ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ФОНЕТИКЕ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

На известном памятнике Петру Первому в Ленинграде есть надпись: «Петру Перьвому Екатерина Вторая». Перьвому — это не ошибка: так говорили в XVIII в. Мягкий звук [р'] произносили и в таких словах, как: се[р']п, ве [р']ба, уще[р']б, ве[р']х, четве[р']г, зе[р']кало, це[р']ковь. Мягкость [р'] была здесь не случайна. Мягкость [р'] была обязательной в положении после [е] перед губным или заднеязычным согласным.

На протяжении XIX и начала XX в. это произношение в литературном языке постепенно утрачивалось, мягкий [р'] в этих словах заменялся твердым [р]. Но даже в 40-х гг. нашего столетия со сцены столичного театра можно было услышать из уст актера, игравшего в «Горе от ума» Чацкого:

А тетушка? все девушкой, Мине[р']вой?

Все фрейлиной Екатерины Пе[р']вой?

Тогда и в живой московской речи старшего поколения можно было еще изредка встретить такое произношение. Сейчас его уже нет.

Всякий живой язык характеризуется непременной особенностью — он изменяется.

В современном русском языке в сочетаниях двух мягких согласных первый отвердевает. Это отвердение очень медленное, оно сначала осуществляется в одних сочетаниях, потом в других, в одних словах раньше, в других — позднее, но направление его вполне определенно. Вот некоторые детали проявления этого процесса.

Исследователи русского языка конца XIX — начала XX в. отмечали, что в литературном языке той эпохи губные согласные перед мягкими заднеязычными тоже произносились мягко: я[м']ки, сё[м']ги, тря[п']ки, ла[п']ки, ро[п']кие (робкие), ло[ф']кие (ловкие), ла[ф']ки (лавки). Сейчас такое произношение полностью ушло из литературного языка и его можно встретить только в диалектах. Мы говорим: я[м]ки, сё[м]ги, тря[п]ки, ла[п]ки и т. п.

Стихотворные рифмы могут поддерживаться тонкими звуковыми соответствиями:

Ты видишь мир сквозь ветв

Задумчивых берез.

Живешь на этом свете,

Как будто в царстве грез.

Поэт произносит ве[т']ви, [с']вете. Это легко увидеть по тому, как он рифмует слова. Мягкость [с] в слове сквозь подчеркивает [с'] в свете. А мягкость [т']в ветви соотносится с [т'] в свете. Последние слова первой и третьей строки произносятся так: [сквос'в'эт'в'и] и [с'в'эт'и].

Так говорит сейчас старшее поколение. Губные и зубные согласные перед мягкими губными представители этого поколения произносят мягко: [д']верь, [в']бить. Но младшее поколение уже произносит первый согласный твердо: [с]вет, ве[т]ви, [д]верь. Эти нормы еще сосуществуют, равноправны. Но тенденция развития языка ясна: «старшая» норма рано или поздно уступит дорогу «младшей».

Современные фонетические процессы обнаружить сравнительно нетрудно. А можно ли обнаружить и описать звуковые процессы, которые происходили в древнерусском языке? Услышать этот язык невозможно. И все-таки ученые нашли способ узнавать о древних языковых процессах.

В современном русском литературном языке ударному [о] соответствует предударный [а]: с[о]ль — с[а]лить, г[о]ры — г[а]ра, ск[о]т — ск[а]тина, пр[о]сто — пр[а]стая. Такое произношение называется аканьем. В древности все русские окали, говорили с[о]лить, г[о]ра, ск[о]тина, пр[о]стая. Аканье пришло на смену оканью. О времени, когда шел процесс перехода от оканья к аканью, свидетельствовали письменные документы. Первые следы аканья в московских памятниках письменности относятся к XIV в. Но возникло аканье раньше, как думают многие ученые, в конце XII или в XIII в. Нормой же в говоре Москвы, оно стало лишь в XVI в. или даже в XVII в. Вот сколько времени длился этот процесс перехода от одной системы произношения — оканья к другой системе — аканью.

Современные фонетические чередования — свидетельство происходивших некогда в языке звуковых процессов. Например, в русском языке чередование звонких согласных с глухими на конце слова и перед глухими: зу[б]ы— зу[п] —зу[п]ки, ля[г]у — лё[к] —улё[к]ся, боро[д]а — боро[т] — боро[т]ка, ма[ж]у — ма[ш]ь — ма[ш]ьте, гла[з]а — гла[с] — гла-[с]ки. Такое чередование сложилось в результате того, что звонкие на конце слова и перед глухими оглушились. Процесс этот прошел в XII—XIV вв.

Фонетические процессы не универсальные, они своеобразны в различных языках. В украинском языке оглушения звонких перед глухими не произошло. Русские скажут: ры[п]ка, ука[с]ка, украинцы — ры[б]ка, ука[з]ка.

Фонетический процесс заканчивается, когда ему уже не на что распространяться. Тогда на смену фонетическому процессу приходит фонетическое чередование. Фонетический процесс — это замена одного звука другим в одной и той же позиции, но в следующую эпоху. Фонетическое чередование — это замена одного звука другим в другой позиции и в ту же эпоху.