Народничество

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

У истоков идеологии народничества стояли Н. Г. Чернышевский и А. И. Герцен (см. Революционеры-демократы 50—60-х гг. XIX в.) Свое законченное выражение она обрела в работах М. А. Бакунина, П. Л. Лаврова, П. Н. Ткачева. Твердо убежденные в том, что человечество в своем развитии неизбежно должно прийти к социализму, теоретики народничества возлагали особые надежды на Россию. Они рассматривали крестьянскую общину как зародыш социализма, как залог относительно быстрого и безболезненного перехода к новому строю. Народников особенно привлекала возможность достичь социализма, минуя капитализм, избежав пролетаризации крестьянства и образования класса буржуазии. Для того чтобы решить поставленную задачу, достаточно передать крестьянам все пахотные земли и другие угодья, избавить их от непосильных налогов, освободить от контроля со стороны административно-полицейских органов.

Сходясь в основных теоретических положениях, ведущие идеологи народничества предлагали различные пути для их претворения в жизнь. Бакунин видел такой путь в крестьянской революции, которую нужно было начать как можно скорее, тем более что крестьяне, считал он, к ней готовы. Сторонники взглядов Бакунина составляли бунтарское направление в революционном народничестве.

Лавров также поддерживал идею крестьянской революции и рассматривал интеллигентов-революционеров как силу, способную привлечь к ней народные массы. Но в отличие от Бакунина он считал, что нужна напряженная пропагандистская работа, чтобы интеллигенция смогла найти общий язык с крестьянством. Сторонники Лаврова составили пропагандистское направление.

И наконец, Ткачев, главный теоретик заговорщического направления, исходил из того, что разрыв между народом и интеллигенцией, по существу, непреодолим. В условиях самодержавно-бюрократического строя поднять крестьян на сознательное революционное движение невозможно. Общину должна освободить интеллигенция, полагаясь на собственные силы: организовать заговор, захватить путем вооруженного переворота государственную власть и сверху провести необходимые преобразования.

В конце 1860 — начале 1870-х гг. в России в молодежной студенческой среде возник целый ряд кружков, находившихся под влиянием идеологии революционного народничества. В 1874 г. началось массовое «хождение в народ» молодежи под бакунинскими лозунгами. Однако поднять крестьян на революцию «бунтарям» не задалось; все их призывы встречали в крестьянской среде недоверчивое, а нередко и враждебное отношение. К тому же это движение было стихийным, плохо организованным. Местные власти и политическая полиция легко разгромили его.

С 1875 г. революционеры повели более планомерную и продуманную пропаганду в деревне. Они организовали сельскохозяйственные колонии, устраивались на работу в земства, волостные правления, попытались установить личный контакт с крестьянами, завоевать их уважение и доверие. В 1876 г. возникла «Земля и воля» — организация, игравшая в этой пропагандистской деятельности роль координационного центра. Отказавшись от идеи стихийного бунта, народники стремились создать в деревне опорные пункты для организованного восстания. Однако никаких серьезных результатов они не достигли.

Постоянные неудачи заставляли революционную интеллигенцию искать новые пути. В 1879 г. происходит идейный, а затем и организационный раскол «Земли и воли». Она распалась на две новые организации — «Черный передел» и «Народную волю». «Черный передел» с Г. В. Плехановым остался на старых, «землевольческих» позициях, пытаясь путем пропаганды подготовить крестьянскую революцию; его деятельность оказалась бесплодной. «Народная воля» на первый план выдвинула политическую борьбу за преобразование государства. С точки зрения народовольцев, предшествующие неудачи обусловливались деспотическим характером государственного строя, тем, что отсутствие свободы слова, печати, собраний, беззаконные репрессии со стороны власти делали невозможной организацию планомерной социалистической пропаганды. Следовательно, прежде всего необходимо было добиться свержения самодержавия. При этом народовольцы не отказывались от поиска опоры в массах и по-прежнему придавали большое значение пропаганде своих идей среди крестьянства, рабочих, в армии. Однако очень скоро главным средством их борьбы с властью стал индивидуальный террор: с его помощью они надеялись дестабилизировать, развалить существующий строй (см. Террор).

