Михайловский Николай Константинович

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Н. К. Михайловский (1842–1904) начал критическую деятельность 17-летним кадетом Горного института, поместив в журнале для девиц «Рассвет» статью, посвященную «Обрыву» И. А. Гончарова. Истинным «литературным отечеством» стали для критика «Отечественные записки» — журнал Н. А. Некрасова и М. Е. Салтыкова-Щедрина. Здесь он сотрудничал в 1868–1884 гг. и напечатал свои главные статьи. «Самый даровитый человек из новых», «со сведениями, очень энергичен и работящ» — аттестовал молодого сотрудника Некрасов, а суровый и нелицеприятный Щедрин, оглядываясь на 15‑летний совместный путь, написал Н. К- Михайловскому: «Вы были для меня одним из симпатичнейших и любимейших людей…» После закрытия «Отечественных записок» царским правительством Н. К. Михайловский долго не мог основать новый журнал. Лишь в ноябре 1892 г. он возглавил «Русское богатство» и вскоре привлек в качестве соредактора В. Г. Короленко. Со страниц этого журнала в большую литературу вошли М. Горький, А. И. Куприн, И. А. Бунин, Н. Г. Гарин-Михайловский и другие. Н. К. Михайловский любил печатать молодых, безвестных авторов — «раздувать искру», как говорили в редакции.

В основе критических работ Михайловского лежала теория гармонического развития человека — «борьба за индивидуальность». Имелось в виду совершенствование трех основных элементов человеческой природы: воли, ума и чувства. Духовно развитая личность, «идеальный тип», по терминологии Михайловского, неминуемо избирает путь борьбы за интересы народа. Помимо борцов ощущение долга перед народом рождает

чрезвычайно распространенный в русской литературе тип «кающегося дворянина» (герои Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева и многие другие), который тяготится своей оторванностью от жизни народа. На другом полюсе русской жизни и литературы находится «практический тип», представленный длинным рядом Молчалиных и Чичиковых. Они живут, приспосабливаясь к данной социальной среде во имя собственных материальных интересов. Но в конце концов путь «приобретателей» приводит к страшной душевной пустоте Плюшкина и Иудушки Головлева, истребляющей вокруг себя не только все духовное, но и все живое, человеческое.

Вслед за Щедриным Михайловский выступал против вековечного закона угнетения, по которому щука ест карася. Своими «излюбленными мотивами» он называл мотивы чести и совести. Героев литературы критик делил на три категории: забитых, разбитых и борцов. Первые покорно подчиняются жизненному гнету, вторые — вступают в конфликт с крепостнической и буржуазной средой, третьи — борются и побеждают даже в гибели (героя «Красного цветка» В. М. Гаршина Михайловский называл «мучеником-победителем»).

О ком бы ни писал Н. К. Михайловский — о Л. Н. Толстом и Ф. М. Достоевском, о Н. А. Некрасове и М. Е. Салтыкове-Щедрине, о Г. И. Успенском и В. М. Гаршине, о А. П. Чехове и А. М. Горьком, он не уставал проповедовать ответственность человека перед собой и обществом. В декрете о монументальной пропаганде, подписанном В. И. Лениным в 1918 г., имя критика стоит рядом с именами Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова.