Литература народов СССР до 1917 г.

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Октябрьская революция сделала всеобщим достоянием драгоценные памятники национальных культур наших народов. В течение долгих веков создавались эти сокровища устного народного творчества и письменной литературы.

Ранее не все народы, населявшие нашу страну, имели свою письменность и литературу. Некоторые народы обрели свою письменность и литературу лишь после 1917 г.

Но повсюду с незапамятных времен существовал и развивался фольклор — устное народное творчество. Народная поэзия — основа самых выдающихся памятников национальных литератур. Достаточно назвать, к примеру, такие создания народного творчества, как киргизский эпос «Манас», армянский героический эпос «Давид Сасунский», эстонский эпос «Калевипоэг».

Многочисленные народы нашей страны и их литературы издавна объединяет общность исторической судьбы, экономики, культурных связей.

Можно выделить среди них отдельные группы, более тесно связанные между собой общностью исторической судьбы, их географическим соседством, иногда — языковой общностью: восточно-славянскую группу литератур — русскую, украинскую, белорусскую (к этой группе примыкает и молдавская литература); литературы Кавказа и Закавказья; группу литератур Средней Азии и Казахстана; литературы Прибалтики — Латвии, Литвы и Эстонии. Каждая из этих литератур развивалась своим путем, на своем языке. Но при всем их своеобразии в каждой из них с течением времени все в большей мере развивались черты, говорящие об их глубокой общности.

Коснемся основных исторических этапов развития крупнейших из литератур народов СССР до 1917 г.

Украинская литература ведет свой путь с конца XVIII в. Первым украинским писателем, писавшим на родном языке, был И. П. Котляревский, автор «ирои-комической» поэмы «Энеида», сюжетно связанной со знаменитой поэмой Вергилия, но рисующей современную автору действительность, разоблачающую существовавшие в екатерининской России порядки. До сих пор известна и популярна пьеса Котляревского «Наталка Полтавка».

Значительный след в украинской литературе оставили Г. С. Сковорода, П. П. Гулак-Артемовский, Г. Ф. Квитка-Основьяненко. Особое же место занимает здесь Т. Г. Шевченко, благодаря которому украинская литература внесла достойный вклад в сокровищницу мировой художественной литературы. Автор «Кобзаря» и «Гайдамаков» утвердил в украинской литературе метод критического реализма, с необычайной поэтической силой и глубиной выразил народные чаяния, раскрыл широкие возможности украинского народного языка.

Заложенные Т. Г. Шевченко реалистические традиции продолжили Марко Вовчок, Панас Мирный, И. Я. Франко, М. М. Коцюбинский, Леся Украинка. И. Франко в повестях «Boa constrictor» и «Борислав смеется» обратился к рабочей теме, показал зарождение революционных идей и настроений в народных массах. В поэме «Вечный революционер» автор создал своеобразный гимн человеческому разуму, выступающему против несправедливости и косности буржуазного общества.

События 1905 г. нашли отражение в повести Коцюбинского «Fata Morgana», тонкого мастера лирико-психологической прозы. Пафосом революционной борьбы проникнута и поэзия Леси Украинки.

Украинская литература на рубеже XIX — XX вв. достигла подлинно художественной зрелости, творчество её ведущих представителей высоко ценил М. Горький, а также другие деятели русской и мировой культуры.

Формирование белорусской литературы относится к XIV — первой половине XVI в., когда белорусские земли входили в состав Литовского княжества. Широко известно имя просветителя Франциска Скорины — белорусского первопечатника, создавшего в Вильнюсе первую типографию на современной территории СССР.

Первым белорусским писателем-профессионалом в XIX в. стал В. И. Дунин-Марцинкевич, который, опираясь на достижения русской классической литературы, в первую очередь А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя, отражал в своих произведениях жизнь крестьянства, высмеивал ограниченность помещиков («Пинская шляхта»). Во второй половине XIX в. в белорусской литературе утверждаются принципы критического реализма. Решающую роль в этом сыграло поэтическое творчество Ф. К. Богушевича, революционера-демократа, автора стихотворных книг «Дудка белорусская» и «Смычок белорусский». Защитник обездоленного крестьянства, Богушевич во многих своих произведениях перекликается с мотивами и идеями Н. А. Некрасова.

В дореволюционные годы начали свой творческий путь Я. Колас и Я. Купала, с именами которых связано становление белорусской классической литературы, осуществившееся в советскую эпоху.

