Национальный вопрос в России

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Уже на заре человеческой истории людям было свойственно стремление объединяться в сообщества сначала по кровнородственному, а затем по территориальному признаку. Возникали племена, затем племенные союзы, которые с появлением государственной власти стали преобразовываться в крупные государственные образования. Но они, несмотря на всю их внешнюю мощь и высокий порой уровень культуры, были довольно непрочными. Торговые связи между отдельными их территориями практически отсутствовали или были очень слабыми. Многочисленные группы населения таких государств, часто включенные в них насильно, различались между собой по языку, культуре, уровню развития экономики и другим признакам, что не позволяло им считать себя чем-то единым и целым. Какое-то время они держались только силой оружия и необходимостью сплочения перед угрозой нападения внешних врагов. История показывает, что все империи древности и средневековья, создававшиеся путем покорения народов, не имели исторической перспективы, хотя и существовали порой очень долго. Такова была судьба Римской империи, которой не помогло даже распространение римского и латинского гражданства на завоеванные территории, империи франков Карла Великого, Золотой Орды и др.

Древнерусскому государству завоевательные тенденции были присущи меньше, чем другим государствам, но все же слабость внутренних экономических связей привела его к распаду на отдельные территории и в дальнейшем к зависимости от Золотой Орды (см. Монгольское нашествие, Ордынское иго и его свержение).

В то время в русских княжествах, при отсутствии государственного единства, основной массе населения необходимо было как-то отличать себя от других по принципу: «свой» — «чужой». Это нашло своё выражение в религии, ставшей мощнейшей идеологической силой. Идея сплочения для борьбы за христианскую веру поддерживала русских в деле возрождения Русского государства. Не случайно в борьбе против Мамая, закончившейся Куликовской битвой в 1380 г., московский князь Дмитрий Иванович обратился за помощью к авторитетнейшему в народе настоятелю и игумену Троице-Сергиева монастыря Сергию Радонежскому, поддержка которого в значительной степени и обеспечила успех объединения почти всех русских князей под московским знаменем. Это уже проявление национального вопроса в религиозной форме, первые вехи национального самосознания.

Но религия не могла стать долгосрочной основой государственной политики какой бы то ни было страны. Иван Калита спокойно принимал участие в карательном походе ордынских войск, не задумываясь о вопросах веры. В XV в. великий князь московский Иван III вступил в союз с крымским ханом Менгли-Гиреем против христианского, хотя и католического, польско-литовского короля Казимира, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести. Во время Великого посольства Петра I в Европу с целью создания антиосманской коалиции европейские дипломаты быстро объяснили российскому царю, что союз христианских народов против неверных турок дело, конечно, хорошее, но менее важное, чем возникшие проблемы борьбы за испанское наследство. Уже в XIX в. Османская империя неоднократно участвовала в европейских коалициях, выступая на стороне одних христианских государств против других. Таким образом, национальный вопрос приобретал уже не столько религиозный, сколько государственный характер.

Процесс развития капитализма с образованием единого внутригосударственного рынка, интенсивным обменом товаров между отдельными территориями, с одной стороны, способствовал ломке внутренних границ, исчезновению или ослаблению языковых диалектов и консолидации населения в единую нацию; с другой, вступал в противоречие с естественным стремлением народов сохранить национальную самобытность, культуру, стиль жизни и т. п. В разных странах с этой проблемой пытались справиться по-своему, но универсального ее решения добиться так и не удалось.

С течением времени вследствие колониальной политики ведущих европейских держав национальный вопрос вступил в новую фазу, так как колониальные империи стали государствами многонациональными, где нация страны-метрополии выступала в роли угнетающей по отношению к народам колоний, что в свою очередь привело к усилению национально-освободительной борьбы с их стороны. К началу XX в., когда мир был уже практически поделен, национальный вопрос все более стал приобретать межгосударственный характер, поскольку столкновения крупных государств из-за передела мира объяснялись их национальными интересами.

В России национальный вопрос имел особую специфику. Процесс развития капиталистических отношений шел здесь медленнее, чем в большинстве европейских стран, а территория государства продолжала расширяться, присоединяя к себе области, где жили народы, находившиеся порой даже на дофеодальном уровне развития. В то же время государство пыталось не просто грубо эксплуатировать новые территории, а включать их в свою экономическую систему. Это привело к тому, что Россия стала более прочным многонациональным государством, чем, например, Австро-Венгрия, и межнациональные противоречия в ней носили несколько менее острый характер, чем в ряде других стран, хотя и представляли собой серьезную проблему.

С XVI по XIX в. в состав Российского государства вошли Сибирь, Кавказ, Средняя Азия, Казахстан, Польша, Прибалтика, Финляндия и ряд других территорий, совершенно различных по экономическому, культурному, религиозному и другим уровням (см. Кавказа присоединение к России, Сибири и Дальнего Востока освоение, Средней Азии присоединение к России, Разделы Польши). К началу XX в. собственно русское население в России составляло менее 50%. В стране проживало около 200 народов, каждый из которых представлял собой самобытную общественную систему.

