Казачество

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Казачество — особое военное сословие в царской России (см. Классы и сословия в России). Слово «казак» — тюркского происхождения и переводится как «вольный человек». В XIV в. на окраинах Руси в степных районах стали селиться люди, которые не мирились с системой феодального подчинения и эксплуатации в русских княжествах. Смелые, отважные, спаянные воинским братством, они успешно отражали набеги воинственных степных кочевников. В свои общины, возникшие на побережьях Дона, Днепра, Яика, казаки (так их стали называть с начала XVI в.) принимали тех, кто готов был жить с ними одними интересами, не придавая значения ни сословному происхождению, ни национальности вновь прибывших. Вот почему среди них было много татар, башкир и представителей других народов. Так сформировалось казачество — особое военно-служилое сословие в царской России. Его история тесно связана с развитием феодального государства и движением протеста против крепостной зависимости (см. Крепостное право).

Жизнь и быт казаков определялись тем, что они находились во враждебном окружении и вооруженная борьба была главным условием их существования. Они нападали на соседей, грабили купцов, совершали далекие походы в пределы Турции и Персии. Немало беспокойства доставляли казаки и царскому правительству, особенно во время крестьянских войн, пополняя ряды восставших (см. Крестьянские войны в России XVII—XVIII вв.). Во время мирных передышек они занимались скотоводством, охотой, рыболовством и другими сезонными промыслами (земледелие получило у них развитие в XVIII в.).

Среди казаков бытовало предание, что земли им пожаловал царь Иван Васильевич и существовали царские грамоты, которые якобы хранились в Черкасске, но сгорели при пожаре в XVIII в. Эта легенда, распространенная среди донских, уральских и терских казаков, ничем не подтверждалась, но никогда и не опровергалась правительством. Фактически они владели своими землями значительно раньше, но ссылка на пожалование соответствовала официальной версии царизма, что казачество с самого начала возникло как служилое сословие. Упоминание Ивана IV подчеркивало древность казачьих войск. Казаки очень гордились своим «старшинством». Самым старым считалось Донское войско, которое в 1870 г. торжественно отметило свое 300-летие.

Русские цари довольно быстро оценили военные достоинства казаков и, используя их независимое положение, не раз подталкивали казаков к военным действиям против своих восточных соседей — Турции и Персии, открыто не объявляя им войны. На стороне России казаки принимали участие во многих войнах, но государево жалованье, часто символическое, стали получать только с 1570 г.

До начала XVIII в. внутреннее устройство казачества и служба были вольными. Все важнейшие дела обсуждал общий сход казаков — круг. Здесь же избирали войскового атамана и других старшин. Официальных указов из Москвы казачество не признавало. В переговорах с правительством старшины всегда ссылались на «оскудение людьми», стараясь выставить наименьшее число служилых казаков.

На Украине в первой четверти XVII в. сформировалась особая казачья военно-политическая организация — Запорожская Сечь. Она была своеобразной казачьей республикой с верховным органом — радой. Все казаки считались свободными и равными в правах, хотя ведущая роль принадлежала казачьей верхушке. Запорожская Сечь сыграла выдающуюся роль в национально-освободительной борьбе украинского народа против Речи Посполитой.

Большую известность приобрели азовские походы казаков. Первый раз донские казаки заняли турецкую крепость Азов в 1637 г. «Сидение» в Азове продолжалось пять лет. В Москве взятие казаками Азова специально обсуждал Земский собор, который во избежание войны с Турцией обратился к казакам с предложением покинуть крепость. В 1695 — 1696 гг. казаки принимали участие в азовских походах под командованием Петра I, завершившихся очередным взятием крепости (см. Русско-турецкие войны XVII—XIX вв.).

