Детский театр и драматургия

Материал из Юнциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

В 1917 г. в Петрограде вышла книга, посвященная декорационному оформлению спектаклей. Она начиналась словами: «Великое строительство идет на Руси — венец за венцом рубится новый уклад народной жизни. Не обозначились еще углы будущего здания, но уже возникает жадный вопрос у строителей: чем осветим, чем согреем новое наше жилище?.. Одной из первых возникает мысль о Театре...»

Автором этой книги был актер и режиссер Александр Александрович Брянцев (1883—1961). С мыслью о новом театре он встал в ряды его строителей, и в феврале 1922 г. на Моховой улице открылись двери Петроградского театра юных зрителей.

Театр юных зрителей (ТЮЗ)... В этом простом и привычном теперь словосочетании столь точно и емко определены программные художественные задачи театрального искусства для детей, что с течением времени все детские театры стали называть ТЮЗами. А Ленинградский (бывший Петроградский) ТЮЗ приобрел авторитет правофлангового. В 1980 г. ему было присвоено имя А. А. Брянцева.

Критерии подлинного искусства обусловили серьезное отношение зрителей, критики, драматургов к новому театру. Самые авторитетные специалисты признавали, что ориентация репертуара и сценической выразительности на детскую аудиторию отнюдь не упрощает задач постановки спектаклей, а, напротив, вносит свои неповторимые краски в театральное искусство.

«Работа этого театра давно переросла границы узкопедагогических заданий театра для детей, его спектакли давно уже ставят и разрешают насущные общетеатральные задачи», — подчеркивалось в одной из рецензий 1926 г. на спектакль «Дон Кихот» (по М. Сервантесу), в котором главные роли исполняли известные актеры Н. К. Черкасов и Б. П. Чирков.

В стенах Ленинградского ТЮЗа выросли многие актеры, художники, композиторы, составившие затем новые творческие коллективы: Новый и Областной ТЮЗы в Ленинграде, театры юных зрителей в Новосибирске, Старой Руссе, Архангельске. И хотя Ленинградский ТЮЗ не был первым советским театром для детей — ему предшествовало создание детских театров в Краснодаре, Саратове, Москве, в самом Петрограде и некоторых других городах, но именно в Ленинградском театре была создана продуманная художественно-педагогическая программа воспитания юных зрителей средствами искусства, ставшая фундаментом всего тюзовского движения в стране.

Советский театр для детей создавался усилиями ведущих театральных мастеров, и это во многом определило его художественную значимость. В декабре 1918 г. в Петрограде открылись «Курсы по руководительству детскими театральными представлениями и праздниками». Преподавали здесь опытные мастера театра — режиссеры В. Э. Мейерхольд, А. А. Брянцев, С. Э. Радлов, Н. А. Лебедев, Ю. М. Бонди. Весной 1918 г. при Московском Совете рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов был организован Детский отдел Театрально-музыкальной секции, которым руководила Н. И. Сац (см. Детский музыкальный театр). Ей удалось привлечь к работе с детьми талантливых актеров — И. В. Ильинского, М. И. Бабанову, писателя И. Г. Эренбурга и многих других.

В 1920 г. в Москве открылся Первый Государственный театр для детей (впоследствии Госцентюз). Он ставил инсценировки сказок, легенд, а вскоре в его репертуаре появилась пьеса о современном подростке. В стиле популярного тогда плакатно-театрализованного, агитационного представления театр повествовал о том, как московский беспризорник Колька Ступин (пьеса С. А. Ауслендера и А. А. Солодовникова называлась по имени героя) чудом, неожиданно для себя оказался в Америке. Он вступал в опасное единоборство с империалистами, спасал от крушения поезд, предотвращал взрывы и диверсии и наконец благополучно возвращался домой.

