Исторический жанр в искусстве и литературе

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

На протяжении столетий, когда в русском изобразительном искусстве господствующими формами были иконопись и настенная религиозная живопись, историческая тема органически входила в систему отечественного средневекового искусства. Знаменитое произведение Андрея Рублёва «Троица» является одновременно гениальным памятником живописи, глубочайшим прочтением религиозного сюжета и одним из самых ярких свидетельств истории своего времени — эпохи, следовавшей за Куликовской битвой. В «Троице» выражена основная идея Св. Сергия Радонежского — противостояние «ненавистности разделенного мира». А вот работа Симона Ушакова — «Владимирская Богоматерь». На центральной части древа, прорастающего сквозь купол Успенского собора в Кремле, в венке из ярких цветов мастер поместил Владимирскую Богоматерь, небесную покровительницу Руси. На боковых ветвях — воины, святители, подвижники, прославившие Русь. Корни древа поливают святые — князь и митрополит. А по обе стороны главного изображения, за кремлевской стеной, — царь Алексей Михайлович, его жена и сыновья.

В эпоху Петра I создавалась новая русская культура. Тогда появились и произведения, стремящиеся запечатлеть славные события русской истории. М. В. Ломоносов задумал создать в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга памятник-мемориал Петру I. Для этого мемориала он сделал целую серию эскизов, запечатлевших события петровского царствования и сцену погребения царя-преобразователя. Замысел остался невыполненным, но о нем напоминает знаменитое мозаичное панно «Полтавская баталия».

Формирование собственно исторического жанра, ориентированного на события национального прошлого России, произошло в XIX в. и связано, в частности, с именами художников-передвижников. В 1871 г. Н. Н. Ге показал на первой выставке передвижников картину «Петр I и царевич Алексей в Петергофе», воспринятую современниками неоднозначно. Одним показалось, что Ге недостаточно «осудил» сына царя-преобразователя, оказавшегося не на уровне «задач эпохи»; другие негодовали: петровские реформы были «варварским методом выхода из варварства», и художник должен был «осудить» жестокосердного царя, не остановившегося перед казнью собственного сына. Но сила русской исторической живописи классической поры как раз и состояла в объективности взгляда, в отсутствии ложной театральности и назидательной «тенденции». Картины на исторические темы писали и другие мастера-передвижники: В. Г. Перов — «Суд Пугачева» и «Первые христиане в Киеве»; Г. Г. Мясоедов — «Чтение манифеста 19 февраля 1861 года». Однако высочайший расцвет русского исторического жанра второй половины XIX в. связан с именами трех великих мастеров — В. И. Сурикова, И. Е. Репина и В. М. Васнецова.

Историческая тема на несколько десятилетий стала доминирующей в творчестве Сурикова. Картины «Утро стрелецкой казни», «Меншиков в Березове», «Боярыня Морозова», «Переход Суворова через Альпы», «Степан Разин» известны в России каждому. Уже из названий ясно, что художника привлекали переломные моменты отечественной истории, он стремился создать сильные характеры, показать образ народа, черты национального русского характера. Суриков — современник Л. Н. Толстого и других великих писателей России XIX в. — внёс в живописное прочтение истории глубокий психологизм, ощущение исторических «переломов» как народной трагедии. Человек и среда в картинах Сурикова тесно связаны, едины — будь это Красная площадь в Москве и непокоренные стрельцы, которых здесь ожидает казнь, изба в Березове, где доживает свои дни «полудержавный властелин» петровской эпохи, струг посреди Волги, на котором полулежит, задумавшись, «удалой атаман», альпийские вершины, не устоявшие перед напором «чудо-богатырей» и их гениального полководца.

У И. Е. Репина собственно исторической теме посвящены «Царевна Софья», знаменитые полотна «Иван Грозный и сын его Иван. 16 ноября 1581 года» и «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Картину о запорожцах современники называли «энциклопедией смеха». Здесь свободное самовыражение национального характера, народного темперамента дало замечательный результат. И все же наиболее «историчными» оказались для последующих поколений работы Репина, связанные с событиями современной художничку жизни, такие, как «Крестный ход в Курской губернии», «Арест пропагандиста», «Отказ от исповеди» и др. К историческому жанру само время отнесло и грандиозный групповой портрет-картину «Торжественное заседание Государственного Совета», показывающую нам вершителей судеб тогдашней России.

