Диссидентское и правозащитное движение в СССР

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Разнообразные по форме и методам выступления инакомыслящих, происходившие в 50—80-е гг., выражали критику или неприятие официальных доктрин, политики существующей власти, что приводило их к явному или скрытому столкновению с ее структурами (см. СССР в «годы застоя» (1964—1985). Термин «диссидент» (от лат. dissidens — «несогласный») получил распространение от иностранных корреспондентов, аккредитованных в Москве. Но не вся терминология, касавшаяся инакомыслия в Советском Союзе, рождалась на Западе или при его помощи. Одним из самоназваний стал термин «правозащитники». Правозащитное течение сфокусировало интересы других движений, но не лишало их собственной специфики. Это национальные, национально-религиозные, национально-демократические движения, выступления граждан СССР за выезд на историческую родину или в родные места, за социально-экономические права. В центре внимания правозащитников было положение о соблюдении прав человека в СССР и несоответствие этого положения принципам Всеобщей декларации прав человека ООН.

По приблизительным подсчетам историков, в 1967—1970 гг. и 1971—1982 гг. по «чисто» политическим статьям УК РСФСР и других республик было арестовано около 10 тыс. человек. Еще несколько тысяч оказались в тюрьмах и лагерях как «националисты», «религиозники», «тунеядцы», «нарушители паспортного режима», «злостные нарушители общественного порядка». Таким образом, к уголовной ответственности привлекалось около тысячи человек в год из числа диссидентов разных течений.

Начавшаяся в середине 50-х гг. «оттепель» составляет предысторию движения правозащитников. В это время наиболее заметны выступления физика Ю. Ф. Орлова, литераторов А. И. Гинзбурга, А. Д. Синявского, генерала П. Г. Григоренко.

Приход к управлению страной брежневского руководства ознаменовал начало политического поворота в общественной жизни, нарастание противоречий и диспропорций во всех сферах жизни общества. 1964—1967 годы можно определить как начальный этап диссидентского и правозащитного движения, когда основной формой деятельности были протесты и обращения в адрес высшего политического руководства страны и правоохранительных органов. Инакомыслящие стремились остаться свободными людьми в несвободной стране.

Хотя варварских репрессий сталинского типа страна уже не знала (см. Массовые политические репрессии в 30-х — начале 50-х гг. в СССР), с инакомыслящими обходились жестоко. Требовалось огромное личное мужество, чтобы высказать собственное, отличное от большинства, мнение. Именно так поступил в сентябре 1961 г. на районной партконференции в Москве П. Г. Григоренко, выступив с резкой критикой порядков, царивших в КПСС. Позднее генерал так вспоминал об обстоятельствах этого выступления: «Я поднялся и пошел. Я себя не чувствовал. Такое, вероятно, происходит с идущими на казнь. Во всяком случае, это было страшно. Но это был и мой звездный час». Власти объявили инакомыслящего сумасшедшим, долгие годы содержали здорового человека в спецпсихбольницах, сделали, по существу, калекой, в конце концов выслали из Советского Союза. Умирая в США в 1987 г., он говорил: «Я уехал бы на Родину, даже если бы знал, что еду прямо в психиатричку».

По мере свертывания хрущевских реформ книги, статьи и другие материалы, которые не могли быть опубликованы в открытой печати по цензурным соображениям, стали ходить по рукам в машинописных копиях. Так родился самиздат.

Днем рождения правозащитного движения считается 5 декабря 1965 г., когда в Москве на Пушкинской площади состоялась первая демонстрация под правозащитными лозунгами. Среди правозащитников появились свои лидеры — А. Д. Сахаров, Ю. Т. Галансков. В 1967 г. последнего осудили на 7 лет лишения свободы за составление и распространение самиздатовских сборников. В лагере, расположенном в Мордовии, вел себя в высшей степени мужественно, хотя ежедневно страдал из-за болезни. В 1972 г. он умер в заключении, но остались его стихи, в которых отвергалось безумие тоталитарной системы.

Следующий период (1968—1975) в развитии диссидентского и правозащитного движения совпал с удушением процесса демократического обновления, приостановкой всяких попыток преобразования политических институтов, погружением политической жизни в состояние застоя. С 70-х гг. отчетливо обозначились застойные явления в экономике, культуре, социальном развитии. Этим процессам диссиденты противопоставили укрепление организационных основ своего движения и расширение его творческих возможностей.

В ответ власти усилили преследования инакомыслящих. Наиболее жестокой формой борьбы являлись психиатрические репрессии против них. После того как в апреле 1969 г. шеф КГБ Ю. В. Андропов направил в ЦК письмо с планом развертывания сети психиатрических лечебниц в целях содержания там лиц, угрожающих советскому государственному и общественному строю, данная проблема постоянно находилась в поле зрения государственных деятелей развитых капиталистических стран, западной и части советской общественности, специалистов в области психиатрии.