В 1928 г. театр показал «Черный Яр» — пьесу А. Н. Афиногенова, написанную по мотивам одноименной повести Л. И. Гумилевского. Режиссеры А. 3. Окунчиков и И. М. Доронин, художник Н. А. Шифрин рассказывали о становлении колхозного строя. В одной из центральных ролей — сельского пастушонка Егорки выступила Валентина Александровна Сперантова (1904—1978), открывшая этим ярким сценическим характером целую галерею замечательных актерских портретов юных героев, созданных ею на сцене Госцентюза и Центрального детского театра.

Летом 1921 г. сказкой Ц. Топелиуса «Жемчужина Адальмины» открылся Московский театр для детей под руководством Н. И. Сац. Здесь ставились сказки и легенды различных народов и времен. В спектакле «Пиноккио» по сказке К. Коллоди режиссер А. Д. Дикий и художник В. Г. Ковальциг построили конструкции из больших кубиков с нарисованными на них предметами. Кубики складывали в различные комбинации, и по ним можно было «прочесть», где происходит сценическое действие. Зрители с радостью входили в этот мир театральной игры, жили событиями и чувствами персонажей спектакля. И когда уже в другом представлении — «Будь готов» С. Розанова, поставленном к 7-й годовщине Октября, в зале неожиданно оказывались герои прежних спектаклей, зрители встречали их как старых знакомых; актеры вместе с публикой «строили» самолет и отправлялись на нем в Индию, чтобы защитить мальчика-индуса от злого англичанина-колонизатора.

Примечательную роль в становлении советского театра для детей сыграл Московский ТЮЗ, который начал свою деятельность в качестве передвижной труппы в 1927 г. Театр ставил эстрадно-концертные обозрения, скетчи, игро-спектакли, предназначенные для показа в клубах, школах, на бульварах, во дворах детворе московских окраин и рабочих районов. В спектаклях «Сёмка-Жар» О. В. Рудаковой, «Изобретатели» А. М. Бонди, «Дом с привидениями» и «Путь далекий» Н. Я. Шестакова играли талантливые актеры Г. В. Бурцева, А. Р. Фуксина, Е. П. Наварская и другие.

Театры для детей все шире распространялись по стране. В Краснодаре детский театр открылся в 1920 г. пьесой-сказкой «Кошкин дом» С. Я. Маршака. В нем ставились преимущественно сказки, написанные С. Я. Маршаком и актрисой Е. И. Васильевой. В труппе работали известные актеры Д. Н. Орлов, А. А. Богданова, одаренная молодежь. Поставленные сказки вскоре вышли отдельной книжкой. 16 пьес и 6 театрализованных прологов с подробными режиссерскими комментариями стали важным подспорьем в работе детских театров и долго еще ставились профессиональными труппами и художественной самодеятельностью.

Детские театры 20—30-х гг. были очень разными, не похожими друг на друга. В Государственной мастерской педагогического театра под руководством Г. Л. Рошаля, будущего кинорежиссера, а тогда ассистента ряда спектаклей В. Э. Мейерхольда, с успехом шла пьеса Ж. Б. Мольера «Лекарь поневоле». Спектакль был поставлен без занавеса и декораций. Зрители сидели на большом ковре, актеры импровизировали текст. В спектакль были введены эпизоды из жизни Мольера, а после окончания представления сценическая площадка превращалась в игровую, исполнители ролей и зрители пели, танцевали, разыгрывали несложные импровизации.

Создатели театра для детей хорошо понимали, что юному зрителю мало только веселых сказок и игровых, приключенческих представлений. «ТЮЗ, — писал А. А. Брянцев, — раз навсегда должен отказаться от так называемых «детских» пьес и обосновать свой репертуар не на маргариновой, а на подлинной литературе, отбирая из ее сокровищниц то, что доступно театральному восприятию определенных возрастных групп».

Так, уже первый спектакль «Конёк-Горбунок», которым в 1922 г. открылся Театр юных зрителей в Петрограде, определял художественные, воспитательно-педагогические, организационные и этические принципы этого театра, его идейное и творческое лицо. Острый, динамичный сюжет, яркие характеры, языковая образность позволили создать спектакль, сочетающий напряженность драматического действия, музыку, хоровые песни, танец, пантомиму, оригинальное художественное оформление. Эпическое звучание привносили диалоги двух дедов-сказителей, которые объясняли происходящие на сцене события. Развернутые мизансцены, хоровые ансамбли торжественно открывали и закрывали зрелище. Так своеобразно использовались в этом спектакле приемы классического театра.

