Историко-революционный фильм

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Этим термином принято обозначать кинопроизведения, в которых воссоздаются исторические эпизоды борьбы народных масс и народных героев за социальное освобождение, за установление нового, справедливого общественного строя. Рождение историко-революционного фильма было важным открытием молодого советского киноискусства, мастера которого видели одну из своих главных задач в том, чтобы запечатлеть в экранных образах страницы истории революционной борьбы в России, Великой Октябрьской социалистической революции.

Сила народного протеста против угнетения, громадные усилия и жертвы, принесенные во имя победы революции, защита ее завоеваний на фронтах гражданской войны — все это жило в памяти людей 20-х гг., когда на экран стали выходить фильмы, созданные замечательными советскими режиссерами: С. М. Эйзенштейном («Стачка», 1925; «Броненосец «Потемкин», 1925; «Октябрь», 1927), В. И. Пудовкиным («Мать», 1926; «Конец Санкт-Петербурга», 1927; «Потомок Чингисхана», 1928), А. П. Довженко («Арсенал», 1929). Эти фильмы показали всему миру революцию как великий народный подвиг, совершаемый в интересах трудящегося человечества. Сюжеты фильмов были разнообразны: если «Броненосец «Потемкин» был посвящен событиям 1905 года, а «Октябрь» рассказывал о Великой Октябрьской социалистической революции, то авторы фильма «Новый Вавилон» (1929, режиссеры Г. М. Козинцев и Л. З. Трауберг) обратились к истории Парижской Коммуны 1871 года.

Новый этап в развитии историко-революционного фильма начался с появлением звукового кино. Картины, созданные в этот период, завоевали особую любовь зрителей достоверными, многогранными образами главных героев — людей, которые нашли свое призвание в борьбе за дело революции. Это были прежде всего незабываемый «Чапаев» (1934, режиссеры Г. Н. и С. Д. Васильевы), прославившийся великолепной актерской работой Б. А. Бабочкина в главной роли, и «Трилогия о Максиме» (1935—1939, режиссеры Г. М. Козинцев и Л. З. Трауберг), где центральную роль исполнил Б. П. Чирков, а также фильмы «Окраина» (1933, режиссер Б. В. Барнет), «Мы из Кронштадта» (1936, режиссер Е. Л. Дзиган), «Депутат Балтики» (1937, режиссеры А. Г. Зархи и И. Е. Хейфиц), «Щорс» (1939, режиссер А. П. Довженко), «Яков Свердлов» (1940, режиссер С. И. Юткевич).

Важное место в советском кино 30-х гг. заняли фильмы «Ленин в Октябре» (1937), «Ленин в 1918 году» (1939) режиссера М. И. Ромма и «Человек с ружьем» (1938) режиссера С. И. Юткевича. В этих историко-революционных картинах впервые была решена небывало ответственная и трудная задача — средствами актерской игры создать экранный образ Владимира Ильича Ленина. Это потребовало не только огромной работы по изучению биографических документов, разнообразных свидетельств, фотографий, кинохроники, но главное — таланта, творческого вдохновения и смелости. Всенародное признание получил труд замечательного актера Б. В. Щукина, исполнившего роль В. И. Ленина в двух фильмах М. И. Ромма. Для другого выдающегося актера — М. М. Штрауха работа в фильме «Человек с ружьем» стала началом глубокого творческого постижения образа вождя революции. Впоследствии он мастерски воплотил этот образ в фильмах С. И. Юткевича «Рассказы о Ленине» (1958) и «Ленин в Польше» (1966), где была сделана смелая попытка раскрыть на экране ход ленинской мысли.

Историко-революционные фильмы 50—60-х гг. многообразны. Среди них — и экранизации известнейших произведений советской литературы, таких, как «Тихий Дон» М. А. Шолохова (1957—1958, режиссер С. А. Герасимов), «Хождение по мукам» А. Н. Толстого (1957—1959, режиссер Г. Л. Рошаль), «Павел Корчагин» по Н. А. Островскому (1957, режиссеры А. А. Алов и В. Н. Наумов). И фильмы, в которых воссоздаются на документальной основе эпизоды истории борьбы за утверждение Советской власти: «Синяя тетрадь» (1964, режиссер Л. А. Кулиджанов), «Шестое июля» (1968, режиссер Ю. Ю. Карасик).

Героем историко-революционного фильма может быть и политический деятель, имя которого известно всему миру, и военачальник гражданской войны, вошедший в народную память, и обыкновенный, рядовой человек. В одном из лучших историко-революционных фильмов — «Коммунист» (1958, режиссер Ю. Я. Райзман) с глубокой правдивостью воплощен образ бойца революции Василия Губанова. Губанов — простой русский рабочий, который пришел в революцию сквозь огонь мировой и гражданской войн. Он непоколебимо предан идеям борьбы за торжество коммунизма и отдает все силы и саму жизнь делу строительства первой советской электростанции. Роль Губанова в исполнении Е. Я. Урбанского стала замечательным достижением советского киноискусства. Человек, отдающий себя высокому идеалу, до конца отстаивающий правое дело, раскрывается во всей своей глубине и значительности. Таковы и Василий Губанов в «Коммунисте», и девушка-санитарка Таня Теткина в исполнении И. М. Чуриковой в фильме «В огне брода нет» (1968, режиссер Г. А. Панфилов). «Рассказы о Ленине» и «Коммунист», «Ленин в Польше» и «В огне брода нет» — соавтором всех этих картин был кинодраматург, один из ведущих сценаристов советского кино — Е. И. Габрилович.

Есть такие картины, в которых показано, какую страшную цену должен заплатить человек, противопоставивший себя революционному народу. Так, внутренняя тема фильма С. А. Герасимова «Тихий Дон» (по роману М. А. Шолохова, 1957—1958) раскрывается через трагедию Григория Мелехова, который не сумел найти своего места в борьбе за правое дело и встал на путь ложный, гибельный, перечеркнув тем самым свою жизнь.

Историко-революционный фильм может быть основан на жизненном материале разных эпох. Действие картины «Никто не хотел умирать» (1966, режиссер В. П. Жалакявичюс) происходит уже по окончании Великой Отечественной войны. Но и это также историко-революционный фильм, рассказывающий о времени утверждения социалистического строя в Литве, о судьбах людей, осознавших свое место в истории и сделавших свой выбор.

Все более разнообразными становятся художественные формы, в которых воплощается историко-революционная тематика. Одни режиссеры стремятся как можно точнее, как можно «документальнее» воссоздать факты революционного прошлого, другие обращаются к формам заостренным, даже условным, например к формам приключенческого сюжета, которые дают возможность соединить достоверность изображения жизни и романтичность взгляда на героев и события. Приключенческие картины о гражданской войне очень разные. Все ли они подходят под определение «историко-революционный фильм»? Не все. Но те картины, в которых четко выражен смысл революционной борьбы, в которых правдиво раскрываются чувства людей, живших в то время, можно причислить к историко-революционным. К ним относятся «Белое солнце пустыни» и «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Адъютант его превосходительства» и «Транссибирский экспресс».

В различных кинопроизведениях, подчас не похожих одно на другое, — будь то монументальный фильм, охватывающий целую эпоху, или киноповесть о нескольких днях жизни В. И. Ленина, рассказ о судьбах рядовых героев в обстоятельствах истории или романтическая, приключенческая картина о чрезвычайных событиях — зритель имеет возможность открыть для себя ту или иную грань исторической правды, включившись в экранное действие и глядя на изображаемые события как бы глазами их современника.