ПАДЕЖ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Поэт Семен Кирсанов писал: «Повстречатель-ный есть падеж, узнавательный есть падеж, ожидательный и томительный, расставатель-ный и мучительный, и ревнительный есть падеж!» Шутка поэта не так далека от действительности. Каких только падежей нет в языках! Есть сопроводительный падеж, отвечает на вопрос: в сопровождении кого — чего? Есть засту-пительный падеж (вместо кого?). Тождественный падеж (равный кому — чему, тождественный с кем-чем?). Лишительный падеж (без чего?). Превратительный падеж (становится кем — чем?). Целевой падеж (для чего, с какой целью?). Срединный падеж (среди чего?). Поверхностный (по поверхности чего?). Боковой-поверхностный (по боковой поверхности чего?). Верхнеприблизительный падеж (вверх по направлению к чему?). Нижнепространственный падеж (через пространство, находящееся под чем?). И множество других ectfb падежей в языках мира.

По-русски можно сказать: Я хожу без зонтика. Тем не менее никто не говорит, что в русском языке есть лишительный падеж. Почему? Потому что нет особых грамматических средств для выражения этого значения, нет особых окончаний, передающих именно это значение. Что же такое падеж?

Сравним: вижу сестру — дарю сестре — нет сестры — горжусь сестрой... У существительного меняются окончания. Это нужно для того, чтобы связать существительное с другим словом, особенно часто — с глаголом. Сочетание горжусь сестры бессвязно, окончание -ы не протягивает руку слову горжусь, не соединяет эти слова. Для связи здесь нужно другое окончание: -ой. Такие изменения слова называются склонением; изменяемые словоформы называются падежными.

Следовательно, падеж — это грамматическая форма, которая показывает связь существительного (или слова, грамматически подобного существительному) с другими словами.

Бывают и такие случаи: нет ржи — обрадовался ржи... Как будто падеж один: слово нет и слово обрадовался вызывают появление у слова рожь окончания -и, которым оно и показывает свою связь с главным словом. Но, с другой стороны: нет весны — обрадовался весне... Окончания разные, значит — разные падежи? Да, разные; у слова ржи окончания род. и дат. падежей омонимичны, и можно только по другим склонениям понять, что они разные.

В качестве такого другого, проверочного склонения хороши местоимения кто — что. Стоит запомнить склонение этих местоимений, и легко будет различать падежи. Но все-таки не надо забывать, что это вспомогательное средство; вопрос кто — что? поставить легко, но следует понимать, какая грамматическая суть скрывается за этим внешним, чисто механическим способом. Суть такая: каждый падеж представляет собою особую грамматическую форму (см. Форма грамматическая).

В английском языке — два падежа (языков с одним падежом быть не может; см. Грамматика как система), в венгерском—двадцать два падежа. А сколько в русском? Как будто ясно: их шесть. Но некоторые падежи как бы двойные, например предложный — говорили о лесе — растут в лесу. Существительное в обоих случаях отвечает на один вопрос: (в) ком — (в) чем? и (о) ком — (о) чём? Но вопрос, как сказано, ненадежное свидетельство. Может быть, местоимение в своем склонении не передает, не схватывает той разницы, которая есть в формах существительного. Иными словами, может быть, вопросительные местоимения здесь плохие судьи, им не по силам различить то, что различно в существительных? Обратимся к понятию грамматической формы.

Чтобы была особая грамматическая единица (особый падеж), нужны: особое грамматическое значение и особый способ его выражения. Значение у форм в лесу — о лесе разное: одна показывает место (растут в лесу), другая говорит о предмете мысли-речи (говорили, писали, думали, пели, показывали пьесу о лесе). Есть и особое средство выражения — разные окончания.

Но разные грамматические единицы (и вообще — разные единицы языка, см. Фонема) должны встречаться в одном контексте, «в одной позиции». Только тогда их можно считать разными единицами. Это условие здесь как будто не соблюдается: в лесу встречается при одних глаголах, о лесе — при других, и предлоги разные. Поэтому долго господствовало мнение, что это один и тот же падеж, это его видоизменения в разных условиях, «в разных позициях». Р. О. Якобсон показал, что это не так. Сравните: Вороны чего-то ищут в снегу. Художники чего-то ищут в снеге, но живописности в снеге нет. Значения различны: в снегу — говорится о конкретном месте поисков; в снеге — об объекте творческих поисков. Контекст один: глагол ищут. Следовательно, это два разных падежа.

Есть и другие сложные вопросы, связанные с определением количества падежей в русском языке. Поэтому на вопрос: сколько же у нас падежей? — следует отвечать: не меньше шести.

Значение падежей очень изменчиво. У каждого из них есть много значений. Например, творительный падеж может называть орудие: рубит топором; или время: приехал зимой\ или пространство: иду лесом; или предмет, похожий на другой предмет: выглядит стариком, несется стрелой.

Однако все эти различия обусловлены контекстом. При глаголе рубит любое существительное, у которого основа называет вещь, будет в творительном падеже обозначать орудие действия. Не только рубит топором, но и рубит ладонью, носом, осетром, огнем, утесом, пароходом — во всех таких сочетаниях существительное будет иметь орудийное значение. Некоторые из этих сочетаний странны, предполагают какое-то сказочное, фантастическое осмысление, но это не мешает существительному обозначать орудие. При том же глаголе (и при любом другом) существительное, у которого основа обозначает отрезок времени, в творительном падеже будет иметь временное значение: рубит что-то весной, утром, осенью и т. д.

При глаголе выглядит любое существительное будет обозначать предмет, которому уподобляется другой предмет: что-то или кто-то выглядит лисой, ботинком, облаком, дымом, мыслью, творчеством...

Итак, значение словоформ творительного падежа, действительно, очень изменчиво, но изменения обусловлены позицией, контекстом: «внутренним» — значением основы существительного и «внешним» — значением главного слова. Это позиционные изменения значения.

А с позиционными изменениями дело обстоит так: как бы ни были они значительны, они не порождают особых единиц; единица остается той же самой (см. Фонема). Следовательно, творительный падеж, хотя его значение сильно варьируется, все тот же самый падеж, во всех своих смысловых изменениях.

Так же и другие падежи сохраняют свое единство, несмотря на разнообразные изменения их значения под влиянием позиции. «Каково бы ни было разнообразие семантических вариаций, зависящих от чисто синтаксических и лексических условий, все же единство падежа остается реальным и ненарушимым»,— писал по этому поводу Р. О. Якобсон.