Ордынское иго и его свержение

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Феодальная раздробленность, отсутствие единства не позволили Руси в XIII в. отразить монгольское нашествие. В результате кровавого вторжения Батыя в 1237—1240 гг. Русь потеряла значительную часть населения (погибшие и угнанные в рабство). Однако, несмотря на тяжелые потери, боевой дух русского народа не был сломлен, сохранились еще и определенные материальные возможности для продолжения сопротивления. Но среди русских князей, возглавлявших борьбу, не было единства в этом вопросе. Правители наиболее пострадавших земель, напуганные зверствами завоевателей, отчасти не сумели, отчасти не захотели из-за внутренних раздоров объединиться для совместного отпора с князьями неразоренных или слаборазоренных областей. Вызванные в 1243 г. в Орду владимиро-суздальские и рязанские князья не решились ответить отказом и поехали на поклон к Батыю, решив признать над собой власть монголов. Их примеру последовали и многие другие русские князья. Но Галицко-Волынское, Смоленское, Полоцкое княжества и Новгородская феодальная республика продолжали упорно сопротивляться настойчивым попыткам надеть на них монгольское ярмо. Особенно отличился в антиордынской борьбе смелый и талантливый князь Даниил Галицкий, заключивший в 1250 г. антиордынский союз с владимиро-суздальским князем Андреем Ярославичем, который вскоре был вынужден выйти из борьбы и бежать в Швецию. В 1254 г. Даниил Романович отбил натиск ордынского военачальника Куремсы на Владимир-Волынский и Луцк и вернул семь городов, занятых ранее ордынцами.

Лишь после того, как монголам с трудом удалось подавить в 1252 г. восстание во Владимиро-Суздальском княжестве, они смогли приступить к подчинению непокорных западнорусских земель, используя против них не столько свои силы, сколько войска покорившихся им суздальских князей во главе с Александром Невским. Действуя таким изощренным способом, монголы к 1259 г. подчинили себе всю Русь, даже далекий Новгород попал в вассальную зависимость. Но наиболее долго и упорно сопротивлявшиеся западные земли сумели при этом вырвать себе ряд уступок, главной из которых было право самим собирать дань и отсылать ее в Орду, не допуская на свою территорию татарских сборщиков налогов.

Не довольствуясь взиманием громадной дани и принуждением русских князей участвовать в своих завоевательных походах, монголы устраивали жестокие набеги, сопровождавшиеся массовыми убийствами и угоном в рабство русского населения.

Народ, не желавший терпеть такие бесчинства и насилие, несмотря на предательство большей части знати, продолжал стихийную борьбу с монголами. То в одном, то в другом месте вспыхивали разрозненные восстания, жестоко подавлявшиеся ордынцами при помощи вассальных русских князей. Церковь, получившая от Орды значительные льготы (освобождение от уплаты пошлин и др.), также проповедовала покорность, не призывая прихожан к борьбе против завоевателей.

Однако неорганизованная, стихийная народная борьба оказалась не напрасной. Она постепенно подтачивала силы и дух монголов и вынудила их в конце XIII — начале XIV в. отозвать своих баскаков (постоянных ханских послов) и сборщиков налогов почти со всей территории Руси, передав право сбора и отсылки дани самим князьям.

К этому времени в Золотой Орде (так называлось степное государство, созданное Батыем из завоеванных земель) среди монголо-татар начались первые междоусобицы, а в Северо-Восточной Руси, наоборот, наметился процесс собирания русских земель воедино, который сперва возглавила Тверь. В 1317 г. тверской князь Михаил Ярославич наголову разбил довольно крупное монгольское войско, приведенное на него московским князем Юрием в борьбе за великое княжение Владимирское. Видя всевозрастающее непокорство тверичей, хан Узбек вызвал в Орду и казнил там князя Михаила, а затем сделал неудачную попытку опять ввести на Руси баскаков и своих сборщиков дани. Начал Узбек с непослушной Твери, послав туда в 1327 г. в качестве баскака племянника Чолхана (Щелкана) с сильным отрядом. Тверичи, не выдержав бесчинств насильников, восстали и после упорной схватки убили баскака и уничтожили весь его отряд. Это встревожило Узбека, который опасался, что Тверь поддержат, другие русские города. Действительно, если б соперничавшая с Тверью Москва поддержала это антиордынское выступление, то, вероятно, и все другие земли Северо-Восточной Руси выступили бы против монголов. Но княживший тогда в Москве Иван Калита предпочел выступить на стороне Орды и с ее помощью расправиться с соперником, после чего процесс собирания русских земель возглавила Москва.

Перехватив у Твери общерусское лидерство, Москва стала действовать в отношении монголов очень осторожно, наладила исправную выплату громадной дани и исподволь начала копить силы. Постепенно к середине 1370-х гг. Московское княжество в той или иной мере подчинило своему влиянию почти всю Северо-Восточную Русь. В то же время Золотая Орда заметно ослабла из-за внутренних раздоров. Реальную власть в ней захватил темник (военачальник) Мамай (год рождения неизвестен — 1380), правивший через подставных ханов. Видя, что московский великий князь Дмитрий Иванович перестал подчиняться Орде и сократил размер дани, Мамай попытался угрозами и набегами на союзных Москве князей вернуть прежние позиции, но тщетно. Тогда на Русь в 1378 г. была послана карательная рать мурзы Бегича. Но времена Батыя ушли безвозвратно, и соотношение сил склонилось в пользу русских, принявших на вооружение все последние достижения западноевропейского военного искусства и боевой техники.