Россия была унитарным государством с жестко централизованной системой управления, где не предполагалась возможность самоуправления каких-либо отдельных его территорий. Правда, на практике допускался ряд исключений: некоторые элементы автономии имела Финляндия; сравнительно недолго существовала конституционная система в Польше; в Средней Азии были формально независимые Бухарское и Хивинское ханства, но в действительности они полностью зависели от российского правительства.

России в попытке решить национальные противоречия была присуща известная гибкость. Так, богатая правящая верхушка присоединенных народов включалась в элиту и получала права российского дворянства. Нерусские народы дали России много выдающихся военных и государственных деятелей, ученых, художников, композиторов, писателей (Шафиров, Багратион, Крузенштерн, Лорис-Меликов, Левитан и др.). Правительство старалось со вниманием относиться к местным национальным традициям и обычаям. Таким образом, известное высказывание В. И. Ленина о России как о «тюрьме народов» было существенным преувеличением, преследовавшим конкретные политические цели. Точно так же «тюрьмой народов» можно было назвать любое многонациональное государство того времени.

И все же национальные отношения в Российской империи нельзя представлять как идиллию. В ней периодически вспыхивали межнациональные конфликты, нередко перераставшие в открытые столкновения с немалыми человеческими жертвами. Сильной дискриминации подвергалось еврейское население. Оно было ограничено в праве жительства и свободного передвижения; исключение составляли только купцы первой гильдии и лица с университетским образованием (см. Купечество). В начале XX в. в ряде городов России происходили кровавые еврейские погромы. В неравноправном положении находилось и польское население. Многочисленные правовые ограничения были установлены для поляков на государственной службе и в армии. В 1898 г. вспыхнуло восстание среди узбеков тогдашней Ферганской области, недовольных политикой царской администрации в отношении мусульманского населения. Во главе его стоял пользовавшийся огромной популярностью местный религиозный вождь Дукчи Ишан. Восстание было жесточайшим образом подавлено — все кишлаки, где жили руководители восстания, сравняли с землей. В 1916 г. произошло восстание под руководством А. Иманова в Средней Азии.

Межнациональные конфликты происходили в России не только между русскими и национальным населением. В конце XIX — начале XX в. резко обострились армяно-татарские отношения, вылившиеся в самую настоящую резню.

Для решения национального вопроса предлагались различные варианты. По одному из них необходимо было предоставить национальным меньшинствам культурно-национальную автономию без права государственного отделения. Такое решение ставило их в неравноправное отношение к остальным народам. По другому — признать права нации на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. Это, однако, противоречило общемировой тенденции интернационализации экономики и формирования крупных государств. Теория социалистических учений признавала национальный вопрос неразрешимым в рамках существования капиталистических общественных отношений. Только с их ликвидацией исчезнет основа для межнациональных конфликтов, и, следовательно, национальный вопрос будет разрешен.

После Октябрьской революции 1917 г. попытка реализации этих положений была предпринята при образовании СССР. СССР представлял собой федерацию национальных государств, т. е. страну, где при наличии единой центральной власти ее отдельным государственным образованиям (в данном случае национальным) предоставлялась большая самостоятельность в решении внутренних вопросов. Предполагалось, что объединение трудящихся устранит причины, побуждающие народы к отделению их от России, хотя такое право было зафиксировано в «Декларации прав народов России» в ноябре 1917 г. В образованном в 1922 г. СССР это право закрепляла Конституция (см. Союз Советских Социалистических Республик). Считалось, что совместная защита от капиталистического окружения, социалистическое строительство, добровольность объединения союзных республик будут способствовать сближению народов СССР и объединению их в одно союзное многонациональное государство. На определенном этапе действительно так и было, что позволило СССР построить мощную экономику и одержать победу в тяжелой Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.

Именно это и послужило исходным тезисом утверждения, что в СССР национальный вопрос решен полностью и окончательно. В какой-то степени межнациональные противоречия сгладились, но полностью их ликвидации не последовало, так как идеи социализма были реализованы в СССР в искаженном виде и практическое их вопло-* щение далеко не совпадало с теорией. Самостоятельность союзных республик в значительной степени была формальной. Право выхода из СССР практически не могло быть использовано (да и его не предполагалось). Кроме того, в 30—40-х гг. многие народы (немцы, балкарцы, калмыки, крымские татары и др.) были насильственно депортированы с мест, где они проживали (см. Массовые политические репрессии в СССР в 30-х — начале 50-х гг.). Экономическая политика центрального правительства нередко приводила к однобокому развитию союзных и автономных республик. Национальные и культурные традиции народов часто не принимались во внимание и др. В результате межнациональные проблемы были загнаны вглубь. С распадом СССР они вспыхнули с новой силой. В настоящее время национальный вопрос в Российской Федерации и странах бывшего СССР представляет собой одну из самых важнейших государственных проблем. Исторический опыт показывает, что силовые попытки его решения малоперспективны. Жизнь требует поиска новых форм решения национального вопроса.