Начальный этап развития молдавской литературы (XVII — XVIII вв.) связан с именами ученого и дипломата Н. Г. Спафария (Милеску) и Д. К. Кантемира — молдавского господаря, сподвижника Петра I. Начало реалистической прозе положили в XIX в. произведения К. Негруцци, в особенности его историческая повесть «Александру Лэпушняну», герой которой выступает против боярского засилья, но терпит поражение. Поэт и драматург, участник революции 1848 г. В. Александри заложил основу национального репертуара молдавского театра, создав ряд сатирических комедий и исторических пьес. Борьбе против турецкого ига посвящен цикл его стихов «Наши воины».

Философской глубиной и революционным пафосом отмечено творчество М. Эминеску (поэма «Император и пролетарий», стихотворный цикл «Послания», философско-символическая поэма «Лучафэр», построенная в форме народной сказки). Рядом с именем М. Эминеску стоит имя Й. Крянгэ — автора замечательных сказок, педагогических книг, писателя глубоко народного.

Литературы Закавказья: азербайджанская, армянская и грузинская — развивались в тесной связи. Показателен пример великого армянского поэта XVIII в. Саят-Новы, писавшего на трех языках народов Закавказья и оставившего значительный след в литературе (см. Двуязычие). Общность исторических судеб народов Закавказья обусловлена их долгой драматичной борьбой за политическую независимость и культурную самостоятельность.

Культура народов Закавказья имеет давние традиции: своя письменность складывается здесь уже в начале V в. Большую роль сыграли связи с культурой Византии, Ирана, Средней Азии. Однако приход арабских завоевателей, силой оружия насаждавших религию ислама, отрицательно сказался на развитии литератур порабощенных народов. С освобождением от арабского гнета связан расцвет культурной жизни закавказских народов (X — XIII вв.).

Из литературных памятников того времени следует отметить произведения выдающегося азербайджанского поэта Низами Гянджеви. Его поэмы «Сокровищница тайн», «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Семь красавиц», «Искандер-наме» составляют цикл «Пятерица» («Хамсе»). В своих произведениях Низами стремился создать образ идеального правителя, наметить черты гармоничного общественного устройства.

Крупнейший армянский поэт X в. Григор Нарекаци в «Книге скорбных песнопений» достиг большой глубины в понимании человеческой природы, в раскрытии трагических противоречий бытия.

В XII в. создана поэма Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре», ставшая впоследствии всемирно известной. Это подлинный гимн человеку, поэтическое выражение принципов любви, дружбы, патриотизма, идеи равенства всех народов.

Нашествия орд Чингисхана в XIII в., полчищ Тамерлана в XIV–XV вв. оставили трагический след в судьбе народов Закавказья. В это трудное время произведения, полные ненависти к завоевателям, создают азербайджанские поэты И. Насими, М. Физули, армянские поэты Фрик, М. Нагаш, грузинский царь и поэт Теймураз I.

«Золотым веком» для литератур народов Закавказья явился XIX век, начало которого ознаменовалось присоединением кавказских народов к России. Укрепление контактов с русской литературой, ознакомление с романтическими и реалистическими произведениями русских писателей, непосредственные встречи с А. С. Пушкиным, А. С. Грибоедовым, М. Ю. Лермонтовым, другими русскими литераторами, бывавшими на Кавказе, — все это способствовало утверждению реализма в литературах народов Закавказья. Из прозаиков и поэтов этого периода следует прежде всего назвать азербайджанцев М. Ф. Ахундова, Дж. Мамед‑Кули‑заде, А. Т. Сабира, армянских писателей Х. Абовяна, М. Налбандяна, Г. М. Сундукяна, грузинских поэтов А. Г. Чавчавадзе и Н. М. Бараташвили, драматургов Г. Д. Эристави и А. Р. Церетели, поэта и прозаика И. Г. Чавчавадзе.

Вершиной дооктябрьской литературы народов Северного Кавказа является творчество выдающегося осетинского поэта и публициста К. Л. Хетагурова, автора книги «Осетинская лира» — своеобразной энциклопедии горской жизни до революции. Хетагуров выступал защитником обездоленных и угнетенных, способствовал укреплению связи Кавказа с Россией.

Богато классическое наследие литератур народов Средней Азии. Наиболее древними из них являются персо-таджикская и узбекская литературы. Между персо-таджикской поэзией, создававшейся на языке фарси, и поэзией тюркоязычной уже в глубокой древности прослеживаются тесные контакты. Так, выдающийся ученый, врач, поэт и просветитель Востока Ибн Сина (Авиценна) одинаково дорог как таджикам, так и узбекам.

