Огюстен Тьерри (1795—1856)

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Выпускник Высшей нормальной школы, Тьерри в 19 лет стал секретарем и ближайшим учеником Сен-Симона (см. Утопический социализм). Совместно с ним написал ряд публицистических статей.

В основе исторической концепции Тьерри лежала идея о борьбе между двумя классами: классом привилегированных и третьим сословием, в состав которого Тьерри включал буржуазию, крестьянство и рабочий класс. На этом были построены четырехтомное сочинение «История завоевания Англии норманнами» и «Письма об истории Франции».

После Июльской революции 1830 г. Тьерри изменил свою первоначальную позицию. В работе «Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия» он уже отмечал положительную роль дворянства, его патриотизм.

Проявление классовых противоречий Тьерри видел также и в борьбе городов за автономию и в имевших место коммунальных революциях. В этих процессах Тьерри усматривал также одно из звеньев в формировании класса буржуазии, интересы которой он последовательно защищал. Неустанная работа и связанное с ней огромное физическое переутомление привели к тому, что в 1830 г. Тьерри ослеп, но с помощью близких не оставлял творческой деятельности, ярким образцом которой стали его «Рассказы из времен Меровингов». Написанные пером блестящего стилиста, яркие по форме, основанные на использовании большого количества источников, «Рассказы» Тьерри привлекли внимание широкого круга читателей многих стран.

Тьерри принимал активное участие в издании серии документальных источников — «Собрание неопубликованных памятников по истории третьего сословия», один из томов которого вышел с его ценным предисловием, названным автором «Опыт истории происхождения и успехов третьего сословия». За свои труды Тьерри был удостоен избрания во Французскую академию надписей.

Революция 1848 г., воочию показавшая наличие непреодолимых противоречий между буржуазией и пролетариатом, определила крах не только научной концепции Тьерри, но и его жизненных устоев. Потрясенный историк писал: «...история Франции, казалось, была опрокинута так же, как и сама Франция».