НАРОДНЫЕ МУЗЫКАНТЫ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В русской деревне песня сопутствовала человеку буквально всю жизнь. Песнями баюкали младенца в зыбке, дети постарше пели считалки, дразнилки, потешки. Пели парни и девушки, когда водили на лугу хороводы. Пели за рукоделием, в дороге и дома, за работой и на отдыхе. Без песен не бывало свадебного обряда. И уходил человек из жизни под звуки похоронного причета — песни-плача. Подобную картину можно нарисовать, говоря о фольклоре любого народа.

Какова же роль народных певцов в жизни песни? Применительно к народному творчеству принято говорить о «безымянном» или «коллективном» авторстве. Народный певец не «сочиняет» песню подобно композитору, но тем не менее участвует в ее создании, которое происходит каждый раз заново, когда он поет. Вместе с тем, исполняя народную песню, он опирается на богатейшую художественную традицию: неписаные законы звукоизвле-чения, особенности тембра, ритма, мелодики, голосоведения передаются из поколения в поколение. В народной музыке всегда сочетаются традиционность и индивидуальное творчество, которое проявляется в искусстве импровизации. Нет двух одинаковых исполнений одной песни, даже когда ее поет один человек или один-ансамбль. И в этом кроется принципиальное отличие от профессиональной музыки, где исполнитель (певец, инструменталист или делый оркестр) не может менять текст произведения, написанный композитором.

Искусство народных музыкантов называют традиционным, так как песни и инструментальная музыка исполняются ими в той традиции, которая сложилась и живет в их местности. Поэтому, говоря о традиционном фольклоре, обязательно указывают, откуда именно та или иная песня. И если в XIX в. в России бытовало выражение «русская народная песня», то теперь мы говорим о песне курской, орловской, смоленской, псковской... Действительно, фольклорные песни каждой местности отличаются по мелодике, тембру, манере исполнения, способам голосоведения в ансамблевом пении, имеют свои поэтические и диалектные особенности.

Например, стиль пения в Архангельской, Вологодской областях не похож на стиль южнорусских областей: Брянской, Калужской, Белгородской. Манера исполнения северян очень сдержанна, даже сурова, в женском ансамбле мелодия идет в октаву «толстыми и тонкими голосами», по местному выражению. Для южан, напротив, характерно тяготение к плясовым ритмам, открытая, ярко эмоциональная манера исполнения.

Богатейшим многоголосием отличается пение казаков — донских, терских, оренбургских. Сибирь, Поволжье, Подмосковье — везде свой оригинальный стиль, свое неповторимое звучание.

Грузинские народные песни исполняются большей частью трехголосными мужскими хорами, в которых особенно выделяется верхний голос, так называемый криманчули, выводящий сложные импровизационные вокальные украшения.

Среди различных стилей совместного пения особенно выделяется многоголосие русских протяжных песен, которое представляет собой высокоразвитую полифонию, получившую в науке название подголосочной. Основной напев свободно разветвляется на самостоятельные голоса — подголоски.

Совместное ансамблевое исполнение, или, как говорят в народе, пение «артелью», всегда было наиболее естественной и любимой формой музицирования. Так исполняли большинство песен: обрядовых, хороводных, лирических. Ансамбли складывались как отражение крестьянского быта: либо семейные, например, отец и сыновья, братья и сестры, муж с женой; либо людей сближала общая работа. В народном ансамбле все участники, сохраняя общность мелодики, слов, ритма и темпа, остаются импровизаторами — индивидуальное творчество и здесь имеет большое значение. Пение в ансамбле — это общение музыкантов между собой, как бы разговор друг с другом. Подобный же принцип общения существует и в литовских сутартинес (тоже полифонические песни, но на другой основе), и в замечательном грузинском многоголосии.

В импровизации — жизнь народного искусства, поэтому никакая письменная запись или исполнение по нотам не может отразить специфику фольклора.

Особую ветвь фольклора составляют эпические песни.

Умением петь их, «сказывать» владели немногие певцы-знатоки. Это было искусство высокое, сложное, поэтому мастера эпоса всегда были окружены в народе почетом и уважением. На Руси их звали сказителями или старинщиками (от слова «старина» или «старина», как называли былину). В «Слове о полку Игореве» упоминается один из сказителей времен Киевской Руси — вещий Боян. У многих народов нашей страны до сих пор существуют такие певцы-сказители: у казахов и киргизов — акыны, у армян и азербайджанцев — ашуги, у узбеков — бахши, у украинцев — кобзари и т. д.