Особенностью развития литератур Средней Азии является прочная связь их с народным творчеством. У этих народов мы находим близкие по сюжету фольклорные и литературные памятники, многие из которых свидетельствуют о широких литературно-фольклорных связях иранских и тюркоязычных народов. Примером тому служат многочисленные дастаны (героические поэмы): узбекские и туркменские «Тахир и Зохра», «Юсуф и Ахмед»; героический эпос «Алпамыш» в его различных версиях: узбекской, каракалпакской, казахской; туркменский эпос «Кёр-оглы» и узбекский «Гороглы», а также таджикский «Гургули», казахский «Гороглы» и азербайджанский «Кероглы».

Развитие литератур Средней Азии и Казахстана осуществлялось в трудных условиях опустошительных войн, социального и религиозного гнета. Тем не менее ученые и философы этого региона уже в X–XIV вв. внесли крупный вклад в сокровищницу мировой культуры.

Достаточно назвать имена персо-таджикских поэтов А. А. Дж. Рудаки — автора книги басен и притч «Калила и Димна», А. Фирдоуси — автора героической эпопеи «Шах‑наме», Омара Хайяма — автора жизнерадостных и задумчиво-грустных лирико-философских четверостиший (рубай), Саади — создателя книги новелл «Гулистан», Ш. Хафиза — творца всемирно известных газелей.

Персо-таджикская поэзия отличается богатством стихотворных жанров. Из устного народного творчества возник жанр рубай — афористическое четверостишие с рифмовкой ааба (иногда — аааа) и с энергичным развитием мысли. Вот пример рубай Омара Хайяма, где поэт, споря с религиозными догматами, бросает вызов богу:

Когда ты для меня слепил из глины плоть,
Ты знал, что мне страстей своих не побороть;
Не ты ль тому виной, что жизнь моя греховна?
Скажи, за что же мне гореть в аду, Господь?
(Перевод О. Румера)

Не менее известный жанр — газель. Это лирическое стихотворение, состоящее из 5–12 бейтов (двустиший) с единой рифмовкой через строку по схеме аа ба ва га и т. д.

Персо-таджикская поэзия оказала большое влияние на русскую и мировую поэзию. Лирика Хафиза вдохновила И. В. Гёте на создание стихотворного цикла «Западно-восточный диван». Строки Саади А. С. Пушкин взял эпиграфом к поэме «Бахчисарайский фонтан», а затем вспомнил их в финале «Евгения Онегина». В «Персидских мотивах» С. А. Есенина мы встречаем упоминания о А. Фирдоуси и Омаре Хайяме.

Расцвет узбекской литературы приходится на XV в. Он связан прежде всего с творчеством выдающегося поэта Алишера Навои, создавшего на родном языке пять больших поэм: «Смятение праведных», «Лейли и Меджнун», «Фархад и Ширин», «Семь планет», «Искандерова стена» и сборник «Диковины среднего возраста». Навои впервые вывел образ простого труженика — каменотеса Фархада, отступив от существовавшей в восточной поэзии традиции изображения только царей и придворных. Поэт пользовался большой любовью народа как выразитель его интересов, защитник справедливости и добра. Творчество Навои заняло важное место в мировом литературном процессе.

В узбекской литературе последующих веков значительна роль поэтов Захиреддина Мухаммеда Бабура, автора книги «Бабур‑наме» (XVI в.), и Нишати Хорезми (XVIII в.). Во второй половине XIX — начале XX в. яркие лирические и сатирические произведения создают Мукими и Фуркат. Формируется национальная драматургия: в творчестве её основоположника Хамзы происходит становление реалистического метода.

Основоположником туркменской классической литературы по праву считается Махтумкули, по прозвищу Фраги (XVIII в.). Его стихотворения обличали ханов, чиновников и мусульманское духовенство, призывали к объединению туркменов. Большой вклад в развитие дореволюционной туркменской литературы внесли Молланепес Кадыберды‑оглы, автор сказания о Зохре и Тахире, и Кемине (Мамедвели) — поэт-сатирик, выразитель дум и чаяний беднейших слоев.

Казахская и киргизская литературы, в отличие от других литератур среднеазиатского региона, не имели таких древних письменных традиций. Мечты и надежды этих народов передавались из поколения в поколение через фольклорную поэзию. Большим уважением у казахов и киргизов пользовались народные сказители — акыны и манасчи, знавшие наизусть сотни народных стихов и сказаний.

Развитие письменной казахской литературы связано с влиянием передовой русской литературы и общественной мысли XIX в. Великим мыслителем и поэтом-просветителем, зачинателем реалистической казахской поэзии и пропагандистом дружбы с русским народом был Абай Кунанбаев, испытавший в своем творчестве плодотворное влияние русских революционных демократов. Видными просветителями были также Ч. Ч. Валиханов и И. Алтынсарин. Протестом против социального гнета наполнены песни казахского акына Джамбула Джабаева, чье творчество достигло наибольшего расцвета после Октябрьской революции.

