ЛУБОК

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

У воспетого Н. А. Некрасовым сельского коробейника вместе с ситцами, цветастыми платками, яркими стеклянными бусами, колечками и монистами всегда были в заплечном коробе и печатные, раскрашенные вручную картинки — лубки. Название их, вероятно, происходит от слова «луб» — «кора». Из липового луба делали мочала, плели лапти, короба и корзины. Возможно, что эта же кора использовалась и для первых резных деревянных народных гравюр, получивших название лубков. Лубком гравюру могли назвать в народе и потому, что гравированные картинки продавцы-офени носили в лубяных коробах.

Такие гравюры на дереве, а позже и на металле известны еще в странах Древнего Востока, а примерно с VIII в.— в Китае. В Европе лубки распространились с XV в. среди сельского и городского населения, жившего на территории современной Франции, Германии, Польши. Это были печатные картинки на религиозные, сказочные и политические темы. Как правило, картинка сопровождалась текстом, часто стихотворным. На основе подражания этим текстам позже, в XIX в., возникла так называемая лубочная литература — большей частью псевдонародные сочинения о различных чудесах, путешествиях и приключениях.

Лубок широко распространился в народе, в сельской местности и на городских фабричных окраинах. Нередко он содержал политическую сатиру, карикатурное изображение дворян, чиновников, офицеров и т. д. В почти полностью неграмотной русской деревне лубки были единственными произведениями изобразительного искусства и рассказывали населению о международных событиях и жизни внутри страны. Ярко раскрашенные, затейливые по рисунку, они служили украшением избы, придавали немудреному крестьянскому интерьеру красочность и праздничность. Лишь в XIX в. передовые деятели русской интеллигенции оценили художественные достоинства, своеобразие и красоту народного лубка. О них писал критик В. В. Стасов; уникальную коллекцию отечественных лубков собрал, описал и опубликовал историк искусства и коллекционер Д. А. Ровинский. В создании лубков, посвященных Отечественной войне 1812 г., приняли участие художники А. Г. Венецианов, И. И. Теребенев. Часть этих лубочных картинок переводилась на посуду из фарфора и стекла. На рубеже XIX—XX вв. в создании лубочных картинок для народа приняли участие Л. Н. Толстой и И. Е. Репин. Через лубочные картинки крестьянская Россия познакомилась со многими стихотворениями А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова, прозой Н. В. Гоголя.

Для раскраски оттиснутые с деревянных и медных досок лубки нередко раздавали по деревням, и за мизерную плату крестьянские ребятишки раскрашивали печатные изображения. Цвет был однотонный, без полутонов, нередко не совпадающий точно с контуром рисунка. И это создало особый «лубочный стиль», использовавшийся уже в XX в. некоторыми художниками в своих картинах. Проявившееся в лубке отношение к цвету явно сближает его с народными росписями по дереву — хохломской, городецкой, мезенской, где также преобладает любовь к яркости и плоскостное использование цветового пятна. Цвет здесь, как и в лубке, скорее обозначает предмет, чем характеризует его положение в пространстве, объем, освещенность и т. д.

Традиции народного лубка широко использовал революционный плакат во время гражданской и Великой Отечественной войн. В лубочном стиле создавал «Окна РОСТА» В. В. Маяковский, а также художники Д. С. Моор, В. Н. Дени, М. М. Черемных. Приемы народного лубка использовались и в «Окнах ТАСС» в 1941—1945 гг.

Во второй половине XX в. лубок как область народного искусства в промышленно развитых странах практически не существует. Но художественные традиции лубочного искусства активно используются в росписи по дереву и керамике, в плакате, в рекламе, в промышленной графике, а также частично в изобразительном искусстве.