ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЯЗЫКА

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Почему возникла необходимость в языке? Ф. Энгельс объяснил это так: «У формирующихся людей появилась потребность что-то сказать друг другу». А почему в таком случае появилась эта потребность? Да потому, что люди начали трудиться вместе, коллективно.

Тогда что значит «трудиться вместе»? Ведь муравьи или пчелы тоже трудятся вместе? Так, но не совсем. Ни один муравей, ни одна пчела не думают об общем благе и не планируют своих действий совместно с другими муравьями и пчелами. Они трудятся рядом, но не вместе.

Иначе у человека. Первобытные люди отличались от животных прежде всего тем, что они подчиняли свое поведение, свои действия общим интересам. Первобытный человек, думая, как бы загнать и убить, например, мамонта, с самого начала знал свое место в коллективной охотничьей деятельности и понимал, что только строгое разделение трудовых обязанностей и умение временно поступиться своими непосредственными, личными интересами приведут охоту к успеху и обеспечат его пищей.

Итак, совместный, коллективный труд. Но чтобы его организовать, людям необходимо было общаться друг с другом.

Конечно, общаться — это еще не значит «что-то сказать». Пока человек смог что-то сказать, прошло много времени; а сначала, по-видимому, люди общались жестами, телодвижениями, нечленораздельными выкриками.

Но уже этот первый человеческий язык, внешне еще совсем не похожий на наш, был похож на него в главном: в своей основной функции. Он служил для общения людей в совместном труде. Позже возникла и другая основная функция языка — он стал орудием мышления. Человек научился сознательно планировать свои действия — для этого-то прежде всего ему и нужен был язык.

В какой-то момент развития человеческого общества труд, общение и сознание развились уже настолько, что стал необходим новый качественный скачок. Появилось особое, специальное средство общения, которое стало базой и дальнейшего развития сознания,— это был язык в полном смысле слова.

Развиваясь далее, язык претерпел две серьезнейшие перестройки. Одна из них заключалась в том, что люди научились располагать слова одно за другим и понимать их во взаимосвязи. Это очень важная, специфически человеческая способность: ни одно животное не может «понять» больше одного сигнала сразу. Так появилась грамматика.

Вторая перестройка была следствием первой. Овладев самим принципом последовательного расположения, человек смог распространить этот принцип и на организацию звуков в слове. Речь стала членораздельной, слово стало «собираться» из отдельных звуков и слогов.

Из последовательностей слов возникали сначала простейшие, а затем все более сложные синтаксические конструкции. Сами слова приобрели способность изменяться в зависимости от своей синтаксической функции, своего места в предложении — появилось склонение н спряжение. Словарь мог расширяться как угодно. Усложнилась фонетика. И — что самое важное — у языка появились новые функции, например магическая: первобытный человек думал, что словом он может непосредственно воздействовать на мир, например вызвать дождь или наслать «порчу» на своего врага.

Сейчас на земном шаре нет ни одного языка, который сохранил бы нам память об этих ранних этапах развития: все они, даже языки самых «первобытных», архаичных по своей культуре народов, отражают один и тот же этап развития человеческой речи. Но если так, откуда мы знаем, что язык формировался именно описанным образом?

С полной точностью мы этого не знаем. Но в нашем распоряжении есть данные многих наук: палеоантропологии, изучающей, как возник биологический вид «человек» со всеми его анатомо-физиологическими особенностями; археологии, раскрывающей перед нами «дело рук» первобытных людей и позволяющей по остаткам их орудий, предметов быта восстановить уровень развития их сознания, особенности их мышления; нейрофизиологии и нейропсихологии, способных определить, какие из участков коры головного мозга сформировались раньше, какие — позднее.