НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ МИКЛУХО-МАКЛАЙ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Когда Миклухо-Маклай впервые появился в новогвинейской деревне, папуасы встретили его враждебно. Несколько стрел пролетело над головой невооруженного путешественника. Тогда он расстелил на земле циновку, лег на нее и заснул, окруженный изумленной толпой.

Это произошло 1 октября 1871 г. К тому времени Н. Н. Миклухо-Маклай уже несколько лет провел в путешествиях, посетив Канарские острова, Сицилию, прибрежные районы Красного моря, занимаясь научными исследованиями. Наконец, в 1869 г. Русское географическое общество утвердило план экспедиции Миклухо-Маклая в Новую Гвинею.

Шаг за шагом мужеством, терпением и справедливостью ученый завоевывает уважение и дружбу папуасов, овладевает их языком. Он занимался антропологическим изучением папуасов, измерял температуру воды и почвы, высоту гор, определял виды растений, препарировал птиц, собирал утварь, украшения и оружие, слушал песни, знакомился с обрядами местных жителей. Миклухо-Маклай учил папуасов пользоваться орудиями из металла, лечил их от ран и болезней. Аборигены отвечали ему взаимностью—угощали мясом диких животных, приносили рыбу, бананы, кокосовые орехи.

Ученый представил убедительные антропологические доказательства, что папуасы ничем принципиально не отличаются от европейцев, и сделал вывод, что никаких «низших» рас не существует.

Через 15 месяцев Миклухо-Маклай покинул своих друзей. На борту русского клипера «Изумруд» он обошел Малайский архипелаг, несколько месяцев провел в Батавии (Джакарта), путешествовал по полуострову Малак-ка, изучая местные племена, посетил Сингапур. Через три с половиной года Миклухо-Маклай снова прибыл на Новую Гвинею к старым знакомым, которые устроили ему радостную встречу.

17 марта 1883 г. Миклухо-Маклай в третий раз посетил берег Новой Гвинеи, теперь носящий его имя. Пробыл он здесь лишь несколько дней. В 1886 г., истерзанный ревматизмом и малярией, Маклай окончательно вернулся в Петербург.

Л. Н. Толстой в письме к ученому писал: «Вы первый, несомненно, опытом доказали, что человек везде человек, то есть доброе, общительное существо, в общение с которым можно и должно входить только добром и истиной».