ОРФОЭПИЯ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Орфоэпия — область фонетики, занимающаяся изучением норм произношения. Точные орфоэпические нормы, как и нормы грамматические, лексические, орфографические, характеризуют литературный язык — язык культуры. Человек, соблюдающий все нормы, владеет литературным языком, и речь его воспринимается как речь культурного человека.

Ошибки произношения всегда являются орфоэпическими. К произносительным ошибкам относят также дикционные (картавость, косноязычие, заикание), которые к культуре речи не имеют отношения, хотя и затрудняют речевое общение. От них желательно избавиться уже в детстве, прибегая, если необходимо, к помощи логопеда.

Орфоэпия в первую очередь изучает варьирование произносительных норм, возникающее в результате исторических изменений, когда нормы произношения бытуют одновременно в старом и новом варианте.

Так, в предударном слоге после твердых шипящих на месте а может произноситься два звука: [а] и [ыэ]. В одних словах, раньше звучавших со звуком [ыэ], произошла замена этого звука на [а]: вместо ж[ыэ]ра, иг[ыэ] гать стали говорить ж[а]ра, ш[а]гать. Обе нормы, старая и новая, считаются литературными. Старое произношение называется иногда сценическим: оно прочнее всего сохраняется на сцене; ио сохраняется в речи старшего поколения.

Театр, сберегая наше культурное наследие, сознательно культивирует старые нормы, чтобы они не казались архаичными и не забывались. Полный отказ от традиционных, устоявшихся норм означал бы разрушение русского классического стиха, тогда многие стихотворные строки, рифмы которых инструментованы по старой норме, распались бы.

К таким орфоэпическим вариантам относится, например, твердое и мягкое произношение г, к, х в окончаниях прилагательных.

Так пел нам странник одинокий

В виду лионских стен.

Где юиоше судьбой жестокой

Назначен долгий плен.

(В. А. Жуковский)

Старое, твердое, произношение обеспечивает здесь точную рифму (одинокий произносится так, словно написано одинокой). Новое же произношение, с мягким к, исказило бы стих. Поэтому произношение гром[к'и]й — гром[къ]й, слад[к'и]й — слад[къ]й считаются одинаково правильными, но они различаются как новое, все более распространяющееся в бытовой речи молодого поколения, и традиционное, сохраняющееся в первую очередь на сцене.

Вариативность нормы приводит к тому, что старая и новая нормы противопоставляются как сценическая и обычная или как высокая и нейтральная. Отсюда и характер орфоэпических рекомендаций: даются норма рекомендуемая (или высокая, стилистически приподнятая, сценическая) и норма допустимая (стилистически сниженная, применяемая в обычной речи).

В таком же соотношении находятся две нормы произношения возвратных частиц -ся, -сь. Твердое произношение, старое (бою[с], признаю [с], простил [са]) — отличительная черта актерского и отчасти дикторского произношения — это стилистически приподнятая норма, в то время как мягкое произношение возвратных частиц — стилистически нейтральная норма. Защита старой нормы диктуется теми же требованиями сохранения культурного наследия:

И лавр, и темный кипарис

На воле пышно разрослись.

(А. С. Пушкин)

Была покрыта чешуей

Ее спина — она вилась

Над головой моей не раз.

(М. Ю. Лермонтов)

Эти стихи должны быть прочитаны только с твердым вариантом возвратной частицы.

Кроме противопоставления старой и новой орфоэпических норм в произносительных вариантах различают произношение нормативное и противоречащее норме. Так, например, буквенное сочетание чн может произноситься по-разному: как [чн] (цветочный, избыточный, красочный), как [шн] (горчичник, яичница, пустячный, скучно) и вариативно, т. е. как [чн] и как [шн] — оба произношения в равной степени правильны (копеечный, булочная, прачечная, пряничный, молочница). Произношение [чн], а не [шн] в слове конечно считается неправильным.

По такой же трехзначной шкале распределяются и некоторые другие орфоэпические варианты. Например, смягчение согласных перед мягкими согласными представляется сейчас явлением довольно неустойчивым. Можно слышать, как голос диктора в метро произносит: «Осторожно, [дв']ери закрываются», а на другой линии слово двери другой диктор произносит с мягким [д']. Оба варианта (че[т]верг — че[т']верг, [д]ве — [д']ве) считаются правильными. Сочетания с мягким зубным (перед мягким убным) преобладают в речи актеров и дикторов. В бытовой речи чаще звучат сочетания [дв'], [тв'], [св'] с твердым губным согласным перед мягким - губным.

Большие изменения происходят сейчас в произносительных нормах заимствованных слов. Существовавший раньше фонетический закон смягчения согласных перед е перестал действовать повсеместно, и тенденция к смягчению значительно ослабела. Некоторые слова укрепились в произношении с твердыми согласными (партер, термос, бутерброд), у других произносительная норма утвердила мягкое произношение согласных (термин, музей, консервы), третьей группе слов опять-таки разрешено вариантное произношение, т. е. с твердыми и мягкими согласными перед е могут произноситься слова темп, сессия, конгресс.

Внимательного отношения требуют и гласные звуки в безударной позиции. Замена [у] на [ъ] воспринимается как просторечие. Режет слух реплика, услышанная в буфете: «Дай мне [бърат'инъ]» (имеется в виду напиток «Буратино»), а свой комический эффект слово [къл'инарнъjь] (училище) получило исключительно за счет этой как будто бы безобидной замены [у] редуцированным звуком. Сами редуцированные гласные тоже должны звучать, их выпадение совсем не безобидно, оно тоже приводит к просторечию: [пкажы], [гвар'у], [пч'иму], [птаму].

Таким образом, орфоэпия, защищая старые, но еще живые нормы произношения, сознательно сдерживая процессы фонетических изменений, продлевая жизнь произносительным нормам, охраняет наше культурное поэтическое наследие.

Стремление к правильности речи, требовательное отношение к культуре произношения, обостренное чувство языковой нормы приводят к тому, что неорфоэпическое произношение становится оскорбительным для слуха. Оно вызывает осуждение в любой культурной среде.

Наиболее авторитетное руководство пс современной орфоэпии — книга Р. И. Аванесова «Русское литературное произношение» (любое издание).