Охрана памятников истории и культуры

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

К памятникам истории и культуры, составляющим наше культурное наследие, относятся старинные постройки — церкви, монастыри, дворцы, усадьбы, крепости, особняки, надгробия, монументально-скульптурные композиции, а также иконы, картины, фрески, изделия из бронзы, мрамора,дерева, ткани (декоративно-прикладное искусство), монеты, книги, рукописи, предметы народного быта и др. Нередко к памятникам истории и культуры причисляют также здания и сооружения, не имеющие художественной ценности, но дорогие нам тем, что с ними связаны исторические события, жизнь и деятельность великих людей.

Специалисты именуют памятниками истории и культуры объекты, находящиеся на учете и под охраной местных или центральных органов охраны памятников и имеющих особый паспорт. Критериями для признания тех или иных зданий и объектов памятниками служат, как правило, время постройки (хронологический), авторство известных зодчих, связь с окружающей застройкой (экологический), а также с историческими событиями и различными деятелями (мемориальный).

В результате пожаров, войн, социально-политических катаклизмов, естественного процесса старения построек, из-за невежества населения и «благоустроительной» деятельности властей с лица земли безвозвратно исчезло множество шедевров архитектуры и искусства.

Как складывалось отношение к старине в России и чем объясняются многочисленные отечественные утраты? В допетровскую эпоху и даже в XVIII в. понятие «памятник» еще не сформировалось и главным импульсом сохранения старины была религия. Древности, ставшие религиозными святынями, почитали и оберегали. Так, благодаря глубокому церковному и народному почитанию православных святынь до нас дошли драгоценные остатки старины XI—XVII вв. — храмы Киева, Чернигова, Новгорода, Владимира, Москвы, чудотворные иконы и церковная утварь, рукописи и личные вещи митрополитов, патриархов, настоятелей монастырей и др. Несмотря на частые бедствия, наши предки сохраняли чудотворные иконы Владимирской и Донской Божьей Матери, теснейшим образом связанные с судьбами России и Москвы.

Многие памятники церковной старины, а также образцы древнего оружия, украшения, символы княжеской и царской власти, предметы быта бережно хранились в церквах и монастырях, дворцах, кремлевской Оружейной палате — своеобразном древнейшем русском музее.

Но это только малая толика из общего числа произведений древнерусского искусства. Страшным бичом для русских городов были войны, нашествия врагов, пожары. Историк Москвы П. В. Сытин подсчитал, что с 1177 по 1547 г. весь или почти весь город выгорал 12 раз! Пожары не пощадили ни изб простолюдинов, ни великолепных царских дворцов и кремлевских храмов. Во время пожара 1547 г. сгорели иконы кремлевского Благовещенского собора, написанные Андреем Рублёвым и Феофаном Греком, превратилась в бесформенные слитки драгоценная церковная утварь.

Но немалую роль в трагических судьбах памятников старины играли и сами люди. Резкие повороты государственной политики, идеологические и вкусовые пристрастия, как правило, губительно сказывались на сохранности памятников.

Охраной древностей государство стало заниматься лишь с начала XVIII в. Указы Петра I 1718 и 1721 гг. предписывали собирать старинные предметы, «куриозные вещи», «что зело необыкновенно». В то же время разрыв Петра I и его последователей с многовековыми традициями, засилье западноевропейской архитектуры привели к забвению и уничтожению целых пластов церковной старины: часовен, домовых церквей, кладбищ. Остатки старины в древнерусских городах не привлекали внимания просвещенного сословия. Для сооружения огромного дворца в Кремле в 1770-е гг. по указу Екатерины II сносились некоторые храмы и часть стены с башнями. В конце XVIII — начале XIX в. ради благоустройства города власти уничтожили десятки церквей. Русское общество той эпохи полностью оторвалось от древнерусских традиций. Не случайно законодательные акты 1820-х гг. касались античных и мусульманских построек Крыма. 19 век стал временем преодоления русским обществом слепого подражания Западу и возвращения к забытым национальным традициям. В эпоху Николая I был издан ряд указов, запрещавших разрушать постройки крепостного зодчества. Теория официальной народности, составляющими частями которой были православие, самодержавие, народность, в значительной мере способствовала пробуждению интереса широкой общественности к своему прошлому. Именно к 30—70-м гг. XIX в. относятся первые попытки реставрации или воссоздания памятников: Дома бояр Романовых, палат Печатного двора, интерьеров Теремного дворца в Москве, палат Романовых в Ипатьевском монастыре.

Самая значительная роль в деле охраны памятников в дореволюционной России принадлежала различным обществам, в первую очередь Одесскому обществу истории древностей (1839), Археологической комиссии (1859), Московскому археологическому обществу (1864). Последнее внесло огромный вклад в изучение и охрану памятников. На проводившихся обществом археологических съездах (с 1869 г.) неоднократно обсуждались проекты охраны ценных сооружений на всей территории России. Во многом благодаря активности членов общества различными ведомствами империи были изданы постановления, запрещавшие самовольные реставрации, раскопки. Обществом была разработана и классификация памятников (архитектуры, истории, живописи, письменности, ваяния и др.). Менее масштабный характер носила деятельность созданного в 1909 г. в Санкт-Петербурге Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины. Председателем общества был великий князь Николай Михайлович, членами — В. В. Верещагин, Н. К. Рерих, А. В. Щусев, Н. К. Врангель.