Выйдя с 30-тысячным войском навстречу Бегичу, Дмитрий в битве на р. Воже искусным маневром заманил врагов в засаду и разбил наголову. Тогда Мамай поднял против Москвы всю подвластную ему Орду и в 1380 г. со 100-тысячной армией двинулся в поход. Дмитрий Иванович вышел навстречу, возглавив общерусское войско, собранное им почти со всей Северо-Восточной Руси. Решающее сражение произошло 8 сентября в верховьях р. Дон на Куликовом поле. После ожесточенного боя левый фланг русской рати стал умышленно отступать, заманив главные силы врагов в ловушку и подставив их под удар засадного полка. Одновременно перешли в контрнаступление отступавший полк левой руки и устоявшие на месте центр и правый фланг русских. Многих ордынцев тут окружили и истребили, а остальных гнали 40 верст. Эта великая победа, за которую Дмитрий был прозван народом Донским, казалось, навсегда покончила с зависимостью от Золотой Орды, но на деле вышло несколько иначе. Через 2 года после Куликовской битвы установивший власть над всей Ордой хан Тохтамыш сделал внезапный и стремительный набег на Русь. Захваченный врасплох Дмитрий на этот раз не успел собрать вовремя большое войско и для продолжения его сбора уехал в Кострому. Тохтамыш осадил и хитростью взял Москву, опустошил и разграбил почти половину Северо-Восточной Руси и затем с добычей ушел в Орду, уклонившись от сражения с подошедшей ратью Донского. Тогда впервые со стен Московского Кремля прозвучали пушки — на Руси появилась артиллерия. Многие князья и бояре ополчились на Дмитрия, обвинили его во всех бедах и побудили возобновить в 1383 г. выплату дани Орде. Но на поклон к хану Донской уже никогда не ездил. После же разгрома Тохтамыша властителем Средней Азии Тимуром (Тамерланом) в 1395 г. Золотая Орда заметно ослабла, и Русь опять прекратила ей выплату дани.

Пытаясь восстановить господство монголов, хан Булат-Султан послал в 1408 г. темника Едигея в стремительный набег на Русь. Русские опять оказались застигнутыми врасплох, и все получилось примерно так же, как и при нашествии Тохтамыша, но взять Москву на этот раз врагам не удалось. Под впечатлением этой неудачи московский князь Василий Дмитриевич в 1412 г. поехал к хану и возобновил выплату дани, но это была уже предпоследняя поездка московских правителей в Орду (последняя состоялась в 1434 г.). А вскоре перестали ездить туда и другие князья. Что касается дани, то она время от времени продолжала еще выплачиваться, но уже в небольшом объеме. Наконец, в 1478 г. московский государь Иван III, объединивший к тому времени под своей властью почти всю Северо-Восточную Русь и приведший в свою волю и Новгород (см. Образование Русского централизованного государства), решил покончить и с этими формальными остатками ига, тем более что Золотая Орда к тому времени распалась на несколько самостоятельных ханств (Казанское, Крымское и др.). Самое сильное из них — Большая Орда во главе с ханом Ахмедом (Ахматом) — считало себя преемницей Золотой Орды и претендовало на власть над Русью. Еще в 1472 г. в ответ на прекращение платежа дани Ахмед сделал набег на Русь, но потерпел неудачу. Тогда он мобилизовал все силы Большой Орды и двинулся на Москву. Однако на Оке дорогу ему преградила многотысячная общерусская рать, имевшая уже ружья и пушки, которых не было у монголов. Пытаясь обойти русских и в надежде получить помощь от польского короля и великого князя литовского Казимира IV, Ахмед передвинулся на запад, на р. Угру, но и Иван III переместился туда же и снова закрыл ордынцам путь для вторжения.

Поляки и литовцы, отвлеченные нападением союзных Ивану III крымских татар, не оказали поддержку Ахмеду, и попытка хана собственными силами атаковать русских была отбита с громадным для него уроном. Получив же вскоре известие, что другое русское войско, спустившись по Волге, захватило ордынскую столицу Сарай и разорило кочевья, Ахмед принужден был поспешно отступить от Угры для спасения собственных владений. Вскоре он был убит в степи союзными Москве тюменскими татарами. Так рухнуло ненавистное монгольское иго, терзавшее русский народ около двух с половиной столетий.

С установлением ордынского ига усилилось отставание Руси от западных европейских стран. Ордынские властители не содействовали централизации русских земель. В их интересах было разжигать вражду между русскими князьями, не допускать их единства. Конечно, длительное господство ордынцев привело, помимо прочего, к обоюдным заимствованиям — в хозяйстве, быту, языке и др. Но главное — монгольское нашествие и иго отбросили назад русские земли в их развитии.