Часто эпические песни исполнялись в сопровождении музыкального инструмента; у многих народов эта традиция жива и поныне. Сказитель — всегда импровизатор. Он и поэт, и певец, и инструменталист, и актер.

В эпической песне повествование неторопливо, обстоятельно, упоминаются многие подробности.

Талантливый певец — это художник, владеющий традицией настолько, что она не сковывает его. Имена лучших мастеров фольклора становятся все более известными, особенно в наше время. Ежегодно из городов в деревни и села отправляются собиратели народной музыки — фольклористы. Их задача — найти людей, которые знают и поют песни, созданные в разные времена: от глубокой древности до наших дней.

Наиболее интересных, талантливых народных музыкантов приглашают выступать на фольклорно-этнографических концертах, которые проводятся в Москве, Ленинграде, Смоленске, Суздале.

Неоднократно в Москве и других городах выступал ансамбль села Афанасьевка Белгородской области. Руководит им выдающийся певец, мастер традиционного пения Ефим Тарасович Сапелкин.

На севере нашей страны, на реке Печоре, есть старинный городок Усть-Цильма. Каждое лето накануне сенокоса там «водят горку» — это древний праздник с хороводами и игрищами, когда женщины и девушки одевают старинные парчовые сарафаны. Это очень красочное зрелище. Возглавляет, «ведет горку» Марфа Николаевна Тиранова — талантливая народная певица.

В северной Белоруссии, на Витебщине, есть небольшая деревня Ляховки. Там сохранилась уникальная фольклорная традиция — унисонное обрядовое пение. Специалисты считают, что сложилось оно еще во времена язычества. Записано это пение от четырех женщин-колхозниц: в деревне до сих пор поют древние обрядовые песни. Заводит песню замечательная певица Елена Павловна Пискунова — самый старший член ансамбля.

Еще одна фольклорная традиция — тувинское горловое пение — своеобразная манера пения, когда один певец исполняет мелодию сразу на два голоса. Это так называемое горловое пение распространено у бурят, тувинцев, башкир, алтайцев, а за пределами СССР — у монголов. Мастера этого стиля неоднократно выступали в Москве. Один из них — Дмитрий Очур — владеет всеми приемами этого труднейшего искусства. Учился он у своих сестер и у деда — известного в Туве певца.

Искусство народных музыкантов всегда оказывало большое влияние на профессиональное творчество. Изучение его началось в XIX в., когда возник и стал углубляться интерес к народной культуре. Русские композиторы записывали народные песни и напевы народных былин и использовали их в своих произведениях. В XIX в. в России появляются эпические оперы — «Руслан и Людмила» М. И. Глинки, «Садко» Н. А. Рим-ского-Корсакова, «Князь Игорь» А. П. Бородина. Римский-Корсаков писал в «Летописи моей музыкальной жизни», что напевы сказителей Т. Г. Рябинина и В. П. Щеголенка послужили ему образцом для речитативов оперы «Садко», задуманных в духе былинного сказа. Интонации, мелодика и ритмика крестьянских песен оказали большое влияние на творчество Глинки, А. С. Даргомыжского, М. П. Мусоргского, М. А. Балакирева, П. И. Чайковского, Бородина, А. К. Лядова, С. В. Рахманинова.

Традиция обращения к фольклору продолжается и в советской музыке. Так, замечательный хоровой цикл Г. В. Свиридова «Курские песни» родился как результат его участия в студенческие годы в фольклорной экспедиции Московской консерватории в Курскую область. Творчество композиторов Р. К. Щедрина, В. А. Гаврилина, Ю. М. Буцко, С. М. Слонимского неотделимо от фольклорных истоков. Эпическое начало присутствует и в произведениях советских композиторов, посвященных героическим образам отечественной истории (кантата «Александр Невский» и 5-я симфония С. С. Прокофьева, симфония-кантата Ю. А. Шапорина «На поле Куликовом»).

Жизнь фольклора продолжается. Молодое поколение участвует в фольклорных коллективах своего села. В городах возникают фольклорные ансамбли, основное ядро которых составляет студенческая молодежь и интеллигенция. Такие ансамбли есть в Прибалтике, в Москве и Ленинграде, в Калинине, Смоленске. В этом — залог сохранения фольклора как живого искусства.