Китайская кинематография

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В 1896 г., меньше чем через год после изобретения кинематографа, в шанхайском парке уже демонстрировался «заморский аттракцион» — ленты братьев Люмьер (см. Немое кино). А через 9 лет в фотоателье на пекинском базаре был снят небольшой фильм — отрывки из классического спектакля о могучем воине — «Гора Динцзюнь», ставший началом отечественного кинопроизводства. Тема была выбрана не случайно: всю первую половину XX в. Китай раздирали междоусобицы, войны, политические противоречия, что и нашло отражение в киноискусстве сначала на материале средневековых рыцарских романов. В 30-е гг. на экранах появился «маленький человек», по социальному положению, духу близкий широкому кругу зрителей. Он влачил жалкое существование, порой погибал, нередко восставал и шел на фронт защищать родину (в 1931 г. Япония оккупировала северо-восточную часть китайской территории, а в 1937 г. начала открытую войну с Китаем). В фильмах конца 30-х — начала 40-х гг. историки кино справедливо видят мотивы и способы художественного решения, напоминающие ранние работы итальянского неореализма («Городские сцены», 1935; «Уличные ангелы», 1937, режиссер Юань Мучжи; «Вороны и воробьи», 1949, режиссер Чжэн Цзюньли; и др.).

В дальнейшем китайское кино развивалось по трем различным направлениям. Киноискусство Тайваня продолжало придерживаться консервативных традиций прошлого; в Сянгане (Гонконге) сильное влияние имели стилевые и идейные течения Запада; в Китайской Народной Республике, провозглашенной в 1949 г., родилось кино нового типа, фактически отошедшее от художественных традиций 30—40-х гг.

Кинематография КНР в начальный период тяготела к социалистическим идеям. Герои первых фильмов — революционеры, подпольщики, бойцы, строители нового общества. Режиссеры стремились показать жизнь такой, какая она есть, «в формах самой жизни». В то же время левацкие идеи требовали изображения придуманной «жизни», такой, какой она «должна быть». Кинематографисты разрывались между правдой и лакировкой, прикрывавшейся тезисом о стремлении к «идеалу». В 60-е гг. лакировка постепенно возобладала. Снимаются фильмы-агитки, лишенные жизни, интереса к подлинным человеческим чувствам. «Небоскреб реализма», как писали впоследствии, зашатался, а затем и вовсе рухнул, когда начавшаяся в 1966 г. «культурная революция» запретила все старые фильмы, совершенно прекратила производство новых, подвергла репрессиям и принудительному «перевоспитанию» кинематографистов. В 1973 г. выпуск фильмов возобновился на идейной основе, получившей позже наименование «ультралевачество». Окончательно отказавшись от воплощения на экране художественных и гуманистических идей, режиссеры создавали фильмы, интерпретировавшие политические лозунги.

Политические перемены, происшедшие в стране после 1976 г., затронули и кинематографию. От левацких доктрин стали отказываться; почти все фильмы, выпущенные до 1966 г., были «реабилитированы», вернулись к активному творчеству кинематографисты, был восстановлен Союз работников кино. На его IV съезде (1979) прозвучал призыв «вернуть реализму доброе имя», а V съезд (1985) определил кино КНР как искусство, «идущее по социалистическому пути». В основе проводимой реформы лежат самостоятельность студий и хозрасчетные отношения кинопроизводства с прокатом. Киноискусство отныне стало рассматриваться и как продолжатель национальных традиций 30—40-х гг., и как часть мировой кинематографии.

Кинематографисты начали активный поиск в области стиля, формы, композиции, художественных средств. Они снимают фильмы на темы, долгие годы остававшиеся под запретом. На экраны выходят фильмы разных жанров: комедия (в прошлом к ней редко обращались, опасаясь политических осложнений), детектив (раньше бытовавший только в «шпионских» рамках), фантастика (вовсе отсутствовавшая в кино КНР), «фильмы кунфу», в которых эпизоды этой традиционной борьбы (аналогичной карате) используются в основном для придания картинам развлекательного характера. Кинодеятелей волнует проблема зрелищности: как сделать фильмы, даже самые серьезные, по своей форме интересными для массового зрителя (по посещаемости кинотеатров — более 70 млн. человек ежедневно — Китай стоит на первом месте в мире).

Героями картин вновь стали люди со сложными характерами и драматическими судьбами. О них рассказывают фильмы: «Давняя история в южном предместье» У. Игуна; «Улыбка страдальца» и «Полуночные песни» Ян Яньцзиня; «Скорбь по ушедшей» Шуй Хуа; «Деревня лотосов» Се Цзиня; «Голос деревни» Ху Бинлю; «Добропорядочная женщина» Хуан Цзяньчжуна; «Юность — на алтарь» Чжан Нуаньсинь. В 1985 г. на экраны вышли произведения молодого, «пятого поколения» кинематографистов: «Желтая земля» Чэнь Кайгэ; «Один и восемь» Чжан Цзюньчжао; «Закон охоты» Тянь Чжуанчжуана и другие. Их фильмы можно считать рождением новой эстетики в китайском кино, цель которой — настроить зрителей на эмоциональное восприятие не отдельных эпизодов, а фильма как целостного образа.

Фактически заново родилась кинематография для детей и юношества, которую раньше сдерживала борьба против «теории детской души»: ее противники пытались представить ребенка как «уменьшенного взрослого», отрицая особенности возраста. В 1981 г. в Пекине создана Студия детских фильмов во главе с актрисой Юй Лань (лауреат Московского кинофестиваля 1959 г.). Она же возглавляет Китайское общество детских и юношеских фильмов, образованное в 1984 г. Организована также Молодежная студия — учебная база Пекинского института кинематографии, выпускающая фильмы во всекитайский прокат. В 1985 г. в дополнение к конкурсам «Сто цветов» и «Золотой петух» учрежден конкурс «Теленок», на котором раз в два года будут демонстрироваться детские фильмы.

Среди первых лауреатов — «Друзья детства» Хуан Шуцинь. На IV Международном фестивале детских фильмов в Бангалоре в 1985 г. лучшим был признан фильм КНР «Домик под луной».

В 1987 г. в КНР на 14 студиях было снято 146 художественных фильмов. На международных кинофестивалях (в СССР — с 1983 г.) фильмы КНР нередко удостаиваются призов, в том числе главных (в Маниле, Западном Берлине, Карлови-Вари и др.). В 1986 г. возобновился прокат китайских фильмов в СССР, а советских — в КНР. В 1987 г. СССР и КНР обменялись ретроспективами, включившими по 20 фильмов последних лет. Восстановлены отношения между Госкино СССР и Министерством радиовещания, кинематографии, телевидения КНР, а также между союзами кинематографистов.