«Народная воля» собрала в свои ряды ярких, незаурядных людей — А. И. Желябова, А. Д. Михайлова, Н. А. Морозова, С. Л. Перовскую, В. Н. Фигнер и др. Они создали немногочисленную, но очень сильную, дисциплинированную, великолепно законспирированную организацию. Предприняв ряд террористических актов против различных представителей власти, народовольцы постепенно все свои силы сконцентрировали на убийстве царя. В 1879—1880 гг они совершили ряд неудачных покушений на Александра II, в том числе и взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г.

На протяжении 1870-х гг. правительство постоянно усиливало репрессивные меры. В ходе судебных процессов выносились самые суровые приговоры. Власть начала прибегать к смертной казни. С 1871 г. в России была введена административная высылка: подозреваемых в революционной деятельности высылали без судебного разбирательства. Однако против «Народной воли» все эти меры не срабатывали. К тому же репрессивная политика правительства, ломавшая судьбы сотен людей, нередко имевших лишь косвенное отношение к революционной деятельности, озлобляла общество и создавала благоприятную атмосферу для деятельности подполья.

В этих условиях власть прибегла к экстраординарным мерам. 12 февраля 1880 г. была образована «Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия» во главе с М. Т. Лорис-Меликовым, попытавшимся вести более гибкую политику. Так, он продолжил беспощадную борьбу с революционным подпольем, причем благодаря реформе политического сыска добился в этом деле серьезных успехов: во второй половине 1880 — начале 1881-х гг. были арестованы лидеры «Народной воли». В то же время Лорис-Меликов счел нужным пойти на некоторые уступки обществу, с тем чтобы привлечь на сторону правительства его «благомыслящую часть». Он провел ряд мер, смягчавших цензуру печати и произвол местной администрации в отношении земских органов, представил царю проект, названный впоследствии «Конституция» Лорис-Меликова (см. Александр II и реформы 60—70-х гг. XIX в.). Народовольцев деятельность Лорис-Меликова не удовлетворяла ни в малейшей степени. Они организовали очередное покушение на Александра II. 1 марта 1881 г. царь был убит. Ультиматум, предъявленный народовольцами Александру III, содержал целый ряд требований, главным из которых был созыв «представителей от всего русского народа для пересмотра существующих форм государственной и общественной жизни». В противном случае «Народная воля» угрожала продолжением террора. В ответ новый царь в апреле 1881 г. опубликовал манифест «О незыблемости самодержавия», свидетельствовавший о его стремлении отказаться от реформаторского курса (см. Александр III и контрреформы 80—90-х гг. XIX в.). «Конституция» Лорис-Меликова была отклонена, сам он ушел в отставку. В то же время политической полиции удалось с помощью провокатора С. П. Дегаева разложить «Народную волю» изнутри, а затем в 1882 г. окончательно разгромить ее. Пятеро народовольцев — А. И. Желябов, С. Л. Перовская, Н. И. Рысаков, Т. М. Михайлов, Н. И. Кибальчич были повешены.

Народовольческие традиции находили немало последователей среди русской интеллигенции и в последние десятилетия XIX в. Однако при хорошо организованной и профессионально действовавшей политической полиции террористические группы были обречены: охранка, как правило, ликвидировала их в стадии становления, не дав приступить к серьезным действиям. И все же, несмотря на неудачи, революционные народники пытались создать крупную единую организацию, осмыслить причины своих поражений, разработать более действенную программу борьбы за свои идеалы. К концу XIX в. их деятельность заметно активизировалась, возникли региональные организации с центрами в Москве, Минске, Киеве, послужившие впоследствии основой для создания общероссийской «Партии социалистов-революционеров».

В отличие от более раннего этапа народнического движения в 1880 — начале 1890-х гг. главным направлением стало либеральное, а не революционное. Его представители В. П. Воронцов, Н. Ф. Даниельсон, И. И. Каблиц, разделяя основные положения народнической идеологии, рассчитывали на возможность мирного движения в этом направлении — через организацию финансовой помощи крестьянству, ликвидацию крестьянского малоземелья, улучшение условий аренды и т. п. Именно в среде либерального народничества возникла популярная в те времена «теория малых дел», нацеливавшая интеллигенцию на ежедневную будничную работу, направленную на улучшение положения крестьянства: в земских школах, больницах, волостных правлениях и т. п. Представители либерального народничества составили самую значительную часть «идейной» земской интеллигенции. От либералов, с которыми им приходилось работать в земстве, либеральные народники отличались прежде всего тем, что для них первостепенное значение имели социально-экономические преобразования, а политические (введение конституции, политических свобод) — второстепенное.