Крепостное право

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Крепостное право, или крепостничество, — крайнее, наиболее полное и грубое проявление крестьянской несвободы при феодализме. Оно высшая степень личной и экономической зависимости, которая выражалась в прикреплении крестьян к земле, запрете покидать имение помещика и даже по своему желанию обменять надел в пределах феодальной вотчины. Всевластие феодалов, самодурство, жестокость и изощренность в унижении и попрании человеческого достоинства крестьян ярко показала литература конца XVIII — первой половины XIX в. Так, А. Н. Радищев «В путешествии из Петербурга в Москву», клеймя алчность помещиков, спрашивал: «Что крестьянину мы оставляем? То, чего отнять не можем, — воздух». Крепостное право установилось в России достаточно поздно, в середине XVII в., и поначалу не имело такого уродливого, рабского характера, которое оно приобрело во второй половине XVIII — первой половине XIX в. В 1649 г. Соборное уложение законодательно оформило прикрепление крестьян к земле. Именно с этого момента крепостничество стало социально-правовой и экономической основой жизни страны.

Однако путь к нему был долгим. Уже в XI—XIII вв. на Руси существовали группы населения, попадавшие в зависимость, напоминавшую крепостническую. Это закупы, взявшие взаймы у феодала семена, хлеб, орудия труда и не расплатившиеся, а также смерды, жившие в хозяйствах и на землях князей. Крестьяне до конца XV в. могли свободно переходить из одного феодального владения в другое. Воспользоваться этим правом крестьянам не всегда было просто и легко. «Живя за феодалом», т. е. на земле его вотчины или поместья, крестьяне длительно, порой из поколения в поколение, обрабатывали один и тот же участок земли. Они становились «старожильцами». У них сложились крепкие хозяйства, куда было вложено много труда отцов и дедов, их прочно связывали с господином нити личных и хозяйственных отношений. Такими крестьянами феодалы дорожили и, являясь их патронами, защищали от неприятельских набегов, от посягательств других господ. Разорвать налаженные связи крестьянину было сложно. В течение XV в. постепенно ущемлялось право перехода отдельных групп крестьян. Уйти от феодала, «отказаться» было легче осенью, когда урожай был собран, озимый сев закончен, выплачены требуемые платежи. Покидая господина, крестьянин был обязан погасить все долги и ссуды, полученные от него. Поэтому сложился обычай отпускать крестьян поздней осенью, незадолго до и после Юрьева дня — 26 ноября. Этот срок узаконил Судебник 1497 г. как единственный срок перехода крестьян, которые должны были уплатить феодалу компенсацию за уход — пожилое. «А хрестьяном отказыватися из волости в волость, из села в село один срок в году, за неделю до Юрьева дни и неделю после Юрьева дни осеннего». Так был сделан первый шаг к закрепощению крестьян. Судебник 1550 г. подтвердил это правило, увеличив немного размер пожилого.

Следующий шаг был сделан в 80—90-е гг. XVI в. Страна переживала настоящий хозяйственный кризис, явившийся результатом опричнины и длительной Ливонской войны. Крестьяне голодали, разорялись, покидали насиженные места, закон о выходе в Юрьев день не соблюдался. Феодалы в такой обстановке переманивали крестьян, насильственно вывозили их друг у друга. Правительство, защищая интересы господ, в отдельные годы, с 1581 по 1592 г., «заповедало», т. е. запрещало, переход крестьян, как предусматривал Судебник 1550 г. Крестьяне, ушедшие в такой «заповедный» год, считались беглыми, их разыскивали и возвращали назад. С 1592—1593 гг. крестьянам запрещалось уходить от своих господ даже в Юрьев день. Народ отметил этот важный рубеж своей жизни пословицей: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» В 1597 г. царским указом устанавливались «урочные лета»: в течение 5 лет господин, заявив о бежавших от него крестьянах, мог разыскивать их.

События Смутного времени начала XVII в., нашествие польских и шведских войск подорвали экономику страны. В этот период законы о прикреплении крестьян и урочных годах фактически не действовали. Только в 1619 г. правительство восстановило 5-летний срок для розыска беглых крестьян. В 20—40-е гг. XVII в. средние и мелкопоместные дворяне требовали от правительства увеличить срок. Борьба за крестьянские рабочие руки в обстановке демографического спада (см. Демография историческая) обострилась настолько, что крупные землевладельцы захватывали крестьян у своих собратьев силой и оружием. В конце 30-х — начале 40-х гг. правительство удлинило урочные годы до 10 лет для бежавших и до 15 лет для вывезенных крестьян. Однако феодалы требовали отменить урочные лета вообще. Их настойчивые просьбы о вечном прикреплении крестьян к вотчине и поместью, о бессрочном сыске удовлетворило Соборное уложение 1649 г. Оно стало заключительным аккордом в полуторавековом процессе закрепощения крестьян.

В результате власть господина над личностью крестьянина непомерно возросла. С последней четверти XVII в. распространилась продажа крестьян без земли. Петр I указом от 1721 г. попытался пресечь распродажу крестьян «яко скотов», но помещики не выполняли его. В своем имении каждый помещик был всевластен, он устанавливал внутривотчин-ный распорядок, регламентировал систему эксплуатации — оброчную или барщинную и ее нормы, судил крестьян, вмешивался в их жизнь, решая, кого отдать в рекруты или кого на ком женить. Кроме того, помещики добились от правительства права неугодных им дворовых людей и крестьян ссылать в Сибирь (1760), отдавать в каторжные работы (1765) или в смирительные дома (1775). Малейший протест крестьян жесточайше карался. Помещик нес наказание только в случае смерти крестьян от его истязаний. Более 200 лет длилось для крестьян помещичье иго, подавлявшее свободу передвижения, хозяйственную инициативу, формировавшее рабскую психологию и отучавшее принимать решения. Реформа 1861 г. уничтожила крепостное право, сохранив его пережитки в аграрной экономике и социальной психологии крестьян (см. Александр II и реформы 60—70-х гг. XIX в.).