В спектакле «Бедность не порок» по пьесе А. Н. Островского по эскизам художника В. И. Бейера был выстроен интерьер купеческого дома, занавес имитировал ситцевую пестроту. Главной в постановке этой пьесы была тема любви бедных молодых людей, угнетаемых деспотическим самодурством власть имущих. Широкое использование русских народных песен, обрядов придавало спектаклю эмоциональную насыщенность. Речь персонажей отражала смену их душевных состояний — порыв, отчаяние, смятение, надежду.

Элементы детской игры органично вошли в постановки спектаклей «Похититель огня» (режиссер П. П. Горлов), «Гуси-лебеди» (режиссер А. А. Брянцев), «Похождения Тома Сойера» (режиссер Б. В. Зон).

В 1925 г. актер и режиссер Ленинградского ТЮЗа Л. Ф. Макарьев написал свою первую пьесу о юном герое-современнике «Тимошкин рудник», которая была поставлена А. А. Брянцевым. Роль крестьянского подростка Тимошки стала ярким дебютом талантливой актрисы К. В. Пугачевой. Деревенские кулаки выгнали из дому Тимошку, сына погибшего коммуниста. С сестренкой Анюткой мальчик приходит к рабочим на рудник. Тимошке удается предотвратить взрыв на шахте. Чувство ответственности за общее дело, доверие рабочих побуждают его к смелым поступкам.

Сама жизнь Советской страны изменяла содержание произведений для театра. В 20-е гг. главным действующим лицом в детском театре был беспризорник, позднее — подросток, помогающий взрослым восстанавливать страну. В 30-е гг. ведущее место на тюзовской сцене занимает школьник, потому что учение, школьные дела стали самыми важными для юного поколения страны. Пьесы о школьниках, их жизни и судьбах пишут Е. Л. Шварц, Л. Ф. Макарьев, В. А. Любимова, А. Л. Барто, С. В. Михалков, Л. А. Кассиль и другие.

Детский театр 30-х гг. отличался режиссерской фантазией, разнообразием репертуара.

В 1936 г. Московский театр для детей был преобразован в Центральный детский театр (ЦДТ). На его сцене юные зрители увидели спектакль «Золотой ключик» (по А. Н. Толстому), поставленный Н. И. Сац и В. Д. Королевым. Персонажам спектакля — куклам была присуща живость характеров современных детей. В коротком эпизоде «рождения» Буратино из полена папы Карло артистка К. П. Коренева сумела показать пробуждение озорной мальчишеской души, дерзкое любопытство, юмор, храбрость и жизнерадостность Буратино. Оптимизм и радость веселой игры выразил художник В. Ф. Рындин в декорациях кукольного города.

К 20-летию Октября ЦДТ поставил «Белеет парус одинокий» по В. П. Катаеву. «Первым большим спектаклем... насыщенным серьезным содержанием и революционным чувством» назвал его С. В. Михалков.

В 1941 г. Московский ТЮЗ соединился с Государственным центральным театром юных зрителей (Госцентюзом). Испытания военных лет определили судьбы героев спектаклей детского театра. В 40-е гг. на сцене Московского ТЮЗа идут пьесы «Сын полка» (по В. П. Катаеву), «Красный галстук» и «Я хочу домой» Михалкова. Главный герой пьесы «Красный галстук» — подросток Шура Бадейкин. Гибель родителей в годы войны не сломила его. Он научился трудиться, принимать самостоятельные решения, узнал цену дружбы и товарищества. Пьеса «Я хочу домой» рассказывает о судьбе советских детей, вывезенных гитлеровцами в Германию, о их борьбе за возвращение на Родину.

В 50—60-е гг. в репертуаре Московского ТЮЗа появились спектакли, посвященные В. И. Ленину: «Именем революции», «Шестое июля» М. Ф. Шатрова, «Грозовой год» А. Я. Каплера.

