КРЫЛОВ И. А., ЯЗЫК ЕГО БАСЕН

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Современники Ивана Андреевича Крылова любили отгадывать, по какому поводу написана каждая его басня.

И действительно, конкретный повод часто удавалось найти. Например, басня «Волк на псарне» связана с нашествием Наполеона на Россию. Кутузов прочитал басню «после сражения под Красным собравшимся вкруг него офицерам и при словах: «А я, приятель, сед» — снял свою белую фуражку и потряс наклоненною головою»,— свидетельствует очевидец.

Таких басен, с конкретным адресом, у Крылова много. Современники читали их вслух и весело поглядывали друг на друга: знаем, о ком это сказано!

Всякая басня — иносказание. Говорится о животных, понимай: о людях. И если даже говорится о людях — все равно иносказание: повествуется про уху, приготовленную Демьяном, но смысл не в этой именно ухе и не в этом Демьяне. У любой басни тысячи разгадок.

Но особенность басен И. А. Крылова в том, что многие из них имеют еще и первую, исторически-конкретную разгадку. По чему читатель об этом догадывается? (Современники, во всяком случае, догадывались.) По конкретным деталям, по общей выразительности нарисованной картины, по верной передаче значения события. Для всего этого нужен особо точный, выразительный, конкретный язык. И его создал Крылов-баснописец.

Конкретность языка, точность описаний в басне нужны не для характеристики персонажей. Если, например, волк был бы описан так, что точь-в-точь получился бы живой волк («хищное животное из семейства собачьих»), он не годился бы для басни: ведь нужен не настоящий волк, а иносказательный, такой, который ассоциировался бы с человеком. Поэтому вся конкретность характеристик, их выразительность, картинность, жизненная меткость у Крылова перенесены на изображение движения, действия. Движение у него живописно, образно, выразительно-динамично.

Вот рассказ о рыбаке:

...он, в чаянье награды,

Закинет уду, глаз не сводит с поплавка;

Вот, думает, взяла! в нем сердце

встрепенется,

Взмахнет он удой: глядь — крючок

без червяка;

Плутовка, кажется, над рыбаком смеется, Сорвет приманку, увернется

И, хоть ты что, обманет рыбака.

(Плотичка)

Чувствуете, как увертливы последние строки?

Всюду торжествует динамичный, точный и меткий глагоЛ. Глагольно, с помощью действия, рисует Крылов взаимоотношения персонажей. Вот как изображено отношение Лягушек к их Царю:

Царь этот был осиновый чурбан.

Сначала, чтя его особу превысоку,

Не смеет подступить из подданных никто:

Со страхом на него глядят они, и то

Украдкой, издали, сквозь аир и осоку;

Но так как в свете чуда нет,

К которому б не пригляделся свет,

То и они сперва от страху отдохнули,

Потом к Царю подползть с преданностью дерзнули

Сперва перед Царем ничком,

А там, кто посмелей, дай сесть к нему бочком;

Дай попытаться сесть с ним рядом;

А там, которые еще поудалей,

К Царю садятся уж и задом.

Царь терпит все по милости своей

Немного погодя, посмотришь, кто захочет,

Тот на него и вскочит.

(Лягушки, просящие Царя)

Умение рисовать действие особенно пригодилось Крылову для изображения речи героев Речь — тоже действие. Его герои говорят самым естественным, самым живым языком, крайне активным, крайне действенным. Они действуют с помощью речи. Вспомните хотя бы «Демьянову уху».

Стихи Крылова выразительны в самом своем звучании. О басне «Лягушки, просящие Царя» В. А. Жуковский писал: предметы представлены поэтом так живо, что «они кажутся присутственными». Например:

Что ходенем пошло трясинно государство... «Живопись в самих звуках! Два длинных слова: ходенем и трясннно — прекрасно изображают потрясение болота.

Со всех лягушки ног

В испуге пометались,

Кто как успел, куда кто мог...

В последнем стихе, напротив, красота состоит в искусном соединении односложных слов, которые... представляют скачки и прыганье».

Действительно, понаблюдайте, что делает ваш язык, когда вы произносите последний стих. Его движения представляют копию лягушиного скакания.

Звук, артикуляции сами процессуальны. Они — действие и его результат. И не удивительно, что Крылов, пристрастный к действию, привлек и звук для изображения действия.

