Династия Рюриковичей

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Рюриковичами называют киевских великих князей (см. Русь в IX — начале XII в.) и их потомков, обосновавшихся в Смоленске, Чернигове, Ростове, Владимире, Ярославле, Твери, Москве и других русских Княжествах в качестве великих и удельных князей.

Личность самого Рюрика, его происхождение объяснялись по-разному. В древнейших летописях это варяг, пришедший в 862 г. в Новгород с братьями Синеусом и Трувором. Наследник Рюрика Олег, спустившийся из Новгорода на юг по пути «из варяг в греки», обманом захватил в плен и убил киевского князя Аскольда и сам начал править в Киеве, основав новую династию. Многие ученые отождествляют легендарного Рюрика с реальным лицом — скандинавским конунгом (предводителем) Рёриком Ютландским, действовавшим в IX в. на Балтике.

В конце XV в. варяг Рюрик превращается в потомка римского императора Августа. В «Сказании о князьях владимирских» говорится, что император разделил земли между своими «сродниками», одного из них — Пруса — посадил на Балтике, «от того же зовется Прусская земля». Потомком этого Пруса и был Рюрик, приглашенный новгородцами на княжение.

В этих рассказах много легендарного, устные предания переплелись в них с летописными повествованиями. Однако все русские князья с конца XV в., когда стали создаваться первые великокняжеские родословия, считали своим родоначальником Рюрика (см. Генеалогия), так же как потомки литовских великих князей назывались Гедиминовичами, по имени основателя новой династии великого князя Гедимина.

Подобные рассказы характерны для средневековых авторов. Чаще всего призывали править воинов, защитников, справедливого судью — эти качества считались наиважнейшими для средневекового государя. Но иногда, как это было записано в польской легенде о призвании родоначальника древнейшей династии польских королей Пяста, правителем выбирали пахаря, земледельца. Здесь отражались чаяния народа о государе, при котором не будет голода, начнется процветание страны.

Летописные повествования о первых киевских князьях Рюриковичах окружены красочными легендами об Олеге, ходившем завоевывать Царьград, Игоре, княгине Ольге. В них еще не устанавливается степень родства князей с Рюриком. Наиболее красочные повествования окружают правление Владимира Святославича, при котором Русь приняла христианство. Владимир был причислен православной церковью к лику святых.

Потомки Владимира не только воины, но и правители, обосновывавшие принципы государственности: это Ярослав Мудрый и его внук Владимир Мономах (см. Законодательство феодальной России).

Разраставшаяся киевская княжеская семья пустила корни в Полоцке, Суздале, Смоленске, Чернигове, Турове и других городах, которые в свою очередь становились центрами великих княжеств — Смоленского, Ростовского, Владимирского и др. Так образовались местные ветви Рюриковичей, происходившие от общего предка. Монгольское нашествие и установление в XIII в. новой формы зависимости русских земель от хана (см. Ордынское иго и его свержение) привели к тому, что каждое княжество развивалось самостоятельно, ими правили собственные династии потомков Рюрика.

В князьях Рюриковичах, живших в XI—XIII вв., средневековые авторы более всего ценили личное мужество воина и приверженность христианству. И прозвища у князей были соответствующие: Храбрый, Удалой. Князь Святополк, убивший в борьбе за киевский престол князей Бориса и Глеба, стал зваться Окаянный.

Такие качества — воинская доблесть и верность христианству — в начале борьбы с монгольскими завоевателями объединились в рассказе о великом князе черниговском Михаиле Всеволодовиче. Мужественный воин, приехав в ставку хана, отказался выполнить обряды, неприемлемые для христианина, и был убит.

Первые десятилетия ордынского ига способствовали формированию новых качеств, необходимых для правителя, прежде всего дипломатичности. Так, незаурядным дипломатом проявил себя Александр Невский в отношениях с ханом и его послами, приезжавшими на русские земли за данью. Александр Невский как государь искал пути (даже помогая баскакам усмирять народные выступления), которые вели к восстановлению разоренных городов, возрождению ремесел, хозяйства в его княжестве.

Во второй половине XIII в. на первый план выходят княжества и земли, расположенные на северо-востоке (см. Русские земли во второй половине XIII—XIV в.). К тому времени Киев и его округа разорены, галицко-волынские, черниговские, смоленские земли постепенно втягиваются в орбиту польских и литовских интересов; в Новгороде и Пскове формируется особый тип государственности, где нет наследственной княжеской власти (см. Новгородская феодальная республика).

Традиции, заложенные великими киевскими князьями, развиваются на ростово-суздальских землях, которыми правят князья Рюриковичи. Еще при детях и внуках Ярослава Мудрого здесь были основаны крупные города — Ростов, Ярославль, Владимир, Суздаль, Москва. Но тогда это были окраины территории, осваиваемой киевской династией. В XIII—XIV вв. это уже независимые великие княжества со своими правящими династиями, где титул великого князя и удельные престолы наследуются в кругу одной семьи.

Западные земли, входившие в состав древнего Русского государства (преимущественно черниговские и смоленские), со второй половины XIII в. постепенно включаются в состав Великого княжества Литовского. Русские Рюриковичи, княжившие здесь, должны были признать верховенство литовских великих князей, заключать с ними договоры, где оговаривались условия службы правящего князя великому князю литовскому. Рюриковичи становились служилыми князьями, теряя при этом ряд привилегий. Некоторые Рюриковичи даже изгонялись со своих престолов, уступая место князьям Гедиминовичам, как это было в Турове, Пинске, Галиче.

В XIV в. число княжеских семей, владевших землями на территории, некогда принадлежавшей единому предку, разрослось. Из когда-то равноправных членов семьи выделяется династия — семья правителя, в рамках которой передается великокняжеский престол, и удельные князья — ближайшие родственники государя. Юридические и политические права других князей Рюриковичей (право суда в собственных владениях, обязательная военная служба, государственные подати и др.) постепенно сужаются, ограничиваются властью великого князя. Этот процесс становится более интенсивным с образованием Русского централизованного государства, когда остается одна правящая династия Рюриковичей — московские великие князья, которые вели свой род от Ивана Даниловича Калиты (г. рожд. неизв. — 1340).

Особенно пострадали княжеские семьи в годы опричнины. Ивана Грозного: некоторые старшие ветви ярославских, суздальских князей, наиболее близких по происхождению к московским Рюриковичам, были уничтожены (см. Иван Грозный и реформы середины XVI в.).

В XVI в. многие измельчавшие, обедневшие в своих родовых владениях Рюриковичи теряют княжеские права и титулы, превращаясь в рядовых вотчинников. Особенно много таких семей было среди потомков ярославских, смоленских великих князей. В конце XVI в. со смертью сыновей Ивана Грозного пресеклась московская династия Рюриковичей. После недолгого правления Бориса Годунова и Василия Шуйского, происходившего из старшей ветви суздальских князей, на русский престол избирается Михаил Федорович Романов, чьи предки принадлежали к старинному московскому боярскому роду (см. Династия Романовых).