ЗАЛОГ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В любом предложении обозначается какая-либо конкретная ситуация. Например, в предложении Водитель открывает дверь (1а) глагол называет ситуацию, а существительные — участников этой ситуации: того, кто открывает (водитель), и то, что открывают (дверь).

У глаголов бывает разное количество участников ситуации, которых принято называть такими семантическими терминами: субъект, объект, адресат, инструмент, средство и т. п. Если глагол открывать требует двух участников ситуации, то, например, глагол рубить — трех: того, кто рубит (субъект), то, что рубят (объект), и то, чем рубят (инструмент). Число участников ситуации каждого глагола, точнее — каждого глагольного значения, есть величина постоянная.

Сравним предложения: Водитель открывает дверь (1а) и Дверь открывается водителем. (16). По содержанию эти предложения как будто бы не отличаются друг от друга. Ведь они состоят из одних и тех же слов, с помощью которых выражают одну и ту же ситуацию «открывания» и одних и тех же участников этой ситуации: субъект (водитель) и объект (дверь). Однако формальная организация этих предложений различна. В предложении (1а) слово водитель выступает в им. п. и занимает позицию подлежащего, а слово дверь — в вин. п. и занимает позицию (прямого) дополнения, тогда как в предложении (1б) слово водитель уже выступает в твор. п. и занимает позицию (косвенного) дополнения, а слово дверь — в им. п. и занимает позицию подлежащего.

Обобщив сделанные наблюдения, мы можем сказать, что предложения (1а) и (16) формально отличаются друг от друга тем, что в них одни и те же участники ситуации, называемой глаголом открывать, занимают позиции разных членов предложения. Представим сказанное на следующих двух схемах.

Сопоставление этих схем позволяет иначе сформулировать выраженную выше мысль. В предложениях (1а) и (1б) представлены различные соответствия между участниками ситуации, называемой глаголом открывать, и членами предложения. Такие соответствия называют диатезами.

Итак, глагол открывать имеет как минимум две диатезы, одна из которых реализуется в предложении (1а), другая — в предложении (1б).

Сколько же диатез может быть у глагола? Обратимся к глаголам, которые, как и глагол открывать, требуют двух участников- субъекта и объекта. Условимся считать, что каждому из этих участников может соответствовать либо подлежащее, либо дополнение, либо отсутствие члена предложения, т е запрет на его употребление. Тогда глаголы типа открывать могут иметь следующие семь диатез: 1) Суб = П, Об = Д, 2) Суб = Д, Об = П, 3) Суб = П, Об = X; 4) Суб = Д, Об = X, 5) Суб = X, Об = П, 6) Суб = X, Об = Д; 7) Суб = X, Об = X (X — знак запрета).

Первая из этих диатез представлена в пред ложении (1а): Водитель (Суб = П) открывает дверь (Об = Д), а вторая — в предложении (1б): Дверь (Об = П) открывается водителем (Суб = Д). Третьей диатезы у глагола открывать как будто бы нет, однако она есть, например, у глагола дразнить и представлена в предложении Мальчик (Суб = П) дразнится (2б) Сравните: Мальчик (Суб = П) дразнит сестренку (Об = Д) (2а). Четвертую диатезу представляет не очень хороший пример: Открывается водителем (Суб — Д) (1в) — надпись на дверях автобуса. В предложении Дверь (Об = П) открывается автоматически (1г) реализуется пятая диатеза Шестой диатезы у глагола открывать нет, как, впрочем, ее вообще нет в литературном русском языке, зато она есть в некоторых русских говорах, и в частности представлена в предложении: У меня корову (Об = Д) украдено (36) — сравним это предложение с предложением: Вор (Суб = П) украл у меня корову (Об = Д) (За). Хороших примеров, иллюстрирующих седьмую диатезу, у нас нет.

Среди диатез каждого глагола одна — исходная, а все остальные — производные Исходной является та диатеза, в которой субъект занимает позицию подлежащего Именно эта диатеза представлена в предложениях (1а), (2а) и (За) Исходную диатезу называют также активной, а многие из производных диатез — пассивными. Отличие любой пассивной диатезы от активной состоит в том, что участник, занимающий позицию подлежащего в активной диатезе (обычно это субъект), не занимает этой позиции в пассивной диатезе, в которой он либо выступает в позиции косвенного дополнения (см. 16, 1 в), либо вообще синтаксически не обозначается (см. 1г, 36). На позицию прдлежащего в пассивной диатезе переходит какой-либо другой участник (обычно это объект) (см. 16, 1г), или же эта позиция остается незанятой (см. 36).

Замена исходной диатезы какой-либо производной может сопровождаться морфологическим переоформлением глагола. Так, предложение (1б) отличается от (1а) не только диатезой, но и тем, что в нем глагольная словоформа имеет постфикс -ся, которого нет у глагольной словоформы в предложении (1а). Аналогичным образом отличаются и предложения (За) и (3б). Если в предложении (За) употреблена личная форма глагола, то в предложении (3б) — краткое причастие.

Итак, если замена исходной диатезы какой-нибудь производной регулярно сопровождается морфологическим переоформлением глагола, то, следовательно, у глагола есть категория залога. Поскольку в русском языке переход от активной диатезы, представленной в предложениях (1а) и (За), к пассивной — в предложениях (1б) и (3б) сопровождается заменой глагольных форм, то мы вправе сделать вывод, что русскому глаголу свойственна категория залога, которая представлена, по меньшей мере, двумя рядами форм: активных типа открывает и украл и пассивных типа открывается и украдено.

Залоговые преобразования в различных языках имеют свои особенности. Например, в русском языке, как и во многих других, в пассивном предложении позицию подлежащего может занимать только тот участник, который в соотносительном активном предложении занимал позицию прямого дополнения (см. 1а и 1б). В то же время в английском языке у некоторых глаголов позицию подлежащего в пассивном предложении может занимать и тот участник, который в соотносительном активном предложении занимал позицию косвенного дополнения: Mary gave the book to John. (5a) — «Мэри (Суб = П) дала книгу (Об = Дпр) Джону (Адресат = Дк)» ->- John was given the book by Mary (56) — «Джон (Адресат = П) — тот самый, кому книгу (Об = Дпр) дала Мэри (Суб = Д)».

Если теперь сравнить понятия диатезы и залога, то можно прийти к следующему заключению. Понятие диатезы является семантико-синтаксическим и универсальным — любой глагол в любом языке имеет, по меньшей мере, одну диатезу, а понятие залога является морфологическим и неуниверсальиым — не любой глагол и не в любом языке имеет хотя бы две словоформы, которые соотносятся с разными диатезами. По-видимому, типы соотношений между диатезами и словоформами одного глагола находятся между двумя полюсами: (а) каждая диатеза обозначается специальной глагольной формой — число залогов равно числу диатез, (б) все диатезы обозначаются одной и той же глагольной формой, и, следовательно, залога, нет.

Понятие залога, широко распространенное в языкознании, очень старое понятие, которое впервые появилось в грамматиках древнегреческого и латинского языков. Напротив, диатеза — новое понятие. Учение о диатезах и залогах начало разрабатываться в начале 70-х гг. нашего столетия группой ленинградских ученых под руководством одного из крупнейших советских лингвистов — профессора А. А. Холодовича.