В. М. Васнецов вошел в анналы отечественного искусства и народного самосознания прежде всего как мастер, обратившийся к национально-легендарной истории. Общенародной известностью и любовью пользуются такие его работы, как «Богатыри», «После побоища князя Игоря Святославича с половцами». Выдающимся мастером исторического жанра был также А. П. Рябушкин, главным героем картин которого стал праздничный национальный русский быт.

В конце XIX в. историческая тема нашла свое отражение в творчестве мастеров «Мира искусства» — А. Н. Бенуа, К. А. Сомова, Е. Е. Лансере, Б. М. Кустодиева, А. П. Остроумовой-Лебедевой и других. В их работах история обретает новую, чисто художественную выразительность, воспринимается не столько как «событие», но как стиль жизни, давно ушедшей, но оставившей нам возможность эстетически любоваться ею, наслаждаться ее памятниками (Петербург у А. Н. Бенуа и у А. П. Остроумовой-Лебедевой, Царское Село у Е. Е. Лансере).

По-своему подошел к исторической теме В. А. Серов. Его «Петр I» — царь-гигант, идущий по берегу в сопровождении едва поспевающих за ним придворных. В самом ритме движения художник передал устремленность Петра-преобразователя, сделавшего Россию крупнейшей мировой державой.

Исторический жанр занял достойное место и в творчестве советских художников. Среди них — М. Б. Греков («В отряд к Буденному»),

К. С. Петров-Водкин («Смерть комиссара», «После боя»), П. Д. Корин (триптих «Александр Невский»), А. А. Дейнека («Петроград. Оборона», «Оборона Севастополя»), А. А. Пластов («Фашист пролетел») и другие. Героические события истории нашей родины нашли отражение в произведениях скульпторов, архитекторов, художников-графиков. Грандиозные архитектурно-скульптурные мемориальные ансамбли, памятники и монументы увековечили подвиг советского народа в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Один из них — памятник-ансамбль героям Сталинградской битвы на Мамаевом кургане в Волгограде скульптора Е. В. Вучетича. О мужестве советских людей, их страданиях рассказывают и графические работы Б. И. Пророкова из серии «Это не должно повториться».

Для раззития исторической темы в русской литературе нового времени большое значение имели традиции древнего летописания. Тексты летописей соединяли строгость фактов с живостью, эмоциональностью, словесной выразительностью самого изложения. В XVI в. на первый план выдвинулись также исторические песни («Взятие Казани», «Гнев Грозного на сына» и т. д.), наследующие традиции былин. В исторических песнях основой сюжета стали действительные события недавнего прошлого. Наконец, обстоятельства, связанные с церковными реформами патриарха Никона в XVII в., вызвали к жизни произведения исторической публицистики, остро полемические, оценивающие прошлое, настоящее, будущее в их единстве и взаимосвязи.

В XVIII в. появились оды М. В. Ломоносова, посвященные эпохе Петра I и современным поэту историческим событиям. М. М. Херасков в «Россиаде» сделал попытку создать русскую национально-историческую эпопею.

На рубеже XVIII—XIX вв. в обиход читателя вошел величайший памятник русской средневековой литературы — «Слово о полку Игореве». Он дал образец нераздельного слияния собственно исторических фактов, их эмоциональной оценки, публицистического осмысления, выразительности слова как такового. Четко заявленный национально-исторический идеал предстал перед русским читателем в органическом единстве с идеалом эстетическим.

Осознанная потребность в подобном синтезе привела на протяжении XIX в. к поискам новых форм. Н. М. Карамзин написал «Историю государства Российского», сделав важнейший шаг в формировании общенационального литературного языка и оказав значительное влияние на развитие в русской литературе жанра исторического романа.

Однако решающая роль в становлении исторической темы в творчестве русских писателей принадлежит А. С. Пушкину. Его произведения («Полтава», «Капитанская дочка», «Арап Петра Великого», «История Пугачева», «Борис Годунов») дали мощный импульс развитию исторической темы практически во всех жанрах. «Евгений Онегин» по-новому осмыслил, раскрыл индивидуальную судьбу современника и картину современности как части исторического процесса, порой скрытого от глаз большинства людей за мелькающей повседневностью. «Медный всадник» впервые в мировой литературе показал острейшее столкновение индивидуальной, частной судьбы с масштабом «исторических деяний», противоречивость самой истории: ведь у Пушкина по-своему правы и Петр Великий, и Евгений; и «вершитель истории», и ее жертва.

