло подлинно народное правительство, которое заботится о благе не только городских рабочих, но и тружеников деревни. Однако Париж оказался отрезанным от провинции кольцом блокады, которое с каждым днем все более сжималось. Тем самым затруднялось практическое проведение мер, которые могли бы помочь крестьянам понять сущность происходивших событий и поддержать Коммуну активными революционными действиями. Призывы Коммуны слабо доходили до деревни. Версальцы сумели направить крестьян против революционного Парижа. Отсутствие боевого союза рабочих и крестьян явилось важнейшей причиной поражения Коммуны. Боязнь национализировать французский банк, нерешительность в ликвидации контрреволюционных сил внутри Парижа, тактика пассивной обороны, недооценка важности связей с провинцией ускорили падение Парижской Коммуны.

Слабость Парижской Коммуны состояла также в том, что во главе рабочего правительства не было руководителя в лице пролетарской партии. «Будь у нас рабочая политическая организация, — говорил коммунар Шарль Лонге, — …Коммуна, отразив вторжение, укрепилась бы в Париже и Берлине. Коммуна пала из‑за отсутствия организации».

Историческое значение Парижской Коммуны прежде всего в том, что это был первый в истории опыт создания государства нового типа, принципиально отличавшегося от буржуазного.