ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В СТИЛИСТИКЕ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Стилистическая система языка, так же как все другие части общей системы языка, с течением времени изменяется.

Легче всего заметить изменения, происходящие в стилистической окраске отдельных слов — функционально-стилистической, экспрессивно-стилистической и оценочно-стили-стической. Для этого достаточно сравнить пометы при одних и тех же словах в словарях, отдаленных друг от друга несколькими десятилетиями.

Так, в первом русском толковом словаре — «Словаре Академии Российской» 1789—1794 гг., завершившем эпоху реформ М. В. Ломоносова с его теорией «трех штилей» (см. Михаил Васильевич Ломоносов), противопоставляются слова и формы с пометами сл. (т. е. славянское — возвышенное), простое (т. е. нейтральное) и просторечное или простонародное (т. е. сниженное), например: есень, сл., просто же — осень; крава, сл., просто же — корова; хожду..., ходити, сл., просто же — хожу..., ходить и т д.

Сравнивая слова и их стилистические пометы в этом словаре с пометами «Словаря церковнославянского и русского языка» 1847 г. и, далее, со словарями, близкими к нашему времени, мы видим, что ряд слов из «крайних стилей» — возвышенного и сниженного — уходит за пределы литературного языка. Например, есень, крава и т. п., с одной стороны, и ась, вдругорядь, щепеткий («узкий, жеманный») и т. п., с другой Утрачивают свою сниженную, просторечную окраску и входят в широкое нейтральное употребление такие слова, как молодежь, раздумье, свадьба, накануне, тотчас и другие. Напротив, нейтральные для «Словаря Академии Российской» слова типа охочий (до чего-нибудь), колупать, сопли, похабный и т п. впоследствии приобретают окраску сниженности.

Если попытаться обобщить стилистические изменения, затронувшие отдельные слова, можно увидеть некоторые общие тенденции стилистической эволюции языка: на протяжении XIX в. идет сложная перестройка стилистической системы «трех штилей», расширяется сфера применения среднего, нейтрального стиля. Это теперь уже не одна из трех равноправных стилистических разновидностей языка, но основа, фундамент всей стилистической системы.

И вместе с тем можно увидеть, как постепенно формируется стилистическая система русского литературного языка в том ее виде, в каком мы ее знаем сейчас. В начале XX в. в общих чертах определяются такие функциональные разновидности русского языка, как га-зетно-публицистический и научный стили. Кроме того, утрачивает свойства функционального стиля язык художественной литературы — употребление явлений языка в художественных текстах зависит теперь только от замысла и эстетических задач писателя или поэта, а не от ограничений, накладываемых стилистическими нормами литературного языка на эту область употребления языка.

Стилистическое развитие русского языка продолжалось и в XX в., и на него оказали влияние те огромные социальные сдвиги, которые произошли в нашей стране после Великой Октябрьской социалистической революции. Так, литературный язык после революции получает более широкое распространение и охватывает и такие слои говорящих, которые раньше использовали местные диалекты или городское просторечие. Отражая новые отношения между государством и трудящимися, демократизируется официально-деловой стиль, сближается с обиходно-бытовым. Растет удельный вес научного и профессионально-технического стилей.

Расширяется сфера обиходно-бытового стиля — в него проникают и, утрачивая иности-левую окраску, нейтрализуются явления других функциональных стилей, в частности официально-делового, научного, профессионально-технического. Мы говорим: посетить выставку (сравним: сходить на выставку), планировать вернуться домой к 5 часам (сравним: собираться вернуться...), окопаться в институте (избегая чего-нибудь, укрыться, найти себе где-нибудь удобное, спокойное пристанище, разговорное ироническое и т. п.).

Некоторые из этих слов и словосочетаний проникли в обиходно-бытовой стиль не непосредственно из этих стилей, а через газету и радио, т. е. через газетно-политический стиль, роль которого также возрастает.

В области экспрессивно-стилистических явлений продолжается расширение границ нейтрального стиля, который пополняется как за счет слов высоких, так и за счет слов сниженных. При этом высокие слова как бы сдвигаются вниз, а сниженные как бы продвигаются вверх. В обычном повседневном общении мы говорим, например, принять решение (пойти в кино), на высшем уровне (провести школьный вечер), проявить заботу (о заболевшем товарище) и т. п., а с другой стороны — зарезать (проект), угробить (идею), зашиться (с экспериментом) и т. п. Особенно сильно этот процесс захватывает книжную и так называемую общенаучную лексику, слова типа проблема, концепция, адекватный, глобальный, альтернатива и т. п. В некоторых случаях такие слова вообще теряют стилистический ореол «книжности» и «учености», проникают в обиходно-бытовую речь и даже подвергаются стилистическому снижению, изменяя при этом свое значение. Так, в словаре Д. Н. Ушакова пометой «книжное» характеризовались слова принцип, проблема, перспектива, элементарный («простой») и др.

В последних изданиях словаря С. И. Ожегова ни одно из них помету «книжное» не сохранило.