Динамичность описаний у Крылова, их живая картинность, наблюдательность поэта заставляли читателя верить басенному рассказу и разгадывать его реальный источник. Недаром Крылова считают предвестником реализма в России. Академик В. В. Виноградов, вероятно, прав, когда он говорит, что реалистические тенденции в литературе требуют определенного уровня развития языка — и общенационального, и языка самой художественной ли тературы Реалистические образы в баснях Крылова моглн возникнуть только потому, что поэтом был создан поэтический язык, позво ливший воплотиться этнм тенденциям реализма Сравним басни Крылова и его непосредствен ного предшественника — ИИ Дмитриева И у того, и у другого есть басня «Лев и Комар» с одинаковым сюжетом Вот отрывок из басни Дмитриева Комар говорит

«Ты царь зверей,

Согласен,

Но мне нимало не ужасен

Я и Быком верчу, а он тебя сильней»

Сказал и, став трубач, жужжит повестку к бою,

Потом с размашкою, приличною герою,

Встряхнулся, полетел и в шею Льву впился

У Льва глаз кровью налился,

Из пасти пена бьет, зубами он скрежещет,

Ревет, и все вокруг уходит и трепещет!

От Комара всеобщий страх!

Он в тысяче местах,

И в шею, и в бока, и в брюхо Льва кусает,

И даже в глубь ноздри влетает!

Тогда несчастный Лев, в страданье выше сил,

Как бешеный вкруг чресл хвостом своим забил

И начал грызть себя, потом лишившись мочи,

Упал и грозные навек смыкает очи


Отрывок нз басни Крылова

Льву смех, но наш Комар не шутит

То с тылу, то в глаза, то в уши Льву он трубит!

И, место высмотрев и время улуча

Орлом на Льва спустился

И Льву в крестец всем жалом впился

Лев дрогнул и взмахнул хвостом на трубача

Увертлив наш Комар, да он же и не трусит!

Льву сел на самый лоб и Львину кровь сосет

Лев голову крутит, Лев гривою трясет,

Но наш герой свое несет То в нос забьется Льву, то в ухо Льва укусит

Вздурился Лев, Престрашный поднял рев,

Скрежещет в ярости зубами

И землю он дерет когтями

От рыка грозного окружный лес дрожит

Страх обнял всех зверей, все кроется бежит

Отколь у всех взялися ноги Как будто бы пришел потоп или пожар!

И кто ж? Комар Наделал столько всем тревоги!

Басни Дмитриева отражают иную эпоху в развитии языка художественной литературы, чем басни Крылова

Для Дмитриева басня — прежде всего и главным образом аллегория И Лев у него ал легорический Для поэта важно, что это общезначимая, всем понятная аллегория могущества И Дмитриев об этом Льве пишет, используя общепринятые формулировки, устойчивые образные выражения (аллегория опирается на традицию и любит традицнонно-затвердевшие выражения) Про Льва, впавшего в неистовство, у Дмитриева сказано у Льва «глаз кровью налился», «из пасти пена бьет», «зубами он скрежещет», «вкруг чресл (т е бедер) хвостом своим забил» Это все потому, что его Комар кусает Наконец Лев издыхает «навек смыкает очи» Здесь нет правдоподобия невозможно, чтобы настоящий, реальный лев погиб, закусанный одним-един ственным комаром Но Дмитриев и не ищет правдоподобия (никто не требует, чтобы аллегорический лев, например на гербе, был изображен в наиболее естественной позе) Напротив, аллегорический лев так поступить мог он символизирует мощь, полностью побежденную мелким врагом Чтобы победа над ним была полной, он и должен издохнуть

О ссоре Льва и Комара Дмитриев рассказывает шутя Всю прелесть его басне придает именно улыбка, с которой он рассказывает свою небылицу

Крылов же как будто видит бешенство Льва Он сам упивается картинной достоверностью рассказа Улыбка тоже есть, но мудрый баснописец прячет ее от читателя Видно, как неистовство Льва растет — поэтому оно в глазах читателя приобретает убедительность Конечно, у Крылова Лев вовсе не издыхает, это было бы неестественно, а Крылов дорожит правдоподобием рассказа Ему нужно, чтобы читатель, не веря, конечно, басенно-сказочно-му рассказу, все-таки поверил в него Басне были даны такне критерии, как правдивость, естественность, достоверность

Наибольшей достоверностью обладает в баснях Крылова образ самого рассказчика Ему свойственно «какое-то веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться» (А. С. Пушкин).

Сотни строк из басен Крылова стали пословицами и поговорками. Почему? Потому что они образны, метки, выразительны? Да, и еще потому, что они действенны. Заметьте: стихом Крылова мы не только украшаем нашу речь — «крылатыми словами» из басен мы доказываем, обосновываем свое мнение, опровергаем чужое, предупреждаем возможное возражение. Нам нужна действенность, «глагольность», активность слов из басен Крылова: мы ими воздействуем на собеседника.