Постепенно к концу XIX в. на местах сформировалась сеть учреждений и организаций, в деятельности которых охрана памятников занимала важнейшее место. Среди них — местные музеи, статистические губернские комитеты (с 1830-х гг.), церковные археологические общества, комитеты и древлехранилища (с 1870-х гг.), губернские ученые архивные комиссии (с 1880-х гг.), общества изучения местного края. В большинстве русских губернских городов эти организации объединяли знатоков и любителей местной старины.

Хотя до революции так и не удалось принять государственное законодательство в области охраны памятников искусства и старины, благодаря общественному мнению и деятельности различных учреждений и обществ разрушение национального наследия было в целом остановлено. Императорская семья, церковь, государственные учреждения, городские власти, дворянство и купечество принимали участие в сохранении церквей, монастырей, дворцов, усадеб, крепостных сооружений, городских особняков, музеев и галерей.

Революционные потрясения 1917 г., гражданская война и последующие события коренным образом изменили отношение к памятникам искусства и старины. Разрушение старой государственной системы, тотальная национализация и уничтожение частной собственности, атеистическая политика большевистских властей поставили памятники старины в тяжелейшее положение. Начались раздел и стихийные погромы имений, были закрыты и заняты различными организациями многочисленные монастыри и домовые церкви и др. Нужно было срочно спасать бесценное культурное наследие России. Под эгидой Народного комиссариата просвещения (нарком А. В. Луначарский) в 1918—1920 гг. оформилась государственная система охраны памятников во главе с Отделом по делам музеев и охраны памятников искусства и старины (Музейный отдел). При губернских и некоторых уездных отделах народного образования возникли подотделы или комиссии по делам музеев и охране памятников искусства и старины. В 1918 г. была создана реставрационная комиссия под руководством И. Э. Грабаря, известная позднее как Центральные государственные реставрационные мастерские, имевшая филиалы в Петрограде и Ярославле. Активную работу развернули в первые послереволюционные годы местные музеи и краеведческие общества. К сожалению, в новой системе охраны памятников не нашлось места Московскому археологическому обществу, губернским ученым комиссиям, архивным комиссиям и епархиальным церковно-археологическим обществам — все они были упразднены вскоре после революции. Способы охраны памятников были самые разные: вывоз из национализированных усадеб, имений и монастырей историко-художественных ценностей и создание на их основе новых музеев; взятие на учет архитектурных памятников и надзор за их состоянием (ремонт и реставрация); выдача охранных грамот владельцам частных коллекций. Открытие музеев в усадьбах (Архангельское, Кусково, Останкино, Астафьево), монастырях (Донском, Новодевичьем, Воскресенском, в Новом Иерусалиме) способствовало их сохранению. В 1920-е гг. были отреставрированы памятники Московского Кремля, Ярославля, Средней Азии, Крыма. Значительную роль в изучении местных историко-культурных реликвий на местах сыграло в 20-е гг. краеведение.

Позже в связи с ухудшением политической ситуации в стране и идеологизацией всех сторон жизни стало проявляться всё более негативное отношение к историко-культурному наследию. В конце 20-х — первой половине 30-х гг. созданная ранее система охраны памятников в стране ликвидировалась: были упразднены Музейный отдел Наркомпроса, местные губернские и уездные органы охраны памятников, прекратилась деятельность Центральных государственных реставрационных мастерских, краеведческих обществ, закрылись многие музеи в усадьбах и монастырях. Массовый характер приобрела продажа музейных художественных ценностей за рубеж.

Повсюду власти ради благоустройства городов закрывали и сносили храмы и целые кварталы старой застройки. Только в Москве в 30-х гг. исчезли десятки старинных построек и храмов, среди которых такие шедевры, как Китай-городская стена с башнями и воротами, Триумфальные и Красные ворота, Чудов и Вознесенский монастыри, храм Христа Спасителя, церковь Успения на Покровке и др.

Робкие попытки охранить памятники законодательными актами не смогли в 30-е гг. остановить волну разрушения. Начавшаяся в 1941 г. Великая Отечественная война нанесла непоправимый урон культурному наследию СССР. В результате военных действий сильно пострадали замечательные постройки в Подмосковье, окрестностях Ленинграда, в Новгороде, на Украине, в Белоруссии и Крыму.

Однако именно в военное время, и особенно в первые послевоенные годы, отношение к историко-культурному наследию изменилось. Охраной памятников стали заниматься различные государственные комитеты управления, при Министерстве культуры было образовано Управление музеев и охраны памятников, на местах охрана памятников возлагалась на отделы культуры местных Советов. В 1966 г. образовалось Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры — общественная организация, объединившая многочисленных подвижников на местах. В последующие десятилетия были выявлены и взяты на учет тысячи памятников истории и культуры, однако средств на их ремонт и реставрацию государство отпускало мало. Идеология перестала воздействовать на отбор памятников. Вопросами нахождения и паспортизации памятников, их описания и реставрации занимаются сегодня многочисленные реставрационные мастерские, музеи, Государственный научно-исследовательский институт реставрации, Российский институт культурологии и др.

Благодаря самоотверженному труду реставраторов вернулись к жизни памятники древнего зодчества в Кижах, Суздале, Владимире, Ростове Великом, Новгороде и других городах. Буквально из руин встали дворцы в Павловске, Петродворце, Пушкине под Санкт-Петербургом. Сегодня мы имеем возможность любоваться древнерусскими иконами, картинами известных мастеров живописи, фресками, монументальными росписями.

В последние годы в связи с пересмотром идеологических принципов государственной политики, возвращением храмов и монастырей церкви, хозяйственным освоением городов возрастает внимание к памятникам истории и культуры, их реставрации и рациональному использованию.