Начиная с А. С. Пушкина русская литература обрела историзм мышления. Он присущ произведениям М. Ю. Лермонтова, особенно «Герою нашего времени». Н. В. Гоголь, И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский не писали собственно «исторических романов», А. П. Чехов не обращался к историческим сюжетам, но дух историзма пронизывает их сочинения, в которых размышления о судьбе человека даны в контексте исторических судеб России.

Эта творческая установка национальной культуры нашла свое отражение в гениальной эпопее «Война и мир» Л. Н. Толстого. Посвященная жизни русского общества в период, центральным событием которого стала Отечественная война 1812 г., роман Толстого дал небывалое дотоле в мировой литературе соединение «жизни частной» и «жизни исторической». Тончайший психологический анализ «диалектики души» соседствует здесь с широкими панорамами массовых действ.

В прозе Н. С. Лескова раскрываются глубинные пласты отечественной истории, сохраняющиеся в современной писателю повседневной жизни. Здесь основой основ становится стихия языка. Именно язык сохраняет полноту преемственности, в то же время живо реагируя на бег времени, на постоянно возникающие, прихотливо меняющиеся новые оттенки бытия.

XIX век — время расцвета национальной исторической драматургии. Здесь на первом месте — трагедия «Борис Годунов» А. С. Пушкина. Поэту удалось создать национальную трагедию мирового масштаба, в основе которой — «вечная тема» русской истории: народ и власть, человек и власть, личность и народ, масштаб личности и масштаб исторического «деяния». Пушкинскую традицию продолжили Л. А. Мей (драмы «Псковитянка», «Царская невеста»), А. К. Толстой (трагедии «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович»).

Русская историческая литература XIX в. повлияла на другие виды искусства — музыку, театр. Первой русской национальной оперой стала «Жизнь за царя» М. И. Глинки, посвященная подвигу простого крестьянина Ивана Сусанина. В сокровищницу мирового музыкального искусства вошли такие произведения, как «Князь Игорь» А. П. Бородина, «Хованщина» и «Борис Годунов» М. П. Мусоргского, «Псковитянка», «Царская невеста» Н. А. Римского-Корсакова. Последний завершил свой творческий путь уже в XX в. оперой «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии». В ней историко-легендарная основа позволяет «вечным мотивам» истории — борьбе добра и зла — зазвучать остро современно. Одним из самых масштабных творений оперного искусства XX в. явилась «Война и мир» С. С. Прокофьева (по роману Л. Н. Толстого).

Историческая тема нашла отражение и в других жанрах музыкального искусства. Иногда она прямо заявлена в программе произведения («Русь» М. А. Балакирева), иногда составляет образно-эмоциональную основу музыкальной ткани («Богатырская» симфония А. П. Бородина).

Спектакль на историческую тему — «Царь Федор Иоаннович» — уже в преддверии XX в. стал днем рождения Московского Художественного театра. И впоследствии обращение к классике русской исторической прозы, драматургии, поэзии давало выдающиеся произведения сценического искусства.

Нынешнее столетие отмечено бурным развитием «технотронных» видов искусства. И тут историческая тема заняла важнейшее место, особенно в отечественном кино накануне и во время Великой Отечественной войны, когда понятия «история» и «патриотизм» естественным образом раскрылись в своем неразрывном единстве. Именно в этот период были созданы такие фильмы, как «Александр Невский» и «Иван Грозный» С. М. Эйзенштейна, «Петр Первый» В. Р. Петрова, «Богдан Хмельницкий» И. А. Савченко.

С периодом 20—40-х гг. связано появление таких произведений, как романы «Петр Первый» А. Н. Толстого, «Разин Степан» А. П. Чапыгина, «Кюхля», «Смерть Вазир-Мухтара», «Пушкин» Ю. Н. Тынянова.

Историческая тема в искусстве, являясь одним из выражений исторического самосознания общества в целом, сама оказывает огромное влияние на историческую память общества. Многие события далекого и недавнего прошлого мы воспринимаем уже не «по факту истории», а по тем картинам жизни, которые предлагают нам прозаик, поэт, живописец, музыкант. В этом — великая сила искусства.