Индустриализация

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Россия вступила на путь индустриализации в конце XIX — начале XX в. (см. Россия на рубеже XIX — XX вв.). Но несмотря на бурные темпы развития промышленности, она продолжала оставаться аграрной страной. Большевики, пришедшие к власти в 1917 г., были сторонниками индустриального обновления России. Они выдвинули концепцию так называемой социалистической индустриализации. Ввиду отставания СССР от передовых стран Запада был предусмотрен промышленный рывок, обеспечивающий в первую очередь развитие тяжелой промышленности с целью технической реконструкции всего народного хозяйства, опору только на внутренние источники накопления (находясь во враждебном окружении, СССР не мог рассчитывать на иностранные кредиты), сокращение непроизводительного потребления («режим экономии») с тем, чтобы сэкономленные средства направить на строительство новых заводов и фабрик.

План перестройки народного хозяйства на основе индустриализации основывался на расширении энергетических мощностей (план ГОЭЛРО), научной организации труда (НОТ), заимствовании передовой американской и европейской технологий, перемещении производства к источникам сырья и энергии, специализации регионов в соответствии с их природными, социальными и национальными особенностями.

Курс на «социалистическую индустриализацию», на усиление планово-директивного начала в строительстве социализма был взят на XIV съезде ВКП(б) (декабрь 1925 г.), названном съездом индустриализации. Следующий, XV съезд (декабрь 1927 г.) утвердил директивы пятилетнего плана развития народного хозяйства. В их основу были заложены высокие темпы индустриализации, наступление на частнокапиталистические элементы города и деревни путем значительного повышения налогов, поощрительные меры в отношении беднейшего крестьянства и усиление кооперирования деревни. Разразившийся в стране кризис хлебозаготовок и вызванное им всеобщее недовольство заставили правительство, стремящееся к скорейшему выполнению намеченных планов, вступить на путь чрезвычайных мер. Усилился нажим на крестьянство, появился даже введенный Сталиным феодальный термин «дань», которую якобы следовало брать с деревни на нужды индустриализации. Сбор этой «дани» очень напоминал действия продовольственных отрядов в период гражданской войны и военного коммунизма. Чтобы облегчить себе задачу систематического поступления сельскохозяйственных продуктов из деревни, партия решила ускорить социалистические преобразования в деревне и взяла курс на проведение сплошной коллективизации.

Ускоренное решение задач индустриализации повлекло за собой ужесточение «режима экономии», принудительное распространение «займов индустриализации», установление карточного снабжения населения городов и рабочих поселков, увеличение налогов на частников, что привело к закрытию частных магазинов и лавок, а в результате — расцвету спекуляции на «черном рынке». Ухудшились отношения с крестьянством, которое советская власть обвиняла во всех трудностях и считала противником социалистических преобразований в стране.

Одновременно началась кампания по развертыванию массового социалистического соревнования на фабриках, заводах, на транспорте, в строительстве. Усиленно пропагандировались различные трудовые почины, многие из которых были подхвачены рабочими: движение ударников, движение за принятие встречных планов, «непрерывка», движение «догнать и перегнать» (ДиП) капиталистические страны по объемам производства и производительности труда и др. Социалистическое соревнование, провозглашенное одним из главных условий выполнения заданий пятилетки, вселяло уверенность в том, что с помощью штурма, наскока, порыва можно сделать невозможное. Происходила корректировка плановых заданий. В ответ на лозунг «Пятилетку в четыре года» Сталин говорил о возможности выполнить ее года за три.

Подобное «взвинчивание» темпов имело разрушительные последствия для экономики, хотя поначалу ситуация внушала некоторые основания для оптимизма. Было заложено много промышленных новостроек. Но что значит каждая такая стройка? Это реальные, а не бумажные кирпич, цемент, стекло, машины, оборудование, которых постоянно не хватало. Экономически необоснованные решения привели к тому, что план первой пятилетки стал «трещать по всем швам».

