НЕКРАСОВ Н. А., ЯЗЫК ЕГО ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Язык произведений Некрасова иногда называют однообразным. (Вспомним слова Маяковского о Некрасове: «Воет, воет!») Мнение неверное. Некрасов — это и поэт-лирик, и поэт-трибун, и поэт-рассказчик, и поэт-сатирик, обличитель. Разнообразие стиля Некрасова-поэ-та станет очевидно, если сравним, с одной стороны, такие стихотворения, как «Мы с тобой бестолковые люди...», и, с другой — «Н. Г. Чернышевский», или «Кумушки», или, скажем, «Нравственный человек». Поэт постоянно искал такой стиль, который бы наиболее соответствовал содержанию стихотворений.

Однако при всех этих различиях у языка произведений Некрасова есть общие черты. Именно в этих чертах кроется причина глубокого воздействия поэтического слова Некрасова на читателей-современников и на потомков.

Идейно-образное и эмоциональное содержание поэзии связано с богатством «напоминающих» (ассоциативных) свойств слов, выраже ний, образов, использованных в произведении Ведь ни один поэт не начинает все заново, его творчество, и в первую очередь его язык, всегда заключает в себе элемент прошлого, момент традиции Как же использует традиционные поэтические средства Н А Некрасов?

Слова и обороты, известные донекрасовской поэзии, в произведениях Некрасова часто изме няют свой смысл Примером этому может служить стихотворение «Душно1 Без счастья и воли » Его глубинное содержание (подтекст) связано с расширением значений слов ночь, буря, чаша

Душно! Без счастья и воли

Ночь бесконечно длинна

Буря бы грянула, что ли?

Чаша с краями полна!

Грянь над пучиною моря,

В поле, в лесу засвищи,

Чашу вселенского горя

Всю расплещи!

Слово ночь с определением «без счастья и воли» не просто называет только время суток, оно говорит об условиях жизни в России Слово буря не только обозначение бури в природе, но и образ общественного потрясения

Главная особенность изменения смысла слов в поэзии Некрасова состоит в том, что слова обогащаются и изменяются в одном направлении в них углубляется социальное содержание К. И. Чуковский писал, что слово дело у Некрасова «почти всегда означало революционное служение народу», слово терпение (а также терпеть, терпеливый) «почти всегда имело укоризненный смысл и было синонимом примирения с действительностью» В приведенном стихотворении и слово чаша осмысливается в социальном плане Его содержание и традиционно, и в то же время ново использован традиционный фразеологизм чаша терпения, горя, но речь идет о переполненной чаше терпения народного

Изменение содержания старых средств поэ зии осуществляется Некрасовым наряду с ши роким вовлечением в поэтический язык нового словесного материала Особенное, некрасовское здесь — это обилие слов социально-быто вой речи наименований предметов, явлений и бытовых процессов, трудовых будничных дел различных слоев населения Особенно много таких слов в произведениях о народной жизни Эти слова не только сообщали колорит простоты, безыскусственности, «живой» жизни Они обрастали новыми образными значениями, получали возможность передавать не свойственное им в бытовой речи содержание Например, в стихотворении «Друзья» слова про торить, лапти устанавливают своеобразную перекличку с высокой темой пушкинского «Памятника», с темой народной памяти о поэте Языковая палитра Некрасова содержит и совсем новые краски Поэт черпает их из народной жизни, из устного народного творчества Они то в большей мере и характеризуют непов торимую некрасовскую манеру Чрезвычайно важно при этом, что образные и речевые средства из народного источника используются не только в произведениях о жизни народа, таких, как «Забытая деревня», «Притча о Ермолае трудящемся» Здесь их применение можно объяснить самим предметом изображения Они употребляются и в глубоко «личных» лирических стихотворениях, раскрывающих внутрен ний духовный мир поэта В них звучит голос самого поэта-лирика — явление новое в развитии поэтической речи

Тема нравственного страдания раненного клеветой человека и тема посмертной памяти о поэте предельно просто и глубоко выражены в стихотворении «Что ты, сердце мое, расходилося?»

Что ты, сердце мое расходилося?

