ЗАИМСТВОВАНИЕ ЛЕКСИЧЕСКОЕ

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Во всяком языке есть слова «свои» и «чужие» — те, которые пришли из других языков. Например, слова дом, ехать, белый для русских — свои, исконные, а слова монумент, курсировать, оранжевый — чужие, заимствованные: монумент — из латинского, курсировать — из немецкого, оранжевый — из французского.

Заимствование слов — естественный и необходимый процесс языкового развития. Лексическое заимствование обогащает язык и обычно нисколько не вредит его самобытности, так как при этом сохраняется основной, «свой» словарь, а кроме того, неизменным остается присущий языку грамматический строй, не нарушаются внутренние законы языкового развития.

Некоторые слова пришли к нам давно, и сейчас только ученые-лингвисты могут определить их «иностранность». Таково, например, слово хлеб, которое многими языками, и в частности русским, было заимствовано из древнегерманекого. Пришлый характер слов определяется с помощью сравнительно-исторического метода (см. Сравнительно-исторический метод).

Сейчас такие слова настолько обрусели, что а них не осталось никаких иноязычных примет. А в более свежих, недавних заимствованиях такие приметы сохраняются. Например, если слово начинается с буквы а — это признак того, что перед нами «иностранец»: абажур, автобус, аккуратный, актер, анекдот, аптека — это все слова иноязычного происхождения (русских слов на а очень мало: азбука — от названия первых букв алфавита аз и буки; ай, ах, ахать).

Если слово не склоняется, то это тоже знак его иностранного происхождения (кофе, сальто, домино, шасси, кенгуру).

Что заставляет один народ заимствовать слова у другого? Первая и главная причина — заимствование вещи, предмета: вместе с предметом часто приходит и его название. Так появились у нас слова автомобиль, такси, метро, трактор, комбайн, робот, акваланг, нейлон, лазер, транзистор и др.

Другая причина — необходимость обозначить некоторый специальный вид предметов или понятий. Например, с появлением гостиниц в русский язык входит французское портье (искоиио русское слуга недостаточно ясно указывало бы на сферу деятельности этого лица).

Чаще всего потребность в назывании предметов и понятий возникает в различных отраслях науки и техники, поэтому среди научно-технических терминов так много иностранных От близких к иим по смыслу русских слов они как раз и отличаются строгой определенностью, специфичностью значения. Сравним, например, слова трансформатор и преобразователь: трансформатор — особый прибор для преобразования электрического тока, а преобразователем можно назвать и такой прибор, и человека, локальный и местный (математики говорят: локальная переменная, но не местная переменная) и т. п.

Разделение, дифференциация общего понятия на виды часто происходит и в области науки, и в обиходе. С этим бывает связано расщепление смысла слова, которое обозначало общее понятие, на два значения: одно остается у русского наименования, а другое закрепляется за иностранным. Так в русском языке возникли пары близких по смыслу (но не тождественных) слов: страх — паника, уют — комфорт, всеобщий — тотальный, рассказ — репортаж, сообщать — информировать и т. д.

Иностранное слово легче усваивается, если оно заменяет описательный оборот. Так, слово снайпер заменило собой сочетание меткий стрелок; турне стали употреблять вместо громоздкого: путешествие по круговому маршруту; мотель — вместо гостиница для автотуристов; спринт — вместо бег на короткие дистанции

Правда, в этом процессе замены своего слова чужим действуют некоторые ограничители. Если, например, описательные обороты составляют группу наименований однородных предметов, то заимствованному слову трудно «пробиться» в такую группу: оно нарушает единство наименований (все они не однословные). Так, с изобретением звукового кино в русском языке появилось заимствованное из немецкого слово тонфильм. Однако оно не прижилось в нашем словаре: этому мешало то обстоятельство, что у нас уже успела сформироваться группа наименований описательных, двусловных: немой фильм — звуковой фильм, немое кино — звуковое кино.

Иноязычные слова различаются по степени их освоенности в языке. В зависимости от этого выделяют следующие основные типы иноязычной лексики:

1. Слова освоенные; эти слова не только всегда передаются графическими и фонетическими средствами русского языка, но и имеют вполне «обруселое», отнюдь не экзотическое значение; от них образуются производные общеупотребительные слова, например: пальто — пальтецо, пальтишко; герой — геройский, героизм, геройств о; район — районный.

2. Слова экзотические — иноязычные наименоваиия вещей и понятий, которые характерны для жизни и культуры какого-нибудь народа. Это названия обычаев, домашней утвари, одежды, денежных единиц и т. п.: ленч — второй завтрак у англичан, бешмет — стеганый полукафтан у кавказских народов, крузейро — денежная единица в Бразилии и др.

3. Иноязычные вкрапления — слова и обороты, которые сохраняют иноязычный облик, т. е. ииостраииое написание и произношение. Например: pro и contra (лат.) — «за» и «против», c'est la vie! (франц.) — «такова жизнь!», happy end (англ.) — «счастливый конец» и т. п.

Есть и такой вид иностранного влияния иа словарь, при котором слово не заимствуется, но оно служит как бы образцом для нового русского слова. Каждая значащая часть иностранного слова заменяется соответствующей по смыслу русской морфемой. Так, например, было создано слово представление. Немецкое слово Vorstellung расчленили на морфемы — Vor-stell-ung — и каждую морфему перевели на русский язык: vor- - «пред-», -stell- -«-став(л)-» (тот же корень, что и в глаголе ставить, ставлю), -ung — «-ение»; получилось пред-ставл-ение. Такой способ называется калькированием, а сами слова — кальками. Примеры других калек: естество-испыта-тель (нем. Natur-forsch-er), небо-скреб (англ. sky-scraper). Это все словообразовательные кальки.

Еще есть семантические, смысловые кальки. Они возникают под влиянием какого-либо значения слова, принадлежащего другому языку. Например, французское clou, помимо основного значения — «гвоздь», употребляется в значении «главная приманка театрального представления, программы». Этот смысл повлиял и иа употребление русского слова гвоздь : с конца XIX в. в русском языке появляются выражения гвоздь сезона, гвоздь выставки и т. д. В словосочетании газетная утка в значении «вымысел, ложное сообщение» — также семантическая калька с французского canard, которое имеет как прямой смысл — «утка», так и переносный — «вымысел».

Процесс лексического заимствования нормален для развития языка. Правда, не все языки в равной мере восприимчивы к иноязычному влиянию. Это зависит от разных факторов. Например, от географического. Так, Исландия вследствие своего островного положения и обособленности от других европейских стран на протяжении многих веков была слабо связана с «материковыми» народами. Поэтому в исландском языке мало заимствований из других языков.

Иногда важны факторы политические. Так, в Чехословакии длительная борьба против немецкого влияния привела, в частности, к тому, что в чешском и словацком языках оказалось совсем немного слов немецкого происхождения: они сознательно не допускались в речевой оборот. Однако эти примеры скорее исключение, чем правило. Обычно же страны и народы активно сотрудничают, контактируют друг с другом. Одна из форм таких контактов — взаимное языковое влияние, которое выражается, в частности, в лексическом заимствовании.