Формирование латышской национальной литературы происходило в XVIII в. Со стихами, баснями и статьями выступает Г. Ф. Стендер. Выдающимся выразителем идей просвещения, борцом против крепостного права и критиком церкви был Г. Меркель, автор книги «Латыши».

Латышская литература развивалась в тесной связи с фольклором, во взаимодействии с эстонской и литовской литературами. В 70‑е гг. XIX в. начинают проявляться реалистические тенденции, например, в романе братьев Р. и М. Каудзите «Времена землемеров», повествующем о социальном расслоении латышской деревни. Поэт А. Пумпур на основе старинных преданий создает эпос «Лачплесис» — о легендарном народном герое XIII в., борце за освобождение Латвии. Боевого духа исполнено творчество революционного поэта Э. Вайденбаума, который призывал народ к борьбе, перевел на латышский язык «Марсельезу». Остросоциальные рассказы, пьесы, стихи писал Р. Блауман.

Особое место в истории латышской литературы принадлежит Яну Райнису, выдающемуся поэту, борцу за передовые идеалы времени. За свои революционные убеждения Райнис подвергался тюремному заключению, ссылке. Долгие годы он вынужден был провести в эмиграции. Пьесы «Полуидеалист», «Огонь и ночь», «Золотой конь», книги стихов «Посев бури», «Конец и начало», поэма «Ave, sol!» проникнуты ощущением грядущих неизбежных перемен. В предреволюционные годы ряд значительных произведений создает А. М. Упит, ставший в дальнейшем крупным мастером латышской прозы.

Первые памятники литовской литературы относятся к XIV–XVI вв. Как и в Латвии, это первоначально были главным образом книги духовного содержания. Наиболее выдающимся событием в развитии литовской литературы XVIII в. явилось творчество К. Донелайтиса, создателя всемирно известной поэмы «Времена года».

В XIX в. выделяется творчество А. Баранаускаса, автора классической поэмы «Аникщяйский бор», воспевающей красоту природы, проникнутой глубокими раздумьями о судьбе родного края. По словам Н. С. Тихонова, который перевел эту поэму на русский язык, в ней «можно услышать целую симфонию».

Глубокий след в истории литовской литературы оставило творчество таких мастеров, как Майронис и Ю. Жемайте. Прозу Жемайте считают настоящей энциклопедией жизни литовской деревни конца XIX — начала XX в. В предреволюционные годы яркие произведения создает пролетарский поэт Ю. Янонис.

Зачинателем эстонской национальной литературы считается писатель-просветитель Ф. Р. Крейцвальд, который в 1857–1861 гг. издал обработанный им народный эпос «Калевипоэг». Виднейшей представительницей «народного романтизма» была современница Крейцвальда Лидия Койдула. Многие стихи её стали народными песнями, ей принадлежит также заслуга создания эстонской драматургии.

Глубоко реалистически рисовал действительность, беспощадно бичевал пороки буржуазного общества Э. Вильде. Им написаны первый эстонский социально-бытовой роман «В суровый край», историческая трилогия «Война в Махтра», «Ходоки из Ания», «Пророк Мальтсвет». Крупнейшим произведением эстонского критического реализма явился пятитомный роман А. Таммсааре «Правда и справедливость», созданный в конце 20-х — начале 30‑х гг. XX в.

Дореволюционная история литератур народов СССР убедительно свидетельствует о том, что наиболее значительные художественные ценности были созданы теми поэтами, прозаиками, драматургами, которые связали свой творческий путь с судьбой народа, стремились к правдивому изображению действительности, сохраняли верность идеалам гуманизма и дружбы между народами.

Передовая русская культура оказывала благотворное влияние на народы России своей человечностью и демократизмом, глубоким реализмом, связью с освободительными стремлениями масс и прогрессивной интеллигенции. Размышляя об этом, классик грузинской литературы И. Г. Чавчавадзе писал: «Русская литература сыграла руководящую роль на пути нашего прогресса и оказала большое влияние на все, что составляет наши духовные силы, она наложила свой отпечаток на наш ум, на наши мысли, на наши чувства и вообще определила наше направление».

Передовые силы России с симпатией следили за ростом национальных литератур, национального искусства, поддерживали их. Постепенно все более возрастал вклад отдельных народов в общую сокровищницу культуры России, в совместную освободительную борьбу. Подлинные мастера культуры воплощали в своих произведениях идеи дружбы и братства народов, всем своим творчеством пропагандируя великую мысль о единстве национальных интересов в борьбе против сил реакции.