Через психбольницы и спецпсихбольницы прошли известные диссиденты — В. К. Буковский,П. Г. Григоренко, Н. Е. Горбаневская, В. И. Новодворская и многие другие. Для освидетельствования диссидентов — в подавляющем большинстве психически здоровых людей — направляли в ЦНИИ общей и судебной психиатрии им. профессора В. П. Сербского. В. И. Новодворская после вступления в 1968 г. войск стран Варшавского Договора в Чехословакию стала, по ее словам, «настоящим врагом государства, армии, флота, ВВС, партии, Варшавского блока». Она занялась распространением антисоветских листовок, смело говорила правду о засилье партийно-государственных чиновников во всех сферах жизни, после чего на нее обрушился страшный меч карательной медицины. На протяжении многих лет, проведенных в заключении, В. И. Новодворскую не раз подвергали принудительному психиатрическому лечению.

Однако заставить инакомыслящих замолчать не удалось. Самиздат обогатился публицистикой, социально-политическими трудами, в первую очередь работой А. Д. Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». В ней он писал о необходимости «сделать социализм привлекательным», обеспечить на основе «всепроникающей научно-технической революции» и конвергенции «мирное врастание западного общества в социализм», причем при доминировании социалистической идеологии и даже соответствующей организации хозяйства.

Наступил творческий взлет в деятельности крупных личностей того времени, наших выдающихся современников. В 1968 г. на Западе вышел роман А. М. Солженицына «В круге первом». В самом конце 1973 г. опубликован первый том его «Архипелага ГУЛАГ». В апреле 1968 г. увидела свет издававшаяся за границей «Хроника текущих событий» — основной самиздатовский сборник правозащитного характера. В этот период возникли официально оформленные, легальные правозащитные организации: Инициативная группа защиты прав человека в СССР (действовала с мая 1969 г.), Комитет прав человека (с ноября 1970 г.).

Инакомыслие проникло в святая святых советской системы — в Вооруженные Силы. 8-9 ноября 1975 г. капитан III ранга, замполит большого противолодочного корабля «Сторожевой» (Балтийский флот) В. М. Саблин вывел его в открытое море и передал в эфир антибрежневское обращение: «Всем! Всем! Всем! ...Мы не предатели Родины и не авантюристы, ищущие известности любыми средствами. Назрела крайняя необходимость открыто поставить ряд вопросов о политическом, социальном и экономическом развитии нашей страны, о будущем нашего народа, требующих коллективного, именно всенародного обсуждения без давления со стороны государственных и партийных органов». По указанию военного руководства страны по «Сторожевому» был открыт огонь, В. М. Саблина арестовали, а по окончании следствия в 1976 г. расстреляли.

1976 год открывает четвертый этап в развитии диссидентского и правозащитного движения в СССР, который продолжался до декабря 1986 г. Его называют хельсинкским, так как многие события этого времени обусловлены подписанными СССР договоренностями в Хельсинки. Исходным рубежом стала информация профессора Ю. Ф. Орлова на пресс-конференции для зарубежных журналистов в мае 1976 г. о создании Группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР. Впоследствии ее стали называть Московской Хельсинкской группой (МХГ). Инициаторами создания МХГ были Л. М. Алексеева, Е. Г. Боннэр, П. Г. Григоренко, А. Т. Марченко, Ю. Ф. Орлов и другие. Согласно заявлению МХГ, сферой ее деятельности являлись гуманитарные статьи Заключительного акта.

Много лет неравную борьбу с властями вел член-корреспондент АН Армении, профессор Ю. Ф. Орлов. Его неоднократно увольняли с работы, поэтому нередко ему приходилось зарабатывать на жизнь частными уроками. На его квартире регулярно проходили научные семинары. Ю. Ф. Орлов вместе с другими учеными-правозащитниками обращался к международной научной общественности с просьбами о защите ученых, подвергшихся преследованиям в СССР. В 1986 г. выслан из Советского Союза в США.

Удары правоохранительных органов, в первую очередь КГБ (для работы с диссидентами в его составе действовало пятое Главное управление), свели к 1984 г. движение инакомыслящих на нет. Около тысячи человек (до 90% его активистского состава) очутились в тюрьмах, лагерях, спецбольницах.

Эпоха перестройки в СССР в значительной мере легализовала традиционные диссидентские лозунги гласности, демократизации общественной жизни, создания правового государства, радикальной экономической реформы, открытого общества и т. д. Началось политическое пробуждение людей. По инициативе М. С. Горбачева из ссылки в г. Горький был возвращен А. Д. Сахаров, находившийся там с 1980 г. за критику действий властей по вводу войск в Афганистан. Во второй половине 80-х гг. в СССР были освобождены последние отбывавшие наказание узники совести, социальный состав которых был представлен практически всеми слоями общества.

С 1986 г. на смену диссидентским группам приходят политические клубы, а затем народные фронты. Одновременно начался процесс становления многопартийной системы: функции политических партий стали выполнять многие «неформальные» общественные организации.