НИКОЛАЙ ФЕОФАНОВИЧ ЯКОВЛЕВ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Николай Феофанович Яковлев вошел в историю отечественной науки и культуры как кавказовед и специалист по теоретической и приклад ной лингвистике, хотя он окончил (в 1916 г ) историко-филологический факультет Московского уни верситета по славяно-русскому отделению Молодой Яковлев самым усердным образом изучал русскую этнографию и фольклор, совершил несколько экспедиций в Московскую, Архангельскую, Саратовскую и Вологодскую губернии и намеревался и в дальнейшем посвятить себя этнографии.

К счастью для лингвистики, собранная им в экспедициях и сданная в Румянцевскнй музей коллекция предметов крестьянского быта и одежды не произвела никакого впечатления на посетителей, а вот отчеты, которые Н Ф Яковлев сделал в Московской диалектологической комиссии и в Московском лингвистическом кружке, обратили на себя внимание языковедов Д Н. Ушакова, Н Н Дурново и других: их поразила высокая профессиональная точность диалектологических записей и глубина теоретического осмысления материала.

Но именно в это время в жизни Н. Ф. Яковлева произошел крутой поворот: по рекомендации академика А А Шахматова он «решил переменить специальность и заняться языками и этнографией народов Северного Кавказа, изучением которых русская наука к этому времени почти перестала заниматься» (из авто биографии) Начиная с 1920 г Н Ф Яковлев практически ежегодно организует широкие этнолингвистические экспедиции в Кабарду, Чечено-Ингушетию, Дагестан, Адыгею, Абхазию Результатом экспедиций явились многочисленные (свыше 80) лингвистические труды, в том числе 15 книг, почти каждая из которых была событием в кавказоведении

Однако эти работы ученого важны для нас не сами по себе, а благодаря той роли, которую они сыграли в советской культурной революции, в советском языковом строительстве С выходом в свет книги Н Ф Яковлева под «скучным» названием «Таблицы фонетики кабардинского языка» (М, 1923), содержавшей подробное описание звукового строя лишь одного языка, в распоряжение участников языкового строительства в стране поступила теория фонем (см Фонема) — теория, способная осветить практику этого строительства, подВести под нее теоретический фундамент.

Фонемы выделяются не потому, что они сознаются каждым отдельным говорящим, говорил Н. Ф. Яковлев, но они потому и сознаются говорящими, что в языке эти звуки выполняют особую грамматическую роль. Именно эта единица подлежит передаче на письме.

Эта теория фонем выдвинула ее создателя на капитанский мостик национального языкового строительства — сначала в качестве ученого-эксперта в Главнауке Наркомпроса, на конференциях и научных заседаниях, а затем как ведущего работника Научного совета Всесоюзного Комитета нового Алфавита при ЦИК СССР (1926—1937). Н. Ф. Яковлев возглавил дело научного обеспечения стихийно возникшего (прежде всего в среде широких масс тюрко-язычных народов) движения за создание рациональных письменностей для народов Северного Кавказа, Дагестана, Абхазии, для тюркских, финно-угорских, монгольских, тун-гусо-маньчжурских языков, а также для языков народностей советского Крайнего Севера. Создание таких письменностей было необходимо в интересах приобщения масс к печатному слову, в интересах образования и культуры, а также для устранения графического барьера на пути овладения населением национальных республик Союза русским языком как средством межнационального общения.

Сформулированный Н. Ф. Яковлевым фонемный принцип письма позволил создать письменности для 70 языков народов СССР.

Исключительно большую роль в утверждении научных принципов построения алфавитных и орфографических систем для письменностей народов СССР сыграла обоснованная Н. Ф. Яковлевым «Математическая формула построения алфавита (опыт практического приложения лингвистической теории)»: она позволяла создателям конкретных национальных письменностей находить наиболее экономные способы передачи фонем на письме.

Деятельность Н. Ф. Яковлева и его соратников — среди них были такие ученые, как Н. А. Генко и А. М. Сухотин,— не ограничивалась одной лишь разработкой систем графики и орфографии: она охватывала всю совокупность вопросов, входящих в понятие «национальный литературный язык».