ИНТЕРЬЕР

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Интерьером в живописи и графике называется изображение различных внутренних помещений.

Отдельные фрагменты внутренней архитектуры и обстановки изображались еще в искусстве Древнего Египта и Древнего Двуречья и более часто — в античном искусстве. Помпейские фрески первых веков н. э. донесли до нас целые архитектурные композиции с впечатляющей, но весьма фантастической перспективой. Не менее условно перспективу передают живописные свитки средневекового Китая, но их просторные интерьеры, всегда органично связанные с окружающим пейзажем, являются значительным шагом в отражении отношений между человеком и средой, почти не занимавших античное искусство. В древнерусских иконах господствует обратная перспектива, подчиняющая себе все живописные решения. Чтобы показать внутренние помещения, средневековые мастера миниатюр и икон изображали дома наподобие театральных декораций, как бы в разрезе.

У предвестника итальянского Возрождения Джотто появляется стремление передать действительные соотношения и пропорции вещей во все еще тесноватых, «ящичных» интерьерах. Одним из величайших завоеваний искусства эпохи Возрождения стала линейно-геометрическая перспектива, которая для П. Уччелло, П. делла Франческа, Д. Гирландайо, П. Перуджино, А. Верроккьо является одним из главных средств создания правдивого и прекрасного в искусстве. Воздушную перспективу во Флоренции разрабатывает А. Бальдовинетти, но на особую высоту ее поднимает Леонардо да Винчи, чьи интерьерные решения отличает не только безупречность отношений между человеком и средой, но и поэтизирующая роль светотени. Корифеи Возрождения — Тициан, Веронезе и Тинторетто тяготеют к грандиозности больших парадных помещений. Мастера Северного Возрождения, начиная с Я. ван Эйка и Р. ван дер Вейдена, напротив, с особой любовью разрабатывают «комнатный» мир, мир интимных вещей. Заботливая, детальная передача их фактуры придает интерьерам нидерландских и немецких мастеров XV—XVI вв. ощущение особенного уюта.

В XVII столетии лучшие голландские жанристы Я. Стен, А. ван Остаде, Г. Метсю и Г. Терборх уделяют интерьеру значительное внимание. Овладевая искусством виртуозной передачи солнечного света, Я. Вермер Делфтский поднимает изображение освещенных солнцем внутренних помещений до утонченной поэзии. Его творчество дало толчок к созданию целой школы жанристов с особым пристрастием к интимному городскому пейзажу и интерьеру. П. де Хох может вполне считаться художником интерьера, поскольку изысканные построения помещений занимают его больше населяющих их людей. Чисто «интерьерными» живописцами становятся К. ван дер Влит и Э. де Витте, виртуозно отображавшие не только «частные» помещения, но и внутренность церквей. Церковные интерьеры де Витте надолго становятся образцами для всей Европы.

Высокое искусство Ф. Халса, Рембрандта, Д. Веласкеса также не игнорирует изображения интерьера и даже, в силу возросшего интереса к внутреннему миру человека, больше интересуется интерьером, чем пейзажем, — в замкнутом помещении легче всмотреться в отдельное лицо. Правда, широте Я. Я. Рубенса и масштабности Н. Пуссена больше соответствует необъятность природы, чем замкнутость интерьеров. И в этот же период братья Ленен с неприкрашенной правдивостью изображают внутренность бедных крестьянских жилищ. Зато французские мастера эпохи рококо даже пейзаж решают в виде камерных «уголков», а в интерьерах видят декоративные коробочки-бонбоньерки.

Подлинным певцом интерьера становится в XVIII в. Ж. Б. С. Шарден. У англичанина-сатирика У. Хогарта каждый предмет обстановки играет определенную сюжетную роль.

В XIX в. представители классицизма Ж. Л. Давид и Ж. О. Д. Энгр изображают помещения с безупречной аналитической точностью. Французских и немецких романтиков больше занимает общая атмосфера комнат, соответствие обстановки характеру изображенных людей. Реалисты Г. Курбе и Ж. Ф. Милле отдают предпочтение социальной характеристике каждого места — крестьянского дома или мастерской художника. Э. Мане и импрессионисты (Э. Дега и другие) особенно любят как бы «кадрировать» в неожиданных ракурсах пространство изображаемых помещений.

В России в эпоху господства портретного жанра (XVIII в.) интерес к обстановке, окружающей модель, проявляют Д. Г. Левицкий и В. Л. Боровиковский.

В первой половине XIX в. под руководством А. Г. Венецианова, с одинаковой гармоничностью отразившего в своих работах и внешние приметы крестьянского быта, и убранство городских помещений, образуется целая школа интерьера. Начав с венециановски любовного воспроизведения вещного мира, Я. А. Федотов вносит затем в решение своих интерьеров настроение неблагополучия и драматизма («Свежий кавалер», 1846, ГТГ; «Вдовушка», 1851—1852, ГТГ). Интерьер в искусстве передвижников, и особенно И. Е. Репина («Не ждали», 1884—1888, ГТГ; «Арест пропагандиста», 1880—1892, ГТГ), носит отчетливый отпечаток социального положения его хозяев. Элементы интерьера в портретах В. А. Серова подчинены выявлению характера портретируемого («Девочка с персиками», 1887, ГТГ).

С распространением в России и в Европе конца XIX в. международного стиля модерн эта внутренняя зависимость изображения человека и вещей, его окружающих, игнорируется. В западном искусстве XX в. человек все чаще вообще поглощается средой, низводится до предмета обстановки.

В России начала XX в. К. С. Петров-Водкин, следуя собственному пониманию живописного пространства, стремится в своих интерьерных решениях к ясности и простоте. Это стремление разделяет по-своему В. Э. Борисов-Мусатов и еще заметнее — П. В. Кузнецов и В. А. Фаворский в графике.

Лучшие прогрессивные традиции этого жанра наследуются и развиваются мастерами советского многонационального искусства. Новому строю жизни соответствует и новая вещная среда. Определенность ее характеристики в каждый из периодов развития нашего искусства способствует зримой передаче внешних примет времени.

Для искусства 30-х гг. типичны залитые солнцем интерьеры жилых комнат и особенно больших помещений с изображением массовых торжеств. Тяготы военного времени наложили свой отпечаток на интерьерные решения, возродив интерес к напряженным, «рембрандтовским» колористическим контрастам. Представители послевоенного поколения художников понимают образное решение интерьера, нераздельного с человеком, весьма широко и разнообразно. Особенно большую роль играет интерьер в картинах бытового и исторического жанров.