ЗВУКОВОЙ СИМВОЛИЗМ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Это связь между звуками и образными представлениями или ощущениями, которые оии вызывают у говорящих.

Давно уже было замечено, что некоторые слова своими звуками как бы изображают то, что называют.

Случайна или закономерна связь между звукосочетанием, составляющим слово, и понятием, которое оио обозначает? Споры об этом ведутся со времен античности до наших дней. По мере того как изучению языка стали помогать смежные науки (физика, физиология, психология, социология), появились и новые ответы на этот вопрос.

Наш ротовой резонатор, подобно музыкальному инструменту, неоднороден по своему тональному настрою: передняя его часть настроена на низкие тоны, задняя — на высокие. Когда язык во время образования звука приближен к зубам, задняя часть ротовой полости остается свободной и в ней рождаются высокие звуки. Из гласных это [и, э], а из согласных — все зубные: [с, з, т, д, ц, л, н] — также передне- и средненёбные: [ч, ж, ш, р]. Когда, наоборот, свободна передняя часть резонатора, а язык во время артикуляции звука оттянут назад, происходит образование низких звуков. Это гласные: [а, о, у] и согласные — задненёбные: [г, к, х] и губные: [б, п, в, ф]. При образовании их язык занимает заднее положение. Таким образом, все звуки можно разделить на высокие и низкие. Исследования в области звукового символизма показали, что высокие звуки у большинства говорящих вызывают ощущение светлого, а низкие — темного. Например, такие слова, как свет, жизнь, день, снег, солнце, весна, сень, лес, сирень, сердце, счастье, дети, истина и другие, состоят преимущественно из высоких, а слова омут, боль, шум, мука, кровь, глух, груб, обман, мрак, оковы — из низких звуков. Лексическое их значение как бы поддержано, подчеркнуто их звучанием.

Этим свойством звука — вызывать у большинства людей одинаковые ощущения и образные представления, издавна интуитивно пользуются поэты. В обычной, нейтральной русской речи низкие и высокие, мягкие и твердые звуки встречаются примерно с одинаковой частотой; в поэтических текстах это равновесие нередко сознательно нарушается. Перевес низких над высокими может вызвать ощущение темноты и тяжести, и, наоборот, скопление высоких при малом количестве низких — ощущение света и радости.

Боже мой! вчера — ненастье,

А сегодня — что за день!

Солнце, птицы! блеск и счастье!

Луг росист, цветет сирень...

(А. Н. Майков)

В этом четверостишии много высоких звуков, они преобладают.

Но поэты в большинстве своем не создают новые слова, а пользуются готовыми, уже созданными народом словами-самоцветами, передающими разные оттенки чувств. Вот почему В. Маяковский написал о С. Есенине:

У народа, у языкотворца,

Умер звонкий забулдыга-подмастерье.

Как бы ни был велик поэт, он только подмастерье у мастера, создавшего язык. И не только в отдельных словах, но и в целых устойчивых словосочетаниях можно подметить эту тысячелетнюю работу мастера-языкотворца. Так, преимущественно из высоких, диезных и неогубленных состоит фразеологическое выражение Ни свет, ни заря, а нз низких, несмягченных и бемольных — комок в горле, опустить голову, как обухом по голове. В пословице День меркнет ночью, а человек печалью от первого слова к последнему меняется соотношение высоких — низких в пользу низких (в первом слове 3:0, во втором 5:2, в третьем 3:2, в четвертом и пятом 4:3), и над всем выражением словно прокатывается волна печали.

Связи звука и цвета не всегда индивидуальны; они часто закономерны. Так, установлено, что хроматическая цветовая гамма связана с гласными звуками, они — цветные. Согласные располагаются по черно-белой оси: от светлых зубных, таких, как [с, з, ц], к темным губным: [п, б, м].

Очень вероятно, что оценки звуков языка, их образное восприятие, различны у представителей разных языковых групп.

Хотя вопросы, связанные со звуковым символизмом, имеют давнюю историю, эта область лингвистики остается по-прежнему малоизученной.