ИЗОМОРФИЗМ, раздел «Филолог»

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Лингвисты привыкли фонетику изучать — отдельно, грамматику — отдельно, лексику — отдельно, как будто это разные обособленные области. Но все они составляют единое целое — язык. Нет ли таких закономерностей, которые объединяют все стороны языка, создают его целостность? Во всей остроте этот вопрос встал перед лингвистами XX в. Стали искать сходство, изоморфизм, подобие между разными сторонами языка.

Выдающийся польский языковед Е. Курилович обнаружил, что много общего в строении слога (фонетической единицы) и предложения (грамматической единицы).

1. Есть единица, которая составляет минимум, необходимый для предложения: глагол (Иду! Светает... Спишь?).

И есть единица, которая составляет минимум, необходимый для слога: гласный звук.

2. Глаголу-сказуемому могут сопутствовать другие члены предложения, необязательные его компоненты: подлежащее, дополнение и т. д. (как видим, здесь, как и во многих других современных грамматических теориях, подлежащее исключено из числа главных членов предложения; см. Математика и язык).

Слоговому гласному могут сопутствовать другие звуки — согласные и неслоговые гласные, необязательные компоненты слога.

3. Иногда возможное предложение осуществляется без глагола (Да! или Эх...), но это для языка периферийные, не основные типы предложения.

Иногда возможен слог без гласного («Гм-гм, читатель благородный...»). Но это — периферийные, не основные типы слога.

4. Есть языки, в которых предложение должно оканчиваться его главной частью — глаголом.

Есть языки, в которых все слоги — открытые, т. е. оканчиваются гласным, главной частью слога. К таким языкам принадлежал древнерусский (до падения редуцированных гласных в XII в.).

Наоборот, неизвестны языки, в которых предложение непременно начинается глаголом.

И нет языков, где все слоги — неприкрытые, т. е. начинаются с гласного...

Предложение и слог оказались изоморфны.

Казалось бы, что может быть более несходного, чем звук и значение определенного падежа? Но Р. О. Якобсон показал, что некоторые научные приемы, которые позволяют в звуке выделить его основные признаки, могут быть использованы для определения основных «составляющих» падежного значения. Значение падежа (например, дательного) представляется нам целостным, неразложимым («служит для обозначения адресата действия»), но по аналогии со звуком его удалось «расщепить» на составляющие, «атомарные» компоненты. Звук и падежное значение оказались изоморфны.

Изоморфизм — математический термин (от греч. isos — «равный, подобный» и morphe — «форма»). Лингвисты употребляют его метафорически: для обозначения подобия, неслучайного сходства в строении качественно различных единиц языка. Поиски изоморфизма не означают пренебрежения качественными различиями между единицами языка. Наоборот, установление изоморфных отношений имеет смысл только в том случае, если сопоставляемые единицы явно и определенно качественно контрастны.

Большинство исследований в области лингвистического изоморфизма вызывает споры и дискуссии. В этой молодой области лингвистического исследования бесспорные, общепризнанные достижения принадлежат будущему.