Постыдись! Уж про нас не впервой

Снежным комом прошла прокатилася

Клевета по Руси по родной

Не тужи! пусть растет, прибавляется,

Не тужи! как умрем,

Кто нибудь и об нас проболтается

Добрым словцом

Здесь решительно преобладают средства разговорные (расходиться — о сердце, проболтаться, словцо, союз как в значении «когда») и народно-поэтические (прошла-прокатилася, по Руси по родной, растет, прибавляется, тужить, доброе словцо) Поэт полностью отказывается от специфичных для языка поэзии словесных украшений и отдает предпочтение словам на родного речевого источника

Лирический текст как бы пропитан фольк лорным духом В нем налицо многие приметы тоэтики фольклора и постоянные эпитеты (словцо доброе, Русь родная), и форма твори тельного падежа для выражения сравнения (снежным комом в значении «как снежный ком»), и разнообразные повторы (здесь повторение и одного и того же слова с народно поэтической окраской не тужи не тужи, и близких по смыслу слов прошла-прокатилася ит д ) Разговорный и народно поэтический стиль стихотворения создают и синтаксические средства нет длинных, сложных фраз, предло жений с причастными и деепричастными оборотами Строй стихотворения простой, разго ворный, прямое обращение, формы повелитель ного наклонения глаголов постыдись, не тужи в значении просьбы, употребление частиц уж, пусть способствуют возникновению доверитель ного тона, задушевности

Особенно характерно для поэзии Некрасова сложное переплетение книжно литературных и устно разговорных форм речи Они сочета ются в одном и том же стихотворении, переос мысляя и обогащая друг друга. Примером может служить стихотворение «В полном разгаре страда деревенская...»

В полном разгаре страда деревенская

Доля ты! — русская долюшка женская!

Вряд ли труднее сыскать

Немудрено что ты вянешь до времени

Всевыносящего русского племени

Многострадальная мать!

Высокий собирательный образ русской женщины — матери русского племени,— создава емый с помощью характерных книжных эпите тов (многострадальная мать всевыносящее русское племя), поэтический глагол вянуть (в переносном значении) выступают в составе непринужденно разговорного оборота Немудрено что Так уже в самом начале стихотворе ния сочетаются книжность и разговорность

Зной нестерпимый равнина безлесная

Нивы покосы, да ширь поднебесная —

Солнце нещадно палит

Бедная баба из сил выбивается

Столб насекомых над ней колыхается

Жалит щекочет жужжит!

Приподнимая косулю тяжелую,

Баба порезала ноженьку голую —

Некогда кровь унимать!

Слышится крик у соседней полосыньки

Баба туда — растрепалися косыньки —

Надо ребенка качать!

Эта часть текста стилистически однородна и строится исключительно разговорно На именования предметов деревенского быта, эмоционально оценочная лексика, бессоюзная связь внутри сложных предложений — вот что создает эту разговорность.

На фоне реалистического изображения крестьянского труда слова слезы, пот воспринимаются в прямом конкретном значении:

Слезы ли, пот ли у ней над ресницею,

Право, сказать мудрено.

В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею,

Канут они — все равно!

Однако уже начало следующей, заключительной строфы, очень «литературное» по строю речи: инверсия эпитета и притяжательного местоимения,. причастие в роли определения сообщают тем же словам дополнительный, переносный смысл:

Вот она губы свои опаленные

Жадно подносит к краям...

Возникающая ассоциация с чашей, к краям которой кто-нибудь приник, припал и т. п., как бы возвращает словам слезы и пот их привычное в поэзии символическое значение: слезы — символ страдания и горя, пот — символ тяжкого труда.

В двух заключительных стихах:

Вкусны ли, милая, слезы соленые

С кислым кваском пополам?..—

читатель слышит не только конкретный, но и общий вопрос о жизни, о судьбе женщины, ответ на который дается всем стихотворением в целом... Так взаимодействуют в стихотворениях Некрасова книжная и устно-народная стихии русского слова.

Выражению мыслей и чувств поэта с помощью средств народной речи служит и распределение звуков в стихе — стихотворный размер и рифма. В области звуковой организации стиха Некрасов тоже выступил новатором. В до-некрасовской поэзии было почти безраздельное господство размеров с двусложной стопой, преимущественно ямба, и точной рифмы, мужской и женской. Такие стихи есть и у Некрасова. Однако специфичны для Некрасова-поэта трехсложные размеры, особенно анапест, и дактилическая рифма (ударение на третьем слоге с конца слова), которые ориентированы на народную поэзию. Некрасов создал «особенную, специальную некрасовскую пульсацию стиха, очень национальную, самую русскую, в которой главное очарование его лирики» (К. И. Чуковский).