После создания в начале XVIII в. регулярной армии значение казачества несколько уменьшилось. Этому способствовало и недоверие Петра I к прежним служилым сословиям. Казаки были включены в состав армии в качестве иррегулярных войск. Они должны были нести в первую очередь местную сторожевую службу. Одновременно шаг за шагом правительство ограничивало казачьи вольности, сокращая внутренюю автономию казаков. Установление новых порядков на Дону вызвало восстание казаков под предводительством К. Булавина. Восстание было подавлено, а казачьей вольнице нанесен сокрушительный удар: теперь войскового атамана назначало правительство, как обычного командующего. Окончательно ее ликвидировала Екатерина II, когда в 1775 г. уничтожила Запорожскую Сечь. Это обернулось для царизма неблагоприятными последствиями: в знак протеста значительная часть запорожских казаков ушла за Дунай, в пределы турецких владений. Через год казакам объявили амнистию, призывая вернуться на военную службу. Они переселились в междуречье Южного Буга и Днестра, а позднее им отвели земли вдоль восточного побережья Азовского моря. Началось формирование Черноморского казачьего войска, управление которым полностью подчинялось правительству. Черноморское казачество все глубже проникало в Кубанские степи и предгорья Кавказа. В середине XIX в. оно было переименовано в Кубанское войско, по численности и значению почти не уступавшее Донскому. К XIX в. казачество в результате целенаправленной политики властей превратилось в замкнутое привилегированное военно-служилое сословие, доступ в которое для инородцев был закрыт.

В начале XX в. насчитывалось 11 казачьих войск: Донское, Кубанское, Терское, Астраханское, Уральское, Оренбургское, Семиречинское, Сибирское, Забайкальское, Амурское и Уссурийское. Они представляли собой мощную боевую силу, в их рядах насчитывалось более четверти миллиона человек.

В конце XVIII — первой половине XIX в. каждое казачье войско имело свое относительно самостоятельное управление, но в то же время четко регламентировавшееся государством. Полностью преодолеть традиции казаков правительству, однако, не удалось. Так, в Уральском войске старшины не смогли добиться для себя значительных привилегий, все вопросы управления решались с общего согласия. Службу казаки отбывали не по очереди, как везде, а путем «наемки». Нанимавшемуся добровольцу казачье общество платило «подмогу», составлявшую по тем временам внушительную денежную сумму. Во всех остальных войсках утвердился «очередной» порядок службы, когда по очереди служили все взрослые казаки. Но и здесь сохранялись общинные порядки: например, все казаки начинали служить рядовыми. Во время похода в казачьем полку существовала строжайшая дисциплина, но по возвращении домой любой казак имел право выдвинуть требования своим командирам. По сравнению с регулярной армией, с ее беспощадным подавлением личности солдата и плац-парадной муштрой казачьи войска имели более благоприятные условия службы, что оказывало благотворное влияние на их боевой дух.

В ходе военных реформ 60—70-х гг. XIX в. порядок службы казаков изменился. Теперь и на них распространялась всеобщая воинская повинность. Общий срок службы составлял XX лет, в том числе 3 года в приготовительном разряде; 4 года — на действительной службе; 8 лет — «на льготе», т. е. по домам, с периодическими лагерными сборами, и 5 лет в запасе. Казак по-прежнему являлся на службу со своим конем, снаряжением и холодным оружием. Казачьи полки формировались отдельно и не сливались с армией.

Казачество было привилегированным сословием, с хорошим земельным обеспечением и личной свободой. Пользуясь своеобразной кастовой замкнутостью казачества, царизм не раз опирался на него для решения карательных задач, как, например, при подавлении революции 1905—1907 гг. Ставшая традиционной преданность казачества царю, крайне сложная политическая обстановка в конце 1917 — начале 1918 г., неприязненное отношение к казакам Советского правительства подтолкнули большинство из них к вступлению на службу в белогвардейские части (см. Белое движение). Упорное сопротивление казаков Красной Армии привело к тому, что одни из них вынуждены были покинуть Россию и пополнить ряды эмиграции, другие, вернувшись домой, столкнулись с жестокими репрессиями: В 1920 г. по постановлению Советского правительства казачество как сословие было упразднено. Сама по себе эта мера была обоснованна, но последующая жесткая политика ликвидации казачества на Дону и Кубани, когда десятки тысяч казацких семей были лишены земли, усадеб, имущества и сосланы на Север и в Сибирь, породила у потомков прежнего казачества иллюзии о возможности полного его возрождения в наши дни.

История помнит имена казаков-землепроходцев: Ермака, В. В. Атласова, С. И. Дежнёва, В. Д. Пояркова, Е. П. Хабарова и других, положивших начало освоению огромных просторов Сибири и Дальнего Востока (см. Освоение Сибири и Дальнего Востока).