Режиссеры этого театра Б. Г. Голубовский, П. О. Хомский, Ю. Е. Жигульский стремились сценически правдиво воссоздать образ юного современника, привлекая к творческому содружеству талантливых драматургов, актеров, композиторов. «Мужчина 17-ти лет» И. М. Дворецкого, «Мой брат играет на кларнете» А. Г. Алексина, «О чем рассказали волшебники» В. Н: Коростылева, «Остановите Малахова» В. А. Аграновского — в этих и других спектаклях проявилось яркое актерское дарование Р. А. Быкова, В. К. Горелова, В. В. Зубарева, Л. Н. Князевой, Е. Н. Васильева, Л. М. Ахеджаковой, Т. В. Дегтяревой, Т. М. Осмоловской. В 1987 г. театр возглавила Г. Н. Яновская.

В репертуаре для малышей в детских театрах всегда были драматическая сказка и веселая комедия. По мотивам одной из сказок К. Гоцци С. В. Михалков написал пьесу «Смех и слезы» — о приключениях Андрюши Попова в сказочном королевстве. «Перебивки» сказочного и реального быта, перекличка с современностью определили ироническую интонацию и юмор сюжетных положений. Распространенный в русском фольклоре сюжет, в основу которого положен контраст внутренней душевной красоты и уродливого внешнего облика, варьировался в пьесах Т. Г. Габбе «Сказка про солдата и змею», «Хрустальный башмачок», «Город мастеров», «Оловянные кольца», И. В. Карнауховой и Л. Т. Браусевича «Аленький цветочек», «Золотые руки». Вера в силу истинной любви и созидательного труда звучала в пьесах Ю. Я. Принцева и Ю. А. Хочинского «Страна чудес», П. Г. Маляревского «Чудесный клад», И. К. Зака и А. Г. Кузнецова «Сказка о сказках», Е. Л. Шварца «Два клена».

Примечательным явлением в детском театре стали пьесы В. С. Розова «Ее друзья», «Страницы жизни», И. К. Зака и А. Г. Кузнецова «Дневник Наташи Соколовой», «Взрослые дети». В последующих пьесах В. С. Розова «В добрый час!», «В поисках радости», «Неравный бой», в пьесах А. Г. Хмелика «Друг мой, Колька!», Р. П. Погодина «Трень-брень», М. М. Рощина «Радуга зимой» и в ряде других современный подросток представал как эмоционально и духовно содержательная личность. Нравственное становление героя совершалось в сложных поворотах его жизненной судьбы. В детский театр пришли конфликты и характеры большого общественного содержания. Идея борьбы за человека, за чистоту его души, за цельную личность, свободную от разладов со своей совестью, нашла поддержку и у актеров, и у режиссеров детских театров.

Весь опыт советского тюзовского движения показывает, что театр для детей становится высоким искусством только тогда, когда его воспитательные задачи воплощаются в образной, художественной форме.

Уже несколько поколений замечательных мастеров сценического искусства сформировались в детском театре: в драматургии — В. С. Розов, А. Г. Хмелик, А. Г. Алексин, Г. С. Мамлин, Ю. Я. Яковлев, Р. П. Погодин, И. Зиедонис, П. Путныньш и другие; в режиссуре — Н. И. Сац, А. В. Эфрос, Ю. П. Киселев, В. С. Фридман, А. Я. Шапиро, Б. А. Наравцевич, Б. Г. Голубовский, П. В. Цетнерович, С. Е. Димант, П. О. Хомский, А. В. Бородин, В. В. Кокорин, В. А. Гвоздков, Д. Тамулявичюте и другие; в актерском искусстве — В. К. Горелов, В. В. Зубарев, Н. Л. Карамышев, Г. П. Печников, Е. В. Перов и другие. Замечательные актрисы-травести, талантливо исполнявшие роли подростков, — В. А. Сперантова, К. П. Пугачева, А. А. Охитина, Л. С. Чернышева, М. Г. Куприянова, Н. Н. Казаринова, Л. Н. Князева как эстафету передали свое мастерство следующему поколению — О. В. Волковой, И. Л. Соколовой, Л. А. Гниловой, Т. А. Канаевой и другим.