Массовый исход крестьян из деревни, начавшийся с проведением сплошной коллективизации осенью 1929 г., позволял обеспечивать стройки дешевой, а подчас и почти даровой рабочей силой, вооруженной тачками и лопатами. Ряд новостроек, относительно обеспеченных материалами и оборудованием, благодаря энтузиазму и нечеловеческим усилиям рабочих, инженеров, руководителей удалось ввести в строй. Об этом победно рапортовали газеты, сообщая о пуске Днепрогэса, Сталинградского тракторного завода, Турксиба и других объектов. Но средства на выполнение плана индустриализации страны черпались за счет дальнейшего роста: поборов с деревни, особенно с индивидуальных крестьянских хозяйств, экспорта зерна, лесопродуктов, продажи водки. В ход пошли национальные ценности, картины, музейные экспонаты. Такими способами удавалось наращивать капиталовложения в промышленность, доведя их до 45% от национального дохода на 1932 г., и поддерживать высокие темпы.

Крах наступил во второй половине 1931 г., когда страна погрузилась в состояние экономического и социального хаоса. Размеры новых капиталовложений резко упали, снизилась их отдача. Если в 1929 г. промышленный рост составил 23,7%, то в 1931 г. — только 5%. Невыполнение планов вызывало цепную реакцию задержек по всем отраслям народного хозяйства. Сложилась система приоритетов и очередности, которая распространялась на несколько ударных объектов, таких, как Кузнецкстрой и Магнитка. Однако нехватка ресурсов и выделение приоритетных строек вызвали конфликты между отраслями и предприятиями. Недостаток средств не удавалось преодолеть за счет расширения экспорта. Оно натолкнулось на последствия мирового экономического кризиса 1929 г. Цены на хлеб на мировом рынке резко упали, и увеличение вывоза зерна не давало ожидаемого эффекта. Если в 1931 г. было экспортировано около 5 млн. тонн зерна, то в 1932 г. — 1,7 млн. тонн. Основным источником валютных поступлений стала древесина.

Экономические трудности списывались на происки «вредителей», «саботажников», к числу которых относились «старые» («буржуазные») специалисты. Им вменялись в вину все срывы и провалы на производстве. В течение 1930 — начала 1931 г. состоялись многочисленные судебные процессы (над специалистами ВСНХ, членами Крестьянской трудовой партии, членами меньшевистского союзного бюро и др.).

Воцарившиеся в стране хаос и беспорядок потребовали от руководства предпринять меры по их ликвидации. В середине 1931 г. Сталин призвал ускорить подготовку квалифицированных кадров инженеров, техников и др. Были введены дифференцированные ставки оплаты труда, зарплата ставилась в зависимость от непрерывного производственного стажа. Укрепление дисциплины на производстве достигалось зачастую карательными мерами. Так, неявка на работу по закону от 15 ноября 1932 г. была чревата увольнением с производства, лишением продовольственных карточек и выселением с занимаемой жилплощади.

Провалы и неудачи заставили руководство отказаться от максимальных темпов индустриализации, что подтвердил XVII съезд ВКП(б) (январь 1934 г.), где обсуждались контрольные цифры второго пятилетнего плана (1933—1937 гг.), более взвешенные и реалистичные.

В новой пятилетке были введены в строй действующие новые предприятия, которые уже в 1935 г. дали 73% валовой продукции промышленности. Это означало завершение первой стадии промышленного рывка и переход страны на новый, более высокий индустриальный уровень. Немалая заслуга в этом принадлежала отечественным ученым и специалистам, получившим образование в учебных заведениях, тесно привязанных к производству: заводах-втузах, техникумах, технических и политехнических институтах.

В итоге первых двух пятилеток ценой огромных усилий и жертв план «социалистической индустриализации» был выполнен. СССР превратился в промышленно развитую державу. Но на этом фоне особенно очевидным стало отставание отраслей промышленности, производящих предметы потребления.