Центральным детским театром в 50—60-е гг. руководила воспитанница МХАТа, замечательный педагог, актриса, режиссер Мария Осиповна Кнебель. «Детский театр никак не опровергал эстетику, на которой я во МХАТе выросла», — подчеркивала М. О. Кнебель, выражая идею театрального просветительства. Сценически эта идея воплотилась в спектаклях, поставленных М. О. Кнебель, А. В. Эфросом, О. Н. Ефремовым на материале сказок П. П. Ершова, В. Н. Коростылева и М. Г. Львовского, пьес В. С. Розова, Н. Г. Долининой, А. Г. Хмелика, Н. А. Ивантер. В этих спектаклях специфика детского театра проявлялась прежде всего в утверждении за детьми и подростками права на богатство внутреннего мира, на самовыражение.

Точно чувствует психологические особенности восприятия детского, подросткового и молодежного зрителя Саратовский ТЮЗ, которым бессменно, вот уже около 50 лет, руководит Ю. П. Киселев. В репертуаре театра сценически яркие спектакли для малышей, захватывающие детское воображение зрелищной занимательностью; остросюжетные пьесы для подростков о судьбах их ровесников, отличающиеся глубиной отображения жизни и психологии героев; спектакли классического наследия.

Опора на классику вообще характерна для театров юных зрителей. А. А. Брянцев, Л. Ф. Макарьев, М. О. Кнебель, а сегодня Ю. П. Киселев, А. Я. Шапиро, А. В. Бородин видят в ней золотой фонд репертуара для детей, который передает новому поколению зрителей и актеров накопленный культурный опыт, формирует их духовный облик, расширяет творческие возможности театральных коллективов. Со всей очевидностью актуальность классики в ТЮЗе проявляется, например, в творческой практике главного режиссера Рижского театра А. Я. Шапиро. Так, вопрос становления личности молодого человека режиссер решает на примере «Пер Гюнта» Г. Ибсена.

Видеть проблемы современной жизни подростка, уважать его личность, чувство собственного достоинства, понимать особенности восприятия им красоты и гармонии окружающей действительности и существующих в ней противоречий — непременное условие творчества в детском театре. «Я смотрю на своего сына и вижу беспредельный мир, — говорит главный режиссер ЦДТ А. В. Бородин. — Тогда я начинаю понимать, почему Достоевский, Чехов, Толстой писали детей с такой силой, с такой мощью...» О спектаклях Молодежного театра Литовской ССР, поставленных его главным режиссером Д. Тамулявичюте, в одной из рецензий сказано: «Театр отстаивает поэтическое отношение к окружающей жизни в противовес заскорузлому, расчетливому жизнеустройству... Поэтическое как антимещанское, антипрагматическое — вот трактовка, которую предлагает в своих спектаклях Д. Тамулявичюте. — Поэзия не отрывается от прозы, житейских отношений, не возвышается над обыкновенными людьми».

Возрастной диапазон тюзовской аудитории достаточно широк. Не случайно некоторые театры называются сегодня театрами для детей и юношества, молодежными театрами, Ленинского комсомола театрами. В поисках проблемного репертуара детский театр обращается к прозе и кинодраматургии, к поэзии и публицистике, выводит на сцену героев В. П. Астафьева, В. Г. Распутина, Б. Л. Васильева, М. А. Булгакова, Е. И. Габриловича и других.

Лучшие современные спектакли детского театра вызывают у зрителей «волнение мысли», живой эмоциональный отклик, пробуждают эстетическое чувство, творческое начало, нравственное самосознание. Театр и драматургия для детей — важная составная часть советской культуры. И все процессы, свойственные современному искусству, — усиление гражданских черт характера героя, широта и масштабность новых выразительных средств, тематическое многообразие — все это в